16.01.2017 15:48

Трансаэро: второй заход на посадку

Александр и Ольга Плешаковы собираются реанимировать разворованную компанию с целью обмана кредиторов

Александр ПлешаковЕще недавно компания «Трансаэро» считалась вторым по величине авиаперевозчиком в России. Ее крах в октябре 2015 г. вызвал немалые потрясения в отрасли. Сегодня новое руководство выдвигает, на первый взгляд, изящный план реанимации компании-банкрота. Но не стоит ли за этими красивыми словами желание бывших владельцев Плешаковых вновь погреть руки за чужой счет?

В середине ноября-2016 издание «Ведомости» вбросило на рынок авиаперевозок настоящую медиабомбу, опубликовав интервью с гендиректором Трансаэро Александром Бурдиным. Эта публикация вызвала неоднозначную реакцию не только операторов и экспертов, но и – что случается не так уж часто – высокопоставленных российских чиновников.

Напомним, Бурдин, назначенный в качестве ликвидационного управляющего, внезапно выступил с инициативой возрождения пребывающей в коме авиакомпании. В его устах план звучит заманчиво: сбросить «лишние» активы, списать долги и, зарегистрировав новое юридическое лицо, «начинать с чистого листа». Так-де поступают в Америке и прочих цивилизованных странах. «Лучше хоть что-то получить, чем совсем ничего», – запугивает кредиторов Бурдин, упирая на то, что «взыскать долги с Трансаэро в полном объеме невозможно», а реализация имущества позволит выручить всего лишь 3-5 коп. на 1 руб.

Вроде бы логично, но куда ведет дорога, вымощенная благими намерениями? Для начала – полезно вспомнить «историю успеха» авиакомпании. Здесь надо бы перед продолжением чтения надеть бахилы и перчатки, а то и полный общевойсковой комплект химзащиты. Ибо без изучения патологического анамнеза Трансаэро трудно понять, как в современной России удалось провернуть столь масштабную аферу.

История начинается задолго до создания Трансаэро. Ее корни уходят в расцвет застоя, середину 60-х годов прошлого века, когда комсомолка Таня Анодина, дочь военного летчика и выпускница львовского политеха, приехала покорять Москву. То ли общее буйство того времени с битлами и хиппи повлияло на девушку, а то ли просто такой характер – но знающие люди вспоминают, что свою любовь она щедро дарила многим встреченным мужчинам.

Нельзя сказать, что Таня вовсе не придерживалась никаких принципов: как дочь военного, она отдавала предпочтение погонам, лампасам и папахам. Перед чарами Анодиной, по мнению журналиста Сергея Доренко, не устоял даже кадровый разведчик, будущий политик-тяжеловес Евгений Примаков. Поговаривают, что плодом их связи стал мальчик Саша. Нашелся, впрочем, и благородный рыцарь, министр радиопромышленности СССР генерал-полковник Петр Плешаков, женившийся на Татьяне (которая была младше его на 17 лет) и усыновивший Александра.

Ни замужество, ни малолетний сын не мешали Анодиной успешно делать собственную карьеру. Так она доросла до начальника технического управления Министерства гражданской авиации СССР, директора отраслевого НИИ и, уже после перестройки, пользуясь протекцией бывших воздыхателей (ее «номенклатурный» муж умер в 1987 г.), «замутила» (иначе не скажешь) Международный авиационный комитет.

Саша Плешаков до поры до времени ничем себя не проявлял. Без особого блеска окончив школу и вуз, между загулами в московских кабаках, он скучал в качестве рядового и ничем себя не проявившего конструктора в ОКБ им. Яковлева – престижно, но не доходно. Пришествие капитализма в Россию стало его звездным часом: всего-то и нужно было арендовать пару самолетов у Аэрофлота и заключить контракт с Израилем на участие в программе репатриации агентства «Сохнут».

Думаете, нереально? Это нам с вами нереально, а у г-на Плешакова, его жены Ольги и Татьяны Анодиной нашлись весьма щедрые ангелы-хранители. Именно с этого – фантастического с точки зрения обычного человека события – и началась история Трансаэро. И, как легко заметить, состоит она сплошь и рядом из обмана, коррупции и подозрительных, отчетливо отдающих криминалом, происшествий.

После сделки с Израилем чудеса продолжились. Никому не известная авиакомпания сумела заполучить разрешения на открытие маршрутов по самым прибыльным направлениям. Естественно, понадобились новые воздушные суда и запчасти к ним. Как выяснилось позже, Плешаковы сумели разработать схему, которая помогла им не только пополнить авиапарк, но и изрядно обогатиться.

Суть схемы проста: ввозимые через Домодедовскую таможню предметы экспорта оформлялись таким образом, что таможенный сбор и налоги оказывались много ниже, чем должны были быть. «Сэкономленные» средства пополнили счета супругов ни много ни мало на $300 млн. А вот вскрывший схему аудитор Счетной палаты России Владимир Пансков был вынужден оставить свою работу – по настоятельной просьбе тогдашнего главы СП Сергея Степашина.

Не брезговали Плешаковы и другими способами наживы, обводя вокруг пальца влиятельных политиков. Так, под их обаяние попал губернатор Орловской области, спикер Совфеда Егор Строев. Поверив посулам строительства в Орле аэропорта международного класса, он предоставил компании административное прикрытие, позволив зарегистрировать ее у себя в регионе. В итоге, Трансаэро получила серьезную крышу и налоговые льготы – а Орловщина не получила ничего.

