06.04.2018 23:44

Аман Тулеев не получил по заслугам

Кемеровский экс-губернатор получил орден, персональное содержание и виллу, а должен бы получить по заслугам

Аман ТулеевПосле трагедии в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня» биографию ушедшего в отставку губернатора Амана Тулеева не выучил, наверное, только ленивый. Действительно, история жизни сибирского царька могла бы послужить богатым материалом для создания эпического романа в духе культового «Крестного отца». Тут, что называется, полным-полна коробушка: и рейдерские захваты, и вымогательство, и заказные убийства, и усиленная имитация роли «отца кузбасского народа».

А вот изобразить его в виде достойного литературного героя, вроде рыцаря Роланда, не получится: рыцарством в его деяниях даже не пахнет. Даже герой Марио Пьюзо, дон Корлеоне, при всех своих преступных наклонностях, оставляет впечатление прямого, смелого и умного человека, руководствующегося своими, пусть даже не самыми благородными принципами. Кузбасский же губернатор построил всю свою карьеру на приспособленчестве, лжи и очковтирательстве.

И вступил он на эту скользкую дорожку в довольно юном возрасте. Википедия скупо сообщает, что отцом будущего всемогущего чиновника был Молдагазы Колдыбаевич Тулеев (погибший в Великой Отечественной), а воспитал его отчим, Иннокентий Иванович Власов. Но в двадцать лет Амангельды, якобы из соображений благозвучия, внезапно сокращает имя и меняет отчество на «Гумерович». Вот так легко и просто молодой человек делает первый шаг, предавая память погибшего отца. Между прочим, это решение роднит верного сына КПСС и «Единой России» с записным оппозиционером Гарри Каспаровым: тот тоже недолго думал, отказываясь от отцовской фамилии.

Прекрасно понимая, с какой стороны у бутерброда масло и запасшись изрядным терпением, юноша начинает уверенно строить карьеру: железнодорожный техникум, скромная должность стрелочника, обязательная служба в армии. Вернувшись из армии, Аман возвращается на прежнее место работы и вскоре вступает в КПСС. Заветный партбилет открывает простому стрелочнику двери в социальный лифт, и уже через два года после демобилизации он становится начальником станции. Пройдя длинный путь начальственных кабинетов (в том числе и поработав профильным завотделом в обкоме КПСС), Аман Гумерович становится начальником Кемеровской железной дороги.

В перспективе пробивному железнодорожнику явно светила должность в союзном министерстве путей сообщения, а то и кресло министра, но случилась перестройка. В Тулееве проснулся народный трибун и «защитник интересов простого народа», и он дважды штурмует кресло народного депутата – сперва Верховного Совета СССР (безуспешно), затем одновременно Кемеровского облсовета и ВС России.

Вряд ли молодого политика хоть сколько-то интересовал процесс законотворчества: шуму много, денег мало, хотя именно в те времена олигархи вроде Михаила Ходорковского брали депутатов на содержание целыми фракциями. Но Тулееву было нужно намного больше: он умудрялся усидеть на трех стульях одновременно – в Верховном Совете, в должности председателя облсовета и главы облисполкома Кемеровской области, сосредоточив в своих руках значительную власть. В 1991 г. Тулеев практически был лишь в шаге от кресла губернатора области, и получил бы его, но совершил ошибку, поддержав ГКЧП.

Сегодня политологи считают, что Борис Ельцин не простил Тулееву именно отношений с организаторами августовского путча. Но не исключено, что первый российский президент рассматривал его, как конкурента в борьбе за высший пост в стране: на президентских выборах в июне того же года кандидатура Тулеева набрала около 7 процентов голосов избирателей, заняв четвертое место среди шести претендентов (сказалась как беззастенчивая популистская риторика, так и поголовное голосование за Тулеева в Кемеровской области). Так или иначе, но после неудачного путча Тулеев потерял пост председателя облисполкома, а его соперник Михаил Кислюк получил пост губернатора.

