11.03.2017 18:15

Тёмное прошлое Алексея Островского

Недетские забавы будущего губернатора Смоленщины

Алексей ОстровскийНа заре туманной юности Алексей Островский, нынешний губернатор Смоленской области, был стрингером (по официальной версии – «журналистом ведущих российских и зарубежных СМИ»; прим. «Инсайдера»). Не копайтесь в Википедии: ассоциации со стрингами заманчивы, но неуместны. По-русски говоря, стрингер – это внештатный корреспондент. Но не простой, а, так сказать, по особым поручениям. Если ушлый редактор хочет получить забористую статью, шокирующую читательское сознание, он обращается к стрингеру.

В начале 90-х Островский специализировался на чернухе. Из открытых источников известно, что ему принадлежит серия скандальных фотографий в американском журнале «Time», показывающих рабочие будни русского сутенера (с внешностью Полиграфа Полиграфовича Шарикова), продающего секс-туристам юные тела 8-9-летних мальчиков, одетых в девичьи платьица.

Поразительное дело: в статье рассказывается о проблеме детской проституции во всем мире, но иллюстрациями к теме служит фоторепортаж из России, где, по оценкам издания, не более 1 тыс. несовершеннолетних вовлечены в секс-индустрию, тогда как в Индии их 400 тыс., а в Таиланде – 800 тыс. 17-летний Островский не погнушался начать карьеру с погружения в быт и заботы бывшего колхозника Саши, который переквалифицировался в торговца детской плотью.

Топ-снимком эксклюзивной фотосессии, сделанной стараниями Островского, является картинка сутенера со своими секс-работниками на фоне одного из символов Российского государства – собора Василия Блаженного.

Снимки будущего губернатора Смоленщины должны были доказать основной тезис статьи американского журналиста Майкла Серрилла (Michael S. Serrill): одна из двух сверхдержав, Россия за два года после развала СССР деградировала до состояния стран третьего мира (вроде Филиппин, Таиланда или Камбоджи), в которых процветает детская проституция, и куда западные туристы приезжают главным образом для того, чтобы потешить свои пресыщенные чувства сексом с малолетними мальчиками.

Рассчитанная на англоязычную аудиторию, статья подтверждала торжество дикости и развращенности на территории постсоветского пространства, рисовала отвратительный образ врага США, по отношению к которому возможны любые меры политического или экономического воздействия, поскольку живут там нелюди, продающие детей сутенерам за бутылку водки, а на шатающихся тысячами по подземке беспризорников никто, ни власть, ни общество, не обращает внимания.

История о продаже ребенка сутенеру и малолетних бродягах в метро – почти дословный пересказ содержания статьи, которая эксплуатировала самые мрачные и гнусные штампы о России 90-х. Конечно, были тогда и толпы беспризорников, но не стаи в тысячу человек. Были и случаи купли-продажи детей спившимися родителями, но не повсеместно и не тысячами, как утверждается в статье. Но какое дело американским журналистам и (прости Господи!) стрингеру Островскому до реальных фактов?

Со времени Рональда Рейгана американцы только и делают, что доказывают всему миру, что СССР и Россия – это «империя зла», а Алексею Островскому важны были только деньги. Внушительного (в валютном измерении) гонорара ради он и погрешил против журналистской этики, выдав постановочный фоторепортаж за документальную хронику быта московских маргиналов. Хотя, его мошенничество обнажилось почти сразу: журнал «Washington post» разоблачил подлог конкурентов, а Алексей Островский публично признал постановочный характер своих фоторабот.

Это признание стало самым пикантным аккордом в скандальной истории. Шумиха вокруг мистификаций обесценила журналистское расследование о детской проституции в России. Впору было задаться самгинским вопросом: «А был ли мальчик?», т. е. все эти Саши, Марики и Володи, история которых так живописуется в статье? И если все-таки были (что вполне возможно), то было ли их такое катастрофическое (для всего-то одного города) количество – 1 тыс. человек, как указано в статье?

Создается впечатление, что в эпоху, когда общество шокировали интердевочки и фланировавшие по Тверской проститутки, Алексей Островский на пару с американским журналистом попросту выдумали мерзкую историю ухмыляющегося перед камерой деграданта, якобы бежавшего из разорившегося колхоза в столицу и промышлявшего торговлей мальчиками. И ошеломляющие своим цинизмом признания пресловутого сутенера Саши: «Я помогаю детям. Работа прибыльная. Дети довольны», – есть плод развращенного воображения Серрилла и Островского.

Только человек с глубокими отклонениями от нормы, психически больной, мог сочинить такую историю о сутенере и мальчиках-проститутках. Почему же вместо психлечебницы, самого подходящего для него места, порнограф от ЛДПР очутился в кресле губернатора и решает судьбы тысяч нормальных, психически здоровых людей?

Все бы ничего, если бы девиации Островского, сочиняющего грязные порнографические истории, не выходили за рамки его семейного окружения и близких друзей, «таких же, как он». Но сделанные им фото порочили не только несчастных подростков, которые за небольшую мзду согласились примерить на себя маски жертв порноиндустрии, но и всю страну. В ушате грязи, который выливался на Россию в международной прессе в 90-е, есть толика Алексея Островского.

В карьерных целях он не гнушался спекулировать на «изнанке» российской жизни, выдумывая извращенные побасенки, лишь бы потрафить американскому читателю. Тем самым, в обойме антироссийской части мирового истеблишмента появлялся еще один козырь, которым можно было хлестать Россию, доказывая необходимость вмешательства во внутренние дела страны.

Будущий государственный муж вносил, таким образом, свою лепту в подрыв устоев российской государственности. И только неведением Кремля можно объяснить то, что такое жирное пятно на репутации Островского не воспрепятствовало его назначению на пост губернатора. Впрочем, сейчас, когда факты из жизни Островского всплывают во всей безобразной наготе, остается надеяться, что ему воздастся по заслугам.

Каждый житель Смоленской области должен задаться вопросом: «Может ли такой нравственный урод стоять во главе героической земли, оплота российской государственности?». За что славной, многострадальной Смоленщине выпало еще и такое унижение, как правление извращенца Островского?

Кстати, сменив ремесло папарацци на губернаторское кресло, Островский остался верен методам работы, к которым он пристрастился, мастеря снимки для «желтых» газет и журналов. Та же постановочность, та же показуха. Только – другие реалии и другой масштаб. Обставленные с помпой визиты губернатора в города и веси Смоленщины, во время которых даются обещания и указания, – только декорации для спектакля одного актера – Алексея Островского. Обещания забываются, указания игнорируются.

И в заключение – небольшая ремарка. По мрачной иронии судьбы, придуманный Островским фоторепортаж о детской проституции, призванный оболгать и унизить Россию, был опубликован 21 июня. Аккурат накануне Дня памяти и скорби, когда вся страна вспоминает начало самой трагической войны в истории, потребовавшей полного напряжения сил, мужества и самоотверженности, чтобы отстоять независимость и право на жизнь для себя и своих потомков. В том числе, и для таких ублюдков Отечества, как Алексей Островский…

Источник

Прочитано 576 раз

Карта сайта

Сейчас 437 гостей онлайн