19.04.2016 10:07

Полёт махинатора

Совладелец Трансаэро провернул многомиллиардные аферы, пользуясь покровительством Примакова и Степашина

Нередко случается так, что природа не просто отдыхает на потомках знаменитых персон, но еще и ставит над ними причудливые эксперименты, которые выходят боком окружающим.
Взять хотя бы Александра Плешакова – бывшего топ-менеджера и основного держателя акций некогда крупнейшей в России частной авиакомпании «Трансаэро». Еще недавно Александр Петрович, что называется, уверенно сидел на коне, горделиво оглядывая окрестности, как самый колоритный богатырь из троицы Виктора Васнецова. Разве что увесистой палицы в деснице не хватало и копья наперевес.
А ведь еще шесть лет назад эксперты предупреждали, что Трансаэро может стать главным кандидатом на вылет с российского рынка авиаперевозок. Уже тогда сумма, которую необходимо было выплатить кредиторам до конца 2010 г., в 2,5 раза превышала валовой годовой доход, что означало серьезные проблемы с погашением кредитов.
Причем, об этом говорили не только специалисты в области авиаперевозок. Директор сети турагентств «Розовый слон» Алексан Мктрчян так прокомментировал логичное крушение Трансаэро: «Господа Плешаковы успешно топили свой бизнес на протяжении многих лет. Удивительно, что компания вообще смогла так долго продержаться наплаву. Ведь она ни одного года не генерировала прибыль».

Конструктор мутных дел

Чудо-богатырь оказался колоссом на глиняных ногах, а возглавляемая им контора – по сути, дутым пузырем, не стоящим и тысячной доли огромных долгов (порядка 250 млрд. руб.). В итоге, кредиторы Трансаэро по сей день разгребают после Плешакова груду липовых договоров и «черной» бухгалтерской отчетности, представляющей интерес для профессиональных криминалистов.
Впрочем, криминалистов в этой истории – не то что с фонарем, а и с мощными прожекторами не сыщешь. Видимо, непререкаемый авторитет «тяжеловеса» Евгения Примакова настолько застил российской фемиде и без того подслеповатые глаза, что до сих пор «семейный подряд» Плешаковых-Анодиной вместо мешковатой тюремной робы обряжается в гламурные наряды для пышных балов и светских вечеринок.
Однако, причем здесь Евгений Примаков? А притом, что именно он, по вполне достоверным слухам, является отцом Александра Плешакова, пусть и рожденного вне брака, но с серебряной ложкой в ухватистых зубах. Того самого, который разорил Трансаэро подчистую, выведя похищенные у госбанков и частных акционеров миллиарды в заграничные офшоры.
Глядя на биографию Плешакова, диву даешься – настолько ему повезло с обоими родителями мужского пола. Формально, по документам, его отцом был министр радиопромышленности СССР, Герой Социалистического труда генерал-полковник Петр Плешаков, женатый на Татьяне Анодиной вторым браком (он был старше супруги почти на 17 лет).
Как рассказывают те, кто еще помнит генерала, женился он на Анодиной после непродолжительного бурного романа. Взял ее с «довеском» в виде подрастающего мальчика – прикрыв, так сказать, позор. Ибо Танечка, как вспоминают с томными вздохами престарелые ловеласы в лампасах, была многому в альковных делах обучена. И охотно использовала свои умения для успешной карьеры. Правда, в другом министерстве – гражданской авиации: коррупция процветала и тогда, хотя в ханжеской советской прессе стыдливо именовалась кумовством и круговой порукой.
И суровые разведчики подвержены человеческим слабостям. Евгений Примаков в свое время тоже попал под чары неутомимой Танечки Анодиной. От этой связи и появился на свет мальчик Александр, позднее записанный в метрике Петровичем и Плешаковым.
По иронии судьбы, в декабре 2015 г. Татьяна Анодина, Александр и Ольга Плешаковы стали победителями в номинации «Семейная история» российской версии журнала «Форбс». Что ж, воистину «трогательная» история, отчетливо отдающая затхлой гнильцой.
«В 1990 г. Александр Плешаков основал авиакомпанию «Трансаэро», занимал должности президента, гендиректора, председателя совета директоров. Вывел компанию, состоящую из одного самолета, взятого в аренду, во второго крупнейшего авиаперевозчика РФ, обладателя самого большого в России, СНГ и Восточной Европе парка дальнемагистральных широкофюзеляжных воздушных судов». Это – официальная, сильно приукрашенная версия биографии Александра Петровича-Евгеньевича Плешакова-Примакова.
А вот как было на самом деле. В 1990 г. 26-летний Плешаков если что толком и умел, так только развлекаться в алкогольно-наркотических притонах советской «золотой» молодежи, для проформы числясь конструктором (!) на Московском машиностроительном заводе «Скорость» и «экспертом» международного коммерческого управления Министерства гражданской авиации СССР. А ведь именно там ударно «потрудилась» Анодина, в 1992 г. учредившая Межгосударственный авиационный комитет (МАК). Разумеется, под «крышей» Примакова, в те годы возглавлявшего Службу внешней разведки России, но при этом не стеснявшегося бесцеремонно вмешиваться в частный бизнес, обеспечивая за казенный счет всяких проходимцев.
Как вообще самолеты, принадлежавшие государственной компании «Аэрофлот» (а других тогда попросту не было), оказались в распоряжении оборотистых дельцов? Они были попросту похищены – под предлогом той же «аренды», навязываемой на кабальных для государства условиях, «приватизации непрофильных активов» (в реальности, очень даже профильных) и прочих ухищрений по схемам МАК.
В результате, авиапарк России, когда-то почти не уступавший по большинству показателей западным конкурентам, начал стремительно разваливаться и распродаваться буквально за копейки. В том числе – на радость «семейному подряду» Примакова-Плешаковых-Анодиной.
К слову, на заре 90-х Плешаков-младший завязал с сильнодействующими препаратами (перешел на элитный алкоголь), женился на выпускнице Московского авиационного института Ольге (позднее она стала гендиректором и председателем совета директоров Трансаэро, подменяя в делах супруга, склонного гульнуть с купеческим размахом) и, при деятельном участии не особо разборчивой в средствах мамаши (миноритарного акционера Трансаэро), резко пошел вверх, формируя в СМИ заказной имидж «самого эффективного менеджера российской авиации».