Однако неудача не обескуражила Тулеева. Несмотря на пост депутата Верховного Совета, он принимает активное участие в разнообразных оппозиционных акциях, громко критикует действия Бориса Ельцина и его правительства. Впрочем, подобной фрондой в те времена было трудно кого-либо удивить. Более того, мятежного политика откровенно опасались: Тулеев сохранял сильные позиции в регионе, что позволяло ему раз за разом избираться на высокие должности. Так, сохраняя за собой место депутата и председателя Заксобрания Кемеровской области, он избрался в первый созыв Совета Федерации.

И без того слабая ельцинская администрация понимала: дай Тулееву Кемерово – и в Сибири появится своя Чечня. Люди старшего поколения наверняка помнят, а более молодым читателям стоит поинтересоваться последствиями выдвинутого Ельциным призыва к руководителям регионов «Берите власти, сколько унесете!». Хотя до открытого огня дошло лишь на Кавказе, в поволжских республиках, например, появились свои внутренние межрегиональные таможни. Россию откровенно растаскивали на куски.

В 1996 г., чтобы отвлечь Тулеева от притязаний на губернаторство, ему кидают кость в виде никчемного поста министра по связям со странами СНГ. Финт, впрочем, не удается: весной 1997 г. в Кузбассе разгорается социальный конфликт, вызванный бедственным положением шахтеров, станового хребта края. Доведенные до отчаяния многомесячной задержкой зарплаты, средневековыми условиями труда, шахтеры поднимают бузу не только в Сибири, но и добираются до Москвы. В воздухе отчетливо пахнет жареным.

За давностью лет сегодня вряд ли кто-то будет разбираться, не принимал ли участия в организации тех майданов депутат, сенатор и министр Тулеев. Но покопаться в тех временах было бы интересно: как ни крути, а людей кто-то должен был организовать, кормить, доставить в Москву. У Тулеева, по крайней мере гипотетически, такие возможности были. Более того, он многие годы прилагал все усилия, чтобы дискредитировать кемеровского губернатора Кислюка (который, кстати, тоже попал в политику как представитель интересов рабочих и шахтеров). Тулеев не только критиковал своего соперника, обвиняя его в коррупции и прочих смертных грехах, но и, пользуясь своим положением, старался дестабилизировать работу областного правительства, организуя одну за другой парламентские проверки.

И вот, когда полыхнуло, Аман Тулеев вышел на авансцену весь в белом и как бы «сумел успокоить» разбушевавшихся шахтеров. Напуганному Кремлю ничего не оставалось, кроме как поднести своему спасителю кемеровское губернаторство на блюдечке.

Какой бы дикой не выглядела версия активного участия Тулеева в подготовке шахтерских выступлений, по итогам которых он получил желанное губернаторское кресло, сходу отметать ее не стоит. Помимо пресловутой азиатской хитрости, Аман Гумерович явно отличается изрядной прозорливостью.

Когда после августовского путча 1991 г. была распущена коммунистическая партия СССР, а спустя некоторое время на ее костях проросла КПРФ, ранее пламенный коммунист и обкомовец Тулеев не поспешил в ее ряды. Тем не менее, он сохранял довольно нежные отношения с партией: заявившись в 1996 г. на очередные президентские выборы, быстро снял свою кандидатуру в пользу Геннадия Зюганова, а на выборах в Государственную Думу 1999 г. уже сам выдвигался в списке коммунистов. Но в том же девяносто девятом, как губернатор Кузбасса, Тулеев другой рукой поддержал партию Сергея Шойгу «Межрегиональное движение – Единство (Медведь)», одну из тех, что стали предтечей «Единой России». Ну, а что? Вовремя предать – значит предвидеть, не так ли?

