09.04.2014 03:42

Гуманность для маньяка

В Дмитровском районе Подмосковья бывший сотрудник полиции, искалечивший топором двух человек, был приговорён к 1 году ограничения свободы. Кто станет следующей жертвой садиста-психопата?

Недавно фракция ЛДПР внесла на рассмотрение Госдумы законопроект, существенно расширяющий право граждан на самооборону и, кроме того, конкретизирующий это понятие. Инициатива жириновцев была вполне предсказуема: слишком часто в последнее время люди, отважившиеся встать на защиту себя и своих близких, в итоге оказываются за решеткой.
У многих еще свежа в памяти шокирующая история студентки Александры Лотковой, осужденной на 3 года лишения свободы – за попытку защитить друзей в конфликте с группой агрессивно настроенной молодежи. Отбывают длительные сроки заключения отец и сын Борис и Александр Савченковы, на свою беду посмевшие дать отпор недобросовестным конкурентам. Ждет решения своей участи Александр Телесов, в пылу противостояния крепко помявший одного из трех напавших на его дом грабителей.
Впрочем, справедливости ради, следует отметить, что российские суды далеко не всегда столь суровы, и иногда склонны проявлять гуманность. Правда, гуманность эта очень странная, позволяющая оставить на свободе преступника, немотивированно покалечившего двух человек, и лишь случайно не ставшего убийцей. Избирательная такая гуманность...

