29.11.2014 12:41

Соратник Лебедя вступился за Украину

Лидер движения «Честь и родина» Владимир Петров: «Путина из Питера привезли олигархи, все военные – тупые и продажные, а русские напрасно начали войну с Украиной, которая должна быть единой и неделимой»

Признаться, военных (включая бывших) я интервьюировать не люблю. Это ведь люди, которых изначально учат тому, что все моральные принципы оказываются бесполезными и даже вредными в условиях войны. Например, «на гражданке» воровать и грабить нехорошо – а у военных краденое называется «трофеями» (не положено тырить только у своих, но сути это не меняет). Плохо убивать, жульничать и обманывать, а на войне (и нередко – с переносом в гражданскую жизнь) – это доблесть, смекалка и героизм. Добавьте сюда не очень высокий интеллект, чванство, скабрезный язык, склонность к халяве, пьянство и непомерные амбиции – и портрет классического «сапога» получится почти полным.
Лидер движения «Честь и родина», глава фонда «Отчизна» Владимир Петров, называющий себя «конфликтологом» (чисто по-военному: лишь бы не работать) и соратником покойного генерала Александра Лебедя, несколько выбивается из общего ряда. Ибо способен проговаривать какие-то вещи с несвойственной для военных прямотой. То есть, он тоже «сапог», но – немного иного порядка. Хотя, как и всякий «сапог», особой смелостью суждений (в случае, если их записывать на диктофон) он не отличается. Типа, как бы чего не вышло.

21 июня с. г. (задолго до появления в СМИ «украинских» откровений Игоря Стрелкова) мне довелось три с лишним часа проговорить с отставным полковником Петровым – в его подвальном офисе по адресу: Москва, Карманицкий переулок, д. 2/5. Судите сами, что из этого получилось.