За такой демарш Тулеев был изгнан из созданного вокруг Зюганова Народно-патриотического союза, где, опять-таки, был не рядовым членом, а целым сопредседателем вместе с Александром Руцким. Впрочем, ни этот скандал, ни последующий конфликт с местной ячейкой КПРФ не мешал ему по-прежнему позиционировать себя, как радетеля за народные интересы и защитника кемеровчан от покушений Москвы.

Мифология вокруг тулеевского губернаторства начала складываться практически сразу же. Ах, Тулеев раздает бедным деревенским семьям овец и баранов! Ах, он распорядился выплачивать роженицам по десять тысяч на День шахтера и 8 марта, а молодым семьям, брачующимся на праздник, оформлять беспроцентные ссуды на приобретение жилья! Один из последних приторно-сопливых панегириков в адрес Тулеева принадлежит перу небезызвестной Ульяны Скойбеды из «Комсомольской правды». «Реликтовый заповедник социализма, патерналистское государство в отдельно взятой области. И оно держалось на фигуре губернатора», - восхищается она. И тут же сокрушается: «таково уж свойство человеческой памяти, что хорошее помнится недолго».

Впрочем, есть основания думать, что эта и вся прочая апологетика г-на Тулеева имеет совершенно определенную цену. Уже после гекатомбы «Зимней вишни», по свидетельству некоторых популярных блогеров, по сетевым ресурсам и редакциям пошли ходоки губернатора с мешками денег и единственной целью: блокировать всю негативную информацию о своем боссе. Ссылок на эти сообщения мы не даем только потому, что эмоции авторов выходят далеко за пределы нормативной лексики.

Что же касается человеческой памяти, то кемеровчанам на месте, очевидно, лучше известна подлинная цена губернаторских благодеяний, чем «понаехавшей» Скойбеде. Они прекрасно знают, что вся благотворительность самому Тулееву не стоила ни гроша. Годы ударного служения народу в московских коридорах высшей власти даром не прошли. Сибирский бабай загодя обзавелся нужными связями: среди его друзей фигурируют олигарх Роман Абрамович, депутат Отари Аршба, бизнесмен и экс-депутат Госдумы Владимир Гридин. В обмен на небольшие подачки (что значат жалкие 50-100 миллионов рублей на фоне многомиллиардных долларовых доходов?) друзья губернатора получали преференции, собственность и лоббирование своих интересов.

Исправно платили и не облеченные дружбой с губернатором бизнесмены – только эти взамен не получали ничего, кроме надежды сохранить свое дело. Это высокопарно именуется «социально-экономическим сотрудничеством». Компании обязывают строить и ремонтировать социально значимые объекты (те же школы), проводить праздники и даже платить налоги за год вперед. Большой пользы экономике края это не приносит (нетрудно догадаться, кто в итоге оплачивает накладные расходы), зато губернатор получает возможность приписывать себе небывалые свершения.

И попробуй откажись! В Кемерово ходят слухи, что местные бизнесмены столь сговорчивы совсем неслучайно. За двадцать лет губернаторства Тулеев настолько подмял под себя правоохранительные органы, что был неприятно поражен прибывшей из Москвы осенью 2016 г. командой Следственного комитета, расследовавшей попытку рейдерского захвата. Больше всего местечкового князька возмутило, что следователи первым делом не явились к нему и не выложили все материалы дела.

До этого времени губернатор и его команда (а точнее – шайка) чувствовали себя полными хозяевами Кемерова. Любого неугодного они могли затравить, согнуть в бараний рог, отправить в места не столь отдаленные. Покинули Кузбасс от греха подальше депутат Госдумы от КПРФ Нина Останина (ныне бывшая), глава фракции «Единой России» в Госдуме Сергей Неверов. Был вынужден бежать в США бизнесмен Михаил Живило.

