03.11.2016 01:34

Гэбэшник Школов крышевал «оборотня» Захарченко?

Помощник Путина провалил борьбу с коррупцией в чиновничьей и правоохранительной среде

Евгений ШколовПытаться вора убедить словами, что надо перестать воровать, бесполезно. Матерые уголовники, вдруг ставшие владельцами заводов и нефтепромыслов, торгаши с психологией рвачей и прочие проходимцы к созидательной деятельности абсолютно не пригодны. Ограничат им возможность для хищений – они перейдут к вредительству. Неудивительно, что диверсии, умышленные банкротства и разорение предприятий ради захвата собственности стали повседневными фактами.

Вот и выходит, что сегодня Владимиру Путину, по сути, не на кого опереться в борьбе с главными разрушителями России – коррупционерами, со «слившимися в экстазе» чиновниками и бизнесменами, неразрывно связанными с криминалом. Впрочем, от своих планов он вряд ли отступит. И, как уже не раз случалось, встретит яростное сопротивление. В том числе – со стороны тех, кто вроде бы должен активно бороться с коррупцией.

Чем занимается окружение Путина? Например, помощник президента Евгений Школов. После службы в КГБ он работал в отделе внешнеэкономических связей администрации г. Иваново (с 1992 по 1998 гг.). В мэрию на должность зама по экономическим вопросам Школов привел своего приятеля-афериста Юрия Носкова, подвизавшегося в компании «Галс». Там же заместителем главы города по финансовым вопросам числился знаменитый в регионе «решальщик» Владимир Бочков.

Начало скользкого пути

Позднее мэр Валерий Троеглазов предприимчивую троицу друзей разогнал. И тогда Школов всплыл в областном Союзе промышленников и предпринимателей.

Весной 2000 г. Путин посетил Ивановскую область. Буквально через несколько месяцев Школов становится главным федеральным инспектором по Ивановской области в аппарате полномочного представителя в ЦФО, а в должности его зама появляется Валерий Можжухин, ранее работавший во все той же сомнительной фирме «Галс». Тогда-то и стала крепнуть дружба между Школовым и Бочковым.

Через три года Школов становится помощником руководителя администрации президента РФ. Неофициальные источники в АП рассказали, что у них Школов не показал себя никак, и его переместили в «Транснефть». Но и там он проработал недолго. А в ноябре 2006 г. Школов назначается начальником Департамента экономической безопасности МВД, хотя до этого никогда не работал в правоохранительных структурах.

Тогда же Школов допустил карьерный промах: пригласил в ДЭБ сотрудника ФСКН Андрея Хорева. Хорев быстро освоился и вписался во властную вертикаль, куда входят чиновники разных рангов. Объединяет их огромная любовь к деньгам, а суммы взяток исчисляются десятками миллионов долларов. Сколько при этом перепадало лично Школову, остается загадкой.

Сотрудники подразделений, которые курировал Школов, неоднократно назывались в СМИ участниками ряда корпоративных конфликтов. К примеру, были причастны к делу о крышевании подпольных подмосковных казино. В итоге, со своих постов полетели заместители начальника Бюро специальных технических мероприятий (БСТМ) – генерал-майоры Виктор Кондратьев и Константин Мачабели.

«Интересантом» в силовом прессинге была АФК «Система» Владимира Евтушенкова, который поддерживал тесные отношения с Евгением Школовым, руководившим и БСТМ, и Управлением «К». Речь, в частности, идет об ОАО «Тольяттиазот» – одном из крупнейших в мире экспортеров аммиака. Заказчиком рейдерского захвата считалась АФК «Система», вынашивающая планы экспансии на химический рынок России. С действий Школова началась вторая рейдерская атака на ТоАЗ.

В 2007 г. Школов был назначен заместителем министра внутренних дел (курировал криминальный блок). Его стали рассматривать как одного из кандидатов на министерский пост. Однако в июле-2011 Евгения Михайловича сняли с должности, и он ушел из МВД с подмоченной репутацией.

Полгода он не мог устроиться, а затем стал председателем совета директоров «Уралвагонзавода». Когда рабочие завода во время «прямой линии» с президентом сказали, что готовы подъехать в Москву и помочь разогнать активистов с Болотной площади, Школов смог перевести стрелки удачи на себя, и в мае-2012 снова всплыл в АП в должности помощника. Вскоре рядом с ним оказался некий Юрий Шалаков, работавший в Ивановской области начальником налоговой полиции.

Первое, что было озвучено: Школов будет проверять декларации чиновников о доходах и расходах. Проверил, ничего особо «не обнаружил». Никаких громких «посадок» при нем не было вовсе. Зато Школов резко выступил против «реанимации» некогда эффективного управления по борьбе с организованной преступностью. Почему? Испугался, что воссозданная служба «организует» холодные нары ему самому?