В октябре 2013 г. мировым судом города Дмитрова Московской области был вынесен приговор в отношении гр-на Жигунова, обвиняемого по ряду статей Уголовного кодекса: 112, 115 и 119 (умышленное нанесение вреда здоровью средней и легкой степени тяжести, а также – угроза убийством): 1 год ограничения свободы, выразившийся в запрете покидать район постоянного проживания и обязательстве регулярно отмечаться в органах правопорядка. Даже электронный браслет на осужденного не надели (пусть ходит, куда и когда хочет – никому и дела нет). Сурово, правда?
Что же натворил полный тезка знаменитого актера Сергей Жигунов? C точки зрения мирового судьи Галины Карауловой, вынесшей приговор, ничего серьезного. Всего-то порубил топором двух молодых людей (одного из них – довольно сильно, и он был вынужден долго лечиться), в компании друзей возвращавшихся с прогулки домой.
Произошло это праздничным вечером 9 мая 2013 г., когда группа молодых людей (трое мужчин и пять девушек – в основном, родственники друг другу), встретившись в одном из подмосковных дачных поселков, решили прогуляться к местному пруду – причем, один из них решил прихватить с собой удочки, чтобы заодно и порыбачить.
Долго, впрочем, рыбачить не пришлось: у калитки выходившего к пруду участка появились две женщины, помоложе и постарше и, не стесняясь в выражениях, попросили компанию покинуть место отдыха. Как выяснится позже, это были супруга и мать Сергея Жигунова.
Один из молодых людей (тот, что решил порыбачить) вежливо поинтересовался у своих соседок по даче, чем вызвана столь бурная словесная агрессия. Те предпочли, не отвечая, удалиться восвояси. Между тем, прочие участники компании убедили приятеля не связываться со сварливыми тетками, а за поздним часом (было уже за полночь) отправиться по домам. Что и было сделано, но лишь после того, как молодые люди привели в порядок место своего отдыха. Знали бы они, во что обойдется им эта задержка!
Минут через 10 вся компания не спеша поднималась по дачной улочке, когда из уже знакомой калитки вылетел парень с безумными глазами, и с диким криком «Сейчас я вас буду убивать!» с размаха нанес удар топором, который до того прятал за спиной, по голове одному из двоих шедших впереди мужчин. Бил четко, прицельно, острием – стало быть, с осознанным намерением действительно убить.
Удар, к счастью, пришелся вскользь, и пострадавший вместе со своим другом попытались дать отпор нападавшему. Но, не будучи мастерами боевых единоборств, все, что они смогли сделать с размахивающим топором отморозком – это спихнуть его в придорожную канаву.
При этом стало только хуже: нападавший, внезапно оказавшийся на полкорпуса ниже, не глядя еще раз махнул своим первобытным оружием – и попал второму мужчине в область колена. Раздался хруст ломающейся кости (как указано в протоколе опроса свидетелей), и второй пострадавший со стоном рухнул на землю, обливаясь кровью.
Подобные происшествия на неподготовленных участников почти всегда действуют одинаково: увы, но друзья двоих потерпевших попросту оцепенели. Пользуясь их замешательством и не обращая внимания на крики девушек, Жигунов выбрался из канавы и еще трижды пнул ногой в лицо лежащего. После чего скрылся за калиткой своего дачного участка. Но – отнюдь не потому, что он насытил свою жажду крови, как будет видно дальше.
В самом начале кровавого побоища одна из девушек отбежала в сторону и сумела вызвать «скорую» и полицию. Однако первыми на место происшествия прибыли родственники и соседи пострадавшей компании: как вы понимаете, весь этот ужас происходил далеко не в полной тишине.
И, кстати, на месте преступления вновь появился Сергей Жигунов, но уже не один, а в сопровождении своих отца и матери. Стояли и смотрели, как люди суматошно хлопочут вокруг раненых, и громко отпускали садистские шуточки в стиле: «А не добить ли их, чтоб не мучились?». Близко, тем не менее, подойти боялись.
Где в это время Жигунов прятал топор, и были ли вооружены его родители – которых, в данном случае, правильнее было бы назвать соучастниками – ни следствие, ни суд выяснять не стали. Они вообще пропустили этот «незначительный» эпизод мимо внимания.
Конечно, со слов подсудимого и его родни, все выглядит совсем иначе. Дескать, приехали поздно вечером на дачу отдохнуть, только легли спать, как под окнами шум-брань, песни пьяные. Дети (а их у четы Жигуновых двое) проснулись, испугались, заплакали. Молодая мать и ее свекровь вышли урезонить разгулявшуюся молодежь, но были встречены бранью. Тогда поговорить с компанией вышел сам Жигунов, и с ходу получил удар по лицу – поневоле пришлось браться за топор: как иначе выстоишь против пятерых девушек и троих парней?
Вот только эта версия не выдерживает никакой критики. Стала бы пьяная компания задерживаться, чтобы прибрать место своей пьянки? Будь они и впрямь настроены агрессивно – успел бы Жигунов сбегать за топором? И почему он не вышел урезонить «шумевших под окнами хулиганов» сразу, а подкарауливал их за калиткой своего участка? Почему ни сотрудники «Скорой помощи», ни участковый, ни прочие свидетели не заметили на физиономии Жигунова никаких повреждений – а речь о них зашла только в его судебных показаниях?
Есть и другие вопросы. Например, почему ни родители, ни супруга Жигунова, видевшие, как их сын и муж жестоко калечит незнакомых ему людей, даже не попытались его остановить? Не по той ли причине, по которой сотрудники «скорой», прибывшей на место через 40 минут после вызова, еще около 10 минут отказывались выходить из машины? Увы, врачам неотложки частенько приходится иметь дело с ненормальными людьми, и им слишком хорошо известны внешние симптомы острой психопатии. Не оттого ли они опасались за себя, что увидели в лице Жигунова как раз такого человека?
И еще: почему преступление, совершенное Жигуновым, было квалифицировано по 1-й, «мягкой» части статьи 112 УК РФ (до 3 лет лишения свободы) – якобы он совершил нападение «по причине внезапно возникших неприязненных отношений» – когда он, судя по материалам дела, действовал из хулиганских побуждений (то есть, без определенного мотива)? А это – уже 2-я, более «жесткая» часть, и наказание по ней – до 5 лет. Не говоря уже о том, что содеянное преступником на полном основании можно было бы квалифицировать и как покушение на убийство…  
И почему, в конце концов, ни следствие, ни суд не озадачились явно неадекватным поведением Жигунова – который, к сведению, своей вины так и не признал? Отчего суд не вынес никакого определения в отношении ставших фактически соучастниками преступления родителей Жигунова?
А Бог его знает. Гуманность! И вообще, пусть потерпевшие спасибо скажут, что осудили на полную катушку не их самих – за то, что попытались оказать сопротивление обезумевшему выродку…
Суд прошел, вердикт вынесен, виновный «строго» наказан. По крайней мере, можно не беспокоиться за его (уже бывших) сослуживцев по отделу вневедомственной охраны по ЮВАО Главного управления МВД г. Москвы, где Жигунов до недавних пор работал полицейским-водителем. История, произошедшая на территории 2-го оперативного полка ГУ МВД по Москве на Рябиновой улице, где такой же неадекват безжалостно расстрелял троих коллег, у них не повторится. Пока.
А вот пострадавшим от рук Жигунова (или, если хотите, недоЕвсюкова), его соседям, да и просто жителям Люберец, где живет осужденный, надо бы себя поберечь. Ну, а если кто вдруг не убережется, то его родственники и друзья всегда могут утешиться тем, что судья Караулова в высшей степени справедлива и гуманна по отношению к двинутым на всю голову преступникам, без повода набрасывающихся на людей с топором.
К слову, пресловутый топор, как вещественное доказательство преступления, судья постановила уничтожить. Так вроде бы полагается по закону. Пожалуй, после вынесения приговора, это решение и стало самой «тяжкой» частью наказания для маньяка-полицейского…

Анастасия ЧЕРЕПАНЦЕВА

Прочитано 3846 раз Последнее изменение Среда, 09 Апрель 2014 04:21

Карта сайта

Сейчас 372 гостей онлайн