Удивительно, но на удочку аферистов легко попалась и следующая глава сената – экс-губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко, на тех же условиях и с тем же плачевным результатом пригревшая Трансаэро в Питере.

Список можно продолжить. Жертвами обмана также стали: экс-губернатор Пензенской области Василий Бочкарев, бывший председатель правительства Казахстана Сергей Терещенко, и даже адвокат Наталья Онишко, которая сумела отсудить в пользу Плешаковых акции Трансаэро, принадлежащие самому Борису Березовскому, – ей не заплатили гонорар.

Если уж семейка Плешаковых-Анодиной так пренебрежительно обходилась с сильными мира сего, что говорить о миноритариях компании? В этом смысле, весьма показательна история отца и сына Муталибовых. Первый, Магомед, не раз помогал Трансаэро еще на этапе становления, а второй, Эскерхан, был владельцем 5% акций стоимостью 1 753 845 540 руб.

Однако, теплые отношения с Муталибовым-старшим не помешали Плешаковым сделать так, что Эскерхан свои 5% акций потерял, а супруги эти 5%, наоборот, приобрели.

При этом, Муталибовы категорически заявляют, что Эскерхан никому своих акций не продавал и не передавал.

По странному совпадению, из двух свидетелей якобы имевшей место сделки один внезапно скончался, а второй таинственно исчез по дороге на работу. В свою очередь, правоохранительные органы такой «мелочью», как почти два миллиарда, украденные у миноритария, попросту не интересуются.

Столь благосклонное отношение силовиков привело к тому, что компания накопила более 250 млрд. руб. долгов – недоимок по налогам и сборам, невозвращенных банковских кредитов, неоплаченных услуг аэропортов, наземных сервисных служб, поставщиков авиатоплива и не выданной зарплаты сотрудникам.

Кроме того, Плешаковы обманули государство – приукрасив отчетность, они умудрились получить солидную господдержку. Трудно поверить, что эти деньги растаяли в небе, словно след от самолета. Гораздо логичнее предположить, что значительная их часть осела за границей, вероятнее всего – во Франции. Именно сюда, по слухам, перебрались Плешаковы вместе с Анодиной почти сразу после кончины Евгения Примакова.

И вот теперь новый гендиректор Трансаэро Александр Бурдин предполагает возродить авиакомпанию: «Бренд, на мой взгляд, лучше сохранить. Он положительный и узнаваемый – несмотря на все перипетии, к нему осталось позитивное отношение. Не будем забывать, что когда-то он стоил 60 млрд. руб.».

Что тут скажешь? Стоить-то он может и стоил, так ведь никто ж его не покупает. Недаром Бурдин признает, что, помимо звучного названия, за душой у предприятия ничего нет: «Флот в лизинге, сервис в аутсорсинге. Свое только ноу-хау, IT-системы и персонал». Думается, что и здесь Бурдин чересчур оптимистичен. Ведь все ноу-хау компании, судя по всему, заключалось в коррупционных связях Плешаковых – Анодиной.

Вдобавок, по мнению представителя Росавиации Сергея Извольского, «На рынке сейчас нет профицита персонала, а для каждого самолета нужно 4-5 летных экипажей плюс бортпроводники. О наличии инвестора, готового вложить средства в авиакомпанию, тоже ничего не известно».

Высшие чиновники страны в своих оценках немногословны, но категоричны. Спецпредставитель президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов на этот вопрос ответил репликой Константина Станиславского: «Не верю!». А министр транспорта Максим Соколов назвал планы Бурдина «иллюзией», предположив, что подобные вбросы связаны с биржевой игрой акциями банкрота.

Так для чего же Александр Бурдин, бахвалящийся «успешными проектами» в своей биографии, упрямо пропихивает заведомо нерабочий план? Он уверяет, что от реализации его идеи выиграют все – кредиторы, персонал (который, кстати, давно трудится в других компаниях), государство и даже российские авиастроители.

Но, похоже, реально от этого выигрывают только Плешаковы и Анодина – ибо старая компания уходит в небытие и, как минимум, с них взятки гладки. Памятуя же, какие фокусы они умеют проделывать с реестром акционеров, кто-нибудь готов поручиться, что и львиная доля доходов новой компании не пойдет в карман ловких дельцов?

Недавно в российской юриспруденции произошел прорыв – президент РФ Владимир Путин подписал поправки в законодательство, позволяющие взыскивать долги предприятий с учредителей и акционеров. Пока это касается только налоговых недоимок, но – лиха беда начало. Так что, новому руководству Трансаэро лучше было бы сосредоточиться на том, как вытрясти уворованное из семейки аферистов. Правда, для этого нужно активное содействие правоохранительных органов.

Пока же то, что предлагает Александр Бурдин (который всячески открещивается от каких-либо отношений с Плешаковыми, но признает, что они в курсе его плана и не возражают против него), больше напоминает морковку перед мордой осла, подвешенную на палочке, чтобы животное веселее бежало, куда нужно. Не иначе, вопреки словам гендиректора, он тоже оказался слаб перед «шармом» Александра и Ольги Плешаковых.

Не он первый в этом ряду: истории Валентины Матвиенко, Егора Строева, Магомеда Муталибова и многих других тому порукой. Тем не менее, Бурдину стоило бы беспокоиться не о розовых пони в вакууме, а о том, как бы внезапно не раствориться в воздухе по пути на работу. Такие печальные прецеденты с людьми, доверявшими Плешаковым, как мы помним, уже случались.

Марина ВОЛЬСКАЯ

Прочитано 1619 раз

Карта сайта

Сейчас 398 гостей онлайн