Чёрные схемы «аэросемейки»

Со стороны, впрочем, все это выглядело так, будто Плешаков намеренно перепутал воздухоплавание с пресловутым «деланием денег из воздуха». Поскольку огромные кредиты, набранные менеджментом «Трансаэро» у различных банков якобы «на развитие бизнеса» (а в реальности, уходящие на скупку элитной заморской недвижимости, предметов роскоши и пополнение заграничных офшорных счетов «на безбедную старость») – далеко еще не все уловки предприимчивой семейки.
Так, несколько лет назад сотрудники экс-аудитора Счетной палаты России Владимира Панскова проводили проверку Домодедовской таможни, в ходе которой    пришли к заключению, что Трансаэро ввозило в Россию самолеты и запасные части к ним, но не перечисляло в полном объеме налоги в казну. Сумма недоимок, по самым скромным подсчетам, исчислялась миллиардами рублей (порядка $300 млн. по действовавшему тогда курсу). Эта история получила достаточную прессу: и печатную, и электронную.
Угроза потерять «честно нажитое» заставила Плешакова развернуть бурную деятельность. Он добился встречи с тогдашним председателем Счетной палаты Сергеем Степашиным. К каким аргументам прибегнул глава Трансаэро, история умалчивает, но руководитель СП, проигнорировав результаты проверки, лично пришел к выводу, что компания ввозила лайнеры на законных основаниях. Кстати, как потом выяснилось, Степашин принял Плешакова по просьбе его матери Татьяны Анодиной.
Куда более принципиальным оказался аудитор Счетной палаты Владимир Пансков, который так и не снял претензии к Трансаэро, представил официальный отчет и на заседании коллегии настаивал на проведении дополнительной проверки. Под стать ему были и сотрудники его аппарата, проводившие проверку Домодедовской таможни: начальник инспекции Владимир Федоткин, его заместитель Елена Лебедева и главный инспектор Владимир Филиппов.
По признанию Федоткина, еще в ходе проверки таможенники указывали на согласованность действий Трансаэро с некими высокопоставленными лицами, якобы имеющими общий финансовый интерес. Неудивительно, что далее уже в самой Счетной палате от проверяющих неоднократно требовали убрать факты, уличающие Трансаэро.
Им, несговорчивым – Федоткину, Лебедевой и Филиппову – пришлось испытать на себе давление председателя СП Сергея Степашина, настоятельно требовавшего скорректировать документы по проверке авиакомпании. В ответ на отказ, последовали обыски в их кабинетах и квартирах, отстранение от должностей и увольнения.
Дело дошло до того, что в одном из интервью Степашин откровенно заявил, что «утратил доверие к Панскову», и «ждет его добровольной отставки». В итоге, аудитора вынудили подать соответствующее заявление, о чем адвокат Панскова сказал коротко: на карту была поставлена его жизнь.
Не гнушались «успешные» предприниматели и банальным «кидаловом», регулярно не платя (кто пошел бы против Примакова, чьей фамилией налево и направо козырял Плешаков?) поставщикам за авиационное топливо. Кто знает, сколько из них были разорены подчистую, не решаясь отстаивать свои законные права и интересы?
А уж мутная история, в которой, на свою беду, фигурировал член Совета Федерации Левон Чахмахчян, – и вовсе классика жанра. По ее мотивам можно написать объемное пособие «Как подставить сенатора-разоблачителя, заодно избавившись от ревизоров Счетной палаты».
В той истории, кстати, наглядно проявилась еще одна характерная «изюминка» клана Плешаковых: тесное «сотрудничество» с силовиками. Владельцы Трансаэро, судя по всему, скупали их оптом и в розницу, обеспечивая себе благонравное юридическое реноме – на фоне неисчислимых махинаций, проворачиваемых едва не ежедневно.