Недаром люди из близкого окружения Школова посмеивались и говорили: будет ли Женя землю носом рыть, если у него самого недвижимость в Черногории? Да и у его ивановского дружка и подельника Бочкова заграничная недвижимость имеется. Жаль, что перепроверить их слова никто не возьмется. Ведь главное для проверяющих – не выйти на самих себя.

От оборотня к оборотню

Сейчас только ленивый не пишет, какими методами подчиненные Школова «боролись» с коррупцией. В феврале 2014 г. последовал президентский указ об увольнении Дениса Сугробова, который три года руководил Главным управлением экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК). Следователи СКР получили карт-бланш и начали охоту на приближенных отставника.

Вслед за первой партией гуэбовских оперативников, наручники защелкнулись на запястьях правой руки Сугробова – замначальника ГУЭБиПК, генерал-майора Бориса Колесникова, после чего на два месяца в СИЗО отправился начальник управления «Б» Салават Мулояров – еще одно доверенное лицо экс-главы антикоррупционного управления.

Обоих подозревали в организации и руководстве незаконной операцией по дискредитации офицера ФСБ Игоря Демина. Причем, эта история поставила крест не только на карьере самого молодого в истории МВД генерал-лейтенанта (Сугробов умудрился получить это звание в неполные 37 лет) и его подчиненных. Скандал, в первую очередь, ударил по человеку, без которого генеральская карьера экс-начальника ГУЭБиПК никогда бы не состоялась, – Евгению Школову.

Именно Школов в конце 2000-х взял под крыло прозябавшего на третьих ролях в московской полиции амбициозного Сугробова, открыв перед ним двери скоростного «кадрового лифта». Молодой протеже не подвел куратора и, стремительно меняя звания и места службы, за четыре года вырос в начальника могущественного управления.

Кстати, за время тесной опеки со стороны Школова у начальника главка не только появилась преданная ему команда, но даже наладилась личная жизнь. Генерал удачно составил пару женщине старше себя на 10 лет, выйдя из ЗАГСа не только свояком Константина Чуйченко – фаворита премьера Дмитрия Медведева, но и заодно мужем российского директора швейцарского трейдера Glencorе, который является совладельцем компании «Российский алюминий» (владелец – олигарх Олег Дерипаска).

Решив финансовые вопросы своего протеже, Школов выполнял и различные прихоти любимчика. Так, в ноябре-2013 он по просьбе Сугробова лично продавил генеральское звание для Бориса Колесникова – несмотря на отрицательное мнение на этот счет министра МВД Владимира Колокольцева.

Все эти шаги Школов делал ради одного: ни для кого не было секретом, что громкие задержания, реализованные людьми Сугробова, тут же становились абзацами докладов самого Евгения Михайловича, которые тот представлял президенту. В свою очередь, сотрудники управления, зная, что их прикрывают, никогда не стеснялись в выборе средств.

Но все когда-нибудь кончается. Теперь с обыском пришли и в ГУЭБиПК. Результаты обыска ошеломили. Так, в служебном сейфе простого оперативника (!) было обнаружено $1 млн. наличными, объяснить происхождение тот он не смог, лишь мямля, что эти средства необходимы ему «для оперативных нужд». Не меньше удивил следователей кабинет генерала Колесникова, которого все за глаза звали «Борис Борисыч» – здесь обнаруживают дорожки кокаина, которые явно были «проложены» совсем недавно.

Но самый главный улов обыска – тонны компромата, километры «прослушки» и материалы слежки, которую вели по приказу руководства ГУЭБиПК. Среди тех, кого прослушивали, – журналисты ведущих изданий, судьи и руководство МВД. Судя по тому валу дел, которые «прогнали» через следствие, телефонная поддержка Школова работала безотказно. Как и «машина» по слежке и подставам. Между тем, самое интересное (и прибыльное) «дело» у бывшего гэбэшника только начиналось.

Сейчас в СИЗО «Лефортово» находится замначальника управления «Т» ГУЭБиПК Дмитрий Захарченко – по обвинению в получении взятки, злоупотреблению должностными полномочиями и воспрепятствованию осуществления правосудия. Скандального полковника задержали сотрудники Управления «М» ФСБ в начале сентября – после того, как при обыске в квартире его сестры Ирины Разгоновой на Ломоносовском проспекте Москвы было обнаружено около 8,5 млрд. руб. в иностранной валюте.

Сам Захарченко в интервью «Комсомольской правде» заявил о том, что «знает, кто его подставил». И добавил, что всерьез опасается за свою жизнь. Что ж, ему и вправду есть, чего опасаться, – учитывая, что куратором полковника (а стало быть, и соучастником всех его противозаконных деяний) был, опять же, всемогущий Евгений Школов. Который, судя по открывшимся обстоятельствам, и является основным «бенефициаром» коррупционных миллиардов.

Елена СМИРНОВА,
Алексей ПОЛУЯНОВ

Прочитано 23377 раз Последнее изменение Среда, 04 Январь 2017 16:12

Карта сайта

Сейчас 483 гостей онлайн