Когда вы начали заниматься общественной деятельностью?
– С тех пор, как я был начальником штаба генерала Лебедя на президентских выборах, в 1996 г. Мы с Лебедем были знакомы 30 лет и, когда уволились из армии, он учредил Конгресс русских общин – вместе со мной и Юрием Скоковым. Офис у нас был напротив Третьяковской галереи, в институте Сурикова. Был еще с нами тогда и Рогозин, который бегал за пивом. И Гена Гудков, который позднее стал депутатом Госдумы, а у нас он был простым охранником.
Ты знаешь, а я был знаком с Березовским. Незадолго до выборов, Лебедь мне говорит: «Сейчас к нам олигархи приедут, надо их построить». И действительно, приехали – Ходорковский, Смоленский, Фридман, Виноградов, Гусинский, Потанин и Береза. И я их всех по росту построил.
Они приехали договариваться с Лебедем, чтобы он участвовал в выборах против Зюганова. Очень много денег ему предложили. Но мы хотели сделать по-другому, и не знали, чем все это кончится. Впрочем, Лебедь был непредсказуемый. Вот и получилось все так, как получилось. Береза в итоге его развел, это его фраза: «Лучше мертвый Ельцин, чем живой Лебедь».
И заметь, из тех олигархов, которые к нам приезжали, почти все – или на том свете, или за границей. Только Потанин уцелел, потому что откупился, и Фридман, потому что он вместе с Авеном обслуживал правящую группу при Собчаке (где был и Путин), поставляя, в том числе, и наркотики. Сурков, Абрамович – это те же старые связи ВВП. Сейчас у власти остались те, которые Путина из Питера привезли. Остальных разогнали.
А Ходора сдали свои же, хотя Потанин первый был кандидат на посадку. Просто элита так у нас «борется» с каким-то негативным явлением – сдает, предположим, какого-то генерала, который себе дачу построил, ему дают условный срок, и он дальше в той же даче живет. Народ об этом, разумеется, не знает, и все на какое-то время успокаиваются. А в тот раз понадобился самый хреновый олигарх – вот и сдали Ходора. Зато все теперь знают, что царь у нас хороший, а бояре плохие.
Но сейчас народ, эти бараны, поумнели, и понимают, что надо всю систему менять. На Украине – и то какие-то процессы происходят. Да, там сменили шило на мыло. Но там еще долго стрельба не прекратится, потому что Порошенко должен убрать «Правый сектор» и Нацгвардию, чтобы их перебили в боях. Конкуренты ему не нужны.
И какой же выход из ситуации?
Что сейчас делает Путин? Усиливает силовой блок. Поставил Золотова, своего бывшего охранника, на внутренние войска. Бортникова и Патрушева скоро уберут, Путин ими недоволен. Весь силовой блок – в руках Путина. Не дай Бог, в 3-5 местах что-то случится, неизвестно, чем все закончится. В Москве и Питере ситуацию удержат, а дальше – непонятно. Олимпиада, Чечня – это все внешние отводки, а нутро не лечилось. Поэтому надо гнилое нутро вырезать, чтобы образовался рубец. Но, смотри, в качестве бояр сейчас выстраивают силовиков. Хотя силовики – по натуре более продажны.
Почему так? Система офицерская очень плохая. Все привыкли подчиняться. А на то, чтобы что-то делать самому, у них времени не остается. Да еще и все – тупые. Я на офицерском собрании спрашиваю: коллеги, что мы можем сделать? И вижу: да ничего они не могут! Сколько у нас было губернаторов-генералов? Лебедь, Шпак, Руцкой, Шаманов… Развалили все и разворовали. Нельзя генералов губернаторами назначать!
Если у кого-то из офицеров проблема, разве кто-то из них выйдет с протестами на крыльцо Минобороны? Да ни один не выйдет! В Южную Осетию в 2008 г. первыми казаки приехали с Дальнего Востока, а не офицеры! Армия – та же тюрьма, только с оружием. Что они там в казармах видят?
Тогда зачем вам созывать офицерское собрание?
А затем, что оставлять бесхозными военных нельзя. За ними нужно присматривать. Ни одной мощной организации офицеров, которая бы чего-то добивалась, в России не существует. Что-то делает наш фонд «Отчизна», мы квартиры выбиваем.
Вы сказали, что все офицеры тупые. Вы сами себя не подставляете таким эпитетом?
А я – боевой офицер, не паркетный, как Лебедь. Мы, «боевики», такие вопросы более остро воспринимаем. Я служил в Афгане, в ВДВ, вернулся ненадолго в Белоруссию, и отказался принимать белорусскую присягу. А Лебедь всегда был паркетным генералом, он в Афгане пробыл 1,5 месяца – только для того, чтобы мог по льготе в военную академию поступить. Его уже тогда начал готовить Березовский к политике. И в Приднестровье мы армией командовали, а он страшно пил, до невменяемости. И все его афоризмы, которые ему приписывают, или мы придумывали, или нанятые пиарщики.
Мы, к слову, с ним потом расстались. Он вообще очень легко расставался с людьми. Какое-то время я нелегально поработал его помощником в Совбезе. Однажды я был на заседании в Кремле, и Кудрина не пустил за место за столом, за которым он привык сидеть. А перед тем, как Лебедь пошел на выборы в Красноярск, между ним и мной Березовский поставил барьер. Потому что я разобрался во всем, и открыто говорил, что нельзя так над страной издеваться. Ну вот, в ответ надо мной Береза поиздевался. Короче, насмотрелся я на все это б…ство, и в каких местах делается политика.