Не отставали от криминальных родителей и дочери Александра и Ольги Плешаковых – Татьяна и Наталья. Татьяна некогда возглавляла туристическую фирму «Трансаэро тур», потом вышла замуж за 1-го вице-президента Внешпромбанка Сергея Рязанцева, и на пару со своим супругом подыскивала VIP-клиентов для ВПБ на великосветских тусовках.
Как следствие, банк разорился, а его глава Лариса Маркус в декабре 2015 г. была задержана по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере. Ущерб составил порядка 145 млрд. руб. 21 января 2016 г. у «Внешпромбанка» была отозвана лицензия, а спустя короткое время – 11 марта – решением Арбитражного суда г. Москвы банк был признан банкротом. Однако, Татьяна Плешакова, поставлявшая жуликам состоятельных «лохов», по «счастливой случайности» избежала уголовного преследования.
Не уступает в «крутизне» и младшая дочь Плешаковых – выпускница рублевской школы «Президент», студентка МГИМО Наталья. В то время, когда Трансаэро объявляли банкротом, она демонстрировала в инстаграме некоторое свои аксессуары, стоимость которых «тянет» не менее, чем на 10 млн. руб.: драгоценные часы марок Hublot и Rolex, сумки Birkin и т. д.
Не были забыты и излюбленные места «золотой» молодежи – интерьеры ресторанов и пейзажи самых дорогих курортов (Монте-Карло, Италия, Лазурный Берег Франции). Традиционное окончание школьных каникул Плешаковой-младшей – шопинг в Париже.
Для особо интересующихся – некоторые «мелочи» вчерашней школьницы: клатч YSL – около 75 тыс. руб., часы Rolex – 1 млн. 170 тыс., сумка Chanel – от 140 тыс., часы Hublot с бриллиантами – от 900 тыс., сумка Valentino – около 120 тыс. руб., сумка Hermes Birkin – 13 тыс. евро, сумка Hermes Kelly – от 12 тыс. евро и т.д. Понятно, что во время публичных выходов дочери Александра и Ольги Плешаковых не надевали дорогостоящие аксессуары. Тем не менее, красиво жить не запретишь…
Что любопытно, обе дочурки Плешаковых (разумеется, благодаря исключительно собственным бизнес-талантам) тоже являлись акционерами Трансаэро. Но это, как видим, не спасло компанию от разорения…
Ну и, наконец, нельзя обойти вниманием и такой сомнительный способ обогащения, активно практикуемый совладельцами Трансаэро, как банальный подлог, сопровождаемый «отжиманием» чужого имущества. Нечто подобное, к примеру, приключилось с миноритарным акционером авиакомпании Эскерханом Муталибовым, 5%-й пакет акций которого, стоимостью 1 753 845 540 руб. был присвоен лично Александром Плешаковым.
Когда миноритарий, дабы прояснить ситуацию, попытался найти участников «сделки», с двумя сотрудниками Трансаэро, имевшими к ней прямое отношение, приключились несчастья: один внезапно скончался во сне, другой однажды загадочно исчез по дороге на работу.
Сейчас, как известно, криминальная аэросемейка, разорившая Трансаэро, в полном составе (минус покойный Примаков) находится в длительном – если не пожизненном – зарубежном странствии (предположительно, во Франции).
Между тем, все жалобы на Плешакова и К°, поступающие в адрес председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина от обманутых акционеров, кредиторов (долг компании только упомянутому выше «Внешпромбанку» составляет порядка 1 млрд. руб.) и бывших сотрудников Трансаэро (задолженность перед коллективом – более 1,1 млрд. руб.), по неведомой причине кладутся под сукно.
Поневоле возникает вопрос: неужели методы нечистых на руку дельцов, поведение которых выглядит особо вызывающим на фоне разразившегося в России кризиса, проникли в стены ведомства, призванного беспощадно бороться с коррупцией?
А может, сотрудникам СКР по-прежнему не дает покоя призрак умершего в 2015 г. маститого политика, из корыстных соображений прикрывавшего вопиющие безобразия, творившиеся в «Трансаэро»? Примаков мертв, да здравствует Плешаков?

Антон САВЕЛЬЕВ

Прочитано 4370 раз

Карта сайта

Сейчас 564 гостей онлайн