Вот кого я уважаю из генералов – это Рохлина, из-за понимания им военных вопросов. С ним мы встречались на совещаниях в Афгане, а потом уже в ДПА (Движение в поддержку армии; прим. авт.), которое он возглавлял. Однажды наши ребята нарыли документы о незаконной продаже плутония, к которой был причастен Черномырдин. Мы эти документы Лебедю передавали, но он не взял. А Рохлин взял, и через два дня его убили…
А Илюхина, который был в ДПА вместе с Рохлиным, я бы так сказал, убила власть руками коммунистов. Если, конечно, его не отравили. Я с ним в день его смерти разговаривал, он был здоровый мужик. Коммунисты даже на похороны к нему не приехали, он у них был как бельмо на глазу, потому что разоблачал власть…
Да и с Лебедем – странная история. Его сажали в Красноярск под потанинскую мафию, под Хлопонина. Да, у Лебедя были с Путиным особые отношения. Но смотри сам: перед вылетом генералу вдруг поменяли вертолет, дали другой экипаж и летные карты. Много версий есть, сплетен, фантазий. Но вот такое получилось стечение обстоятельств…
Мы движение «Честь и родина» в свое время создавали именно под Лебедя. И фонд «Отчизна» тоже. Нам помогали выпускники РАГС, с кафедры госбезопасности. Делали проекты под заказ. Писали исследование для института ЕВРАЗЭС – на тему, может ли Армения вступить в таможенный союз...
Ну, я вам и без всяких исследований скажу, что деваться Армении некуда…
Иногда мы еще ездим на выборы. Как-то нас пригласили в Калмыкию, на выборы президента (в 2002 г.). Ребята из антиилюмжиновской оппозиции попросили поддержать их кандидата – Николая Очирова. Мы приехали, не светились, жили на окраине Элисты. Кухня, помню, у калмыков плохая и невкусная (когда я был в Калмыкии в командировке, местная кухня показалась мне изумительной; прим. авт.). Но потом нам передали со слов Очирова, что бороться бесполезно, что победит Илюмжинов, и нам пришлось оттуда уехать.
Насколько я знаю от своих калмыцких коллег, Очиров – это один из лидеров националистического движения «Родной край» (ныне – министр охраны природы и окружающей среды РК; прим. авт.). Как вы оказались в такой сомнительной компании? Ведь Илюмжинов, напротив, всегда националистов подавлял.
(Тут же сменив пластинку; воздадим Петрову должное за находчивость – прим. авт.). Думаю, Илюмжинов, в интересах России и ни на кого не оглядываясь, подавлял активность отдельных кланов, склонных к деструктивной деятельности. Под этот «пресс» попали и радикальные калмыцкие националисты, которых Илюмжинов загнал в маргинальное подполье, где им, по моему мнению, самое место.
Однако все изменилось, когда к власти в Калмыкии пришел Алексей Орлов, который, будучи слабым и неэффективным политиком, начал разжигать националистические настроения в регионе. Я думаю, делает он это с единственной целью: чтобы шантажировать Кремль. Мол, смотрите, у нас тут поднимают голову националисты, но мы с ними боремся и держим ситуацию под контролем. Скорее всего, он не видит иного способа удержаться у власти.
Правда, Орлов не понимает того, что он позволяет себе крайне опасные вещи, которые могут легко выйти из-под контроля. Это очень опасный, вредный путь, потому что, если межнациональный конфликт вспыхнет в Калмыкии, то по всей России может пойти цепная реакция. И тогда силовые структуры государства столкнутся с большими трудностями. Не говоря уже о том, что пострадают тысячи обычных граждан. О чьих судьбах Орлов, решая свои личные проблемы, даже не задумывается.
Вы провели уже три форума государственно-патриотических сил. С какой целью? И зачем собирать вместе людей разных взглядов – допустим, коммунистов, монархистов и тех, кто постоянно долдонит о «борьбе с жидами»?
- У нас – площадка для свободного обмена мнениями. Мы приглашаем представителей всех государственно-патриотических структур. Правильно ты говоришь, есть у нас и такие, которые зациклены на жидах. Но ведь я не могу их выгнать (еще как может; прим. авт.). Наш форум предлагали назвать и народно-патриотическим, и националистическим, но я все это запретил. Мы хотим, чтобы люди уходили с форума с нашим мнением. Жаль, генерал Ивашов от нас ушел, он уже устал, 8-й десяток разменял.
Мы – независимые, никто за нами не стоит. Мы выступаем за русскую цивилизацию, патриотизм, готовимся к выборам. А еще мы готовим стратегию развития, чтобы сменить либеральный курс, который проводится в государстве. Если точнее, мы стараемся создать систему, которая сменила бы эту, существующую систему.
Как идет процесс объединения?
Проблема в том, что многие чувствуют себя царьками, и объединяться не хотят. Зачем нам это нужно? Вот, сейчас 80% рейтинг нарисовали Путину. Мы не против него, и даже готовы ему подставить плечо по каким-то отдельным вопросам. Но вся наша система заострена на Путина. Представь, если что-то с ним вдруг произойдет, то какая сила сможет постоять за патриотическую идеологию? Сейчас нет такой силы, и мы пытаемся ее создать. Иначе либералы растащат страну по кусочкам.
Должна быть в государстве такая каста – служивые. Не будет Путина, навалятся все валить Россию. И кто им помешает, кроме нас? (В скромности г-ну Петрову точно не откажешь; прим. авт.). Мы все войны исчерпали, и любая война – это развал России. Так что мы ни к чему подобному не призываем. Но примерно в августе-сентябре мы хотим собрать еще больше людей (в итоге, так и не собрали; прим авт.).
В нашем телефонном разговоре вы обещали рассказать про Украину…
– Я завтра туда как раз лечу, ты мне 2-го [июля] позвони, и я тебе все расскажу (я ему так и не перезвонил, и на то были свои причины, о которых я пока умолчу; прим. авт.). Но могу тебе сказать, что никакой официальной поддержки со стороны России там нет. Там идет партизанская война. Лидеров тоже нет, никто никому не подчиняется. И среди местных нет лидера-военного.
А воюет там кто – тоже в основном наши? И кто начал войну?
Наши, конечно, начали. А местное население никого не поддерживает. С нашей стороны воюют и чеченцы, и казаки, и левые, и патриоты. Кого там только нет. Чего они туда поперлись, как раньше в Абхазию, Осетию? Да это те, кому делать нечего, хотя у многих здесь остались жены и дети. Русское самосознание у них, видите ли, проснулось. А с украинской стороны воюют поляки, хорваты, итальянцы. В этом пестром муравейнике сложно разобраться. И каждый телеканал из всего этого мусора снимает свою версию. В результате, страдает народ.
Зачем вы туда летите? И чем, на ваш взгляд, все закончится на Украине? Додавит армия повстанцев?
Там тупик, какой был в Афганистане, когда мы пытались насадить социализм вместо феодализма. Бывало, приезжаем в какой-то кишлак, а там крестьяне и знать не знают, что в стране давно власть переменилась, и думают, что до сих пор у них правит король Дауд. Ты заметь, в Одессе людей живьем сожгли, и никто из местных не отреагировал, все проглотили – это тревожный знак. Харьковский мэр Кернес, я не сомневаюсь, сам в себя стрелял: кто бы в такой ситуации совершал пробежки по утрам? Что за бред? Взбаламутили – и смылись. Потому что передел собственности идет.
Этот конфликт нужно погасить, чтобы Украина была единой и неделимой. Пусть они определяются цивилизованным способом. Вот, пишут, что Россия не препятствует переходу границы добровольцами. А как этому можно препятствовать, когда никакой границы нет, езжай кто хочешь? Ну, помолотили друг друга. А дальше как жить? Наши, конечно, вернутся домой, это не проблема. Но я думаю, что Порошенко просто не дадут прекратить бойню.
Я уверен, что армия повстанцев додавит, если все так и дальше пойдет, без помощи России. Я туда еду в качестве миротворца. А что нужно делать – я отдельно Путину напишу (это – к вопросу о «независимости» Петрова и его структуры; прим. авт.).
Жаль, у нас по закону нельзя частные военные (то есть, наемнические – прим. авт.) компании создавать, хотя во всем мире они воюют. Мы с ребятами хотели во время первой чеченской войны сформировать Русский легион из добровольцев, но власти сразу объявили в прессе, что Лебедь хочет устроить военный переворот.
Вы вроде бы знакомы с полковником Владимиром Квачковым. Что можете про него рассказать?
Квачков всегда хотел власти. Когда нас с ним познакомили, он тут же отжал себе «Народное ополчение», которое основали мы. Потому что ему денег тогда дали, много денег. Он по регионам ездил, и всегда у него пачка крупных купюр с собой была. Новые телевизоры покупал и нуждающимся офицерам дарил. Мы сначала не поверили: неужели из своей скромной пенсии? А потом оказалось, что ему давала деньги американская секта.
Точнее, не секта, а раскольническая Российская православная церковь – РосПЦ, базирующаяся в США, я об этом как-то писал.
Вот они его и спонсировали. Кроме того, не надо забывать, он ведь полгода с Ходорковским в одной камере сидел. А у этих людей как: потом можно попросить, и тебе не откажут. Может, он и у Ходорковского брал. Но денег у него и впрямь было много. И с ним тогда крутился этот, как его… Екишев (Юрий Екишев, бывший коми-националист, ныне изображающий из себя русского патриота; прим. авт.), который, судя по всему, Квачкова и сдал. Потому что Екишева никто [к уголовной ответственности] не привлекал – несмотря на то, что он считался главным соратником Квачкова. Но ведь так же не бывает!
Что делал Квачков? Мне ребята звонили из регионов, и просили: уберите отсюда этого попа Гапона! Потому что Квачков собирал офицеров, рассказывал им о том, как надо делать революцию, выуживал ответы и записывал всю беседу на диктофон. Зачем он это делал, ума не приложу. Вот эти записи, как я слышал, и попали в руки ФСБ. Подставил он всех…
У вас есть лидерские амбиции? Вы же наверняка понимаете, что без единого лидера и жесткой иерархии ни одна структура не жизнеспособна…
– Ситуация подскажет. Если сейчас появится какой-то лидер – власть сразу начнет на него давить. Но у меня, конечно, амбиции есть (как и у всякого «сапога»; прим. авт.). Мы специально сделали, чтобы не было одного лидера, и моя фигура как координатора всех устраивает. Мы сейчас создаем силу из офицеров. Если хотите, наш форум – это фильтрационный пункт в своем роде, откуда мы должны отфильтровать и использовать все самое полезное.

Константин МАКАРЫЧЕВ

Прочитано 3105 раз Последнее изменение Суббота, 29 Ноябрь 2014 14:20

Карта сайта

Сейчас один гость онлайн