Партнеру последнего по бизнесу, чемпиону мира по биатлону Александру Тихонову, досталось куда круче. Против него и его брата было сфабриковано уголовное дело по обвинению в покушении на убийство Тулеева (ну, а что – биатлонист же!). Продолжавшееся семь лет (!) расследование против Александра Тихонова, фактически закончилось пшиком: его приговорили к трем годам лишения свободы и тут же освободили по амнистии. Как правило, такие юридические казусы говорят о том, что откровенно заказное дело сшито абсолютно топорно, завершить его реальным приговором нельзя по закону, а оправдательным не велит заказчик. Правда, брату Александра, Виктору, повезло меньше: он получил четыре года строгого режима, что, на общем фоне, заставляет лишь задуматься о степени ангажированности суда и следствия, а также профессионализме его адвокатов.

Но, как ни страшно об этом говорить, тем, кто смирился с потерей собственности, был вынужден бежать из Кузбасса и России, и даже оказавшимся за решеткой по подложным обвинениям еще повезло. В Кемерово ходят мрачные истории о пыточных подвалах, куда попадают неугодные губернатору. Связать Тулеева с ними невозможно: молва приписывает руководство заплечных дел мастерами экс-заместителю губернатора Максиму Макину.

Бывает и хуже: повздоривший со всемогущим губернатором начальник местного филиала Санкт-Петербургского военного университета связи генерал-майор Сергей Шумляев вскоре погиб от пули киллера. Расследовавший это дело журналист и блогер Александр Сорокин, до этого интересовавшийся кузбасской коррупцией и даже попавший под суд по обвинению в клевете на Тулеева, внезапно скончался, не дожив и до шестидесяти.

Но даже если считать эти случаи притянутыми за уши домыслами, губернатор, едва не дотянувший до объявления себя «любимым вождем и учителем Кузбасса», войдет в историю, окутанный шлейфом смертей. Причем, смертей массовых. «Зимняя вишня» стала самой ужасной в череде кемеровских катастроф из-за гибели десятков детей, но не самой первой и даже не самой многочисленной по числу жертв.

За двадцать с лишним лет губернаторства Амана Тулеева в 13 крупных авариях погибли 440 шахтеров. Самые страшные трагедии произошли в 2007 г. на шахте «Ульяновская» (110 человек) и в мае 2010 г. на шахте «Распадская» (91 человек). С мартовским пожаром в кемеровском ТЦ их роднит пренебрежение техникой безопасности: нарочно выведенные из строя газоанализаторы и датчики дыма, подделка показаний приборов. Что, за двадцать с гаком лет Аман Тулеев, прославившийся показной заботой о шахтерах и отнимавший шахты у прежних владельцев под предлогом невыплаты зарплаты, не мог заставить их соблюдать правила ТБ? Да плевать он на это хотел.

О вопиющих последствиях потогонной работы в шахтах писала в 2007 г. журналист Новой газеты Екатерина Гликман. Из текста следует: все знали о нарушениях, но закрывали на них глаза – губернатор требовал наращивать объемы добычи и обвинял в катастрофах самих погибших, открыто называя их наркоманами (как позже назвал родителей погибших детей «бузотерами»). Но теперь оригинала ее статьи на сайте издания не найти, сохранилась лишь копия (тут надо отмотать бегунок примерно до середины страницы – но будьте осторожны, материал не для слабонервных!). Как не найти и многих других свидетельств недобросовестной деятельности губернатора, но легко находятся сладкоречивые панегирики разнообразных скобейд. Деньги позволяют многое.

Конечно, имеются в виду деньги из личной кубышки Тулеева. Кемеровскую область сибирский бабай оставляет в плачевном состоянии: падение собираемости налогов ввиду снижения производства, рост бюджетного долга, рост смертности. Зато у самого Амана Гумеровича все в шоколаде. Ещё в 2011 г. он озаботился присвоением себе звания «Народный губернатор», которое подразумевает не только вручение почетного знака из желтого и белого золота, но и пожизненное пособие в 50 000 рублей (индексируемое с учетом инфляции). Озаботился он и своевременным получением званий «почетного гражданина» области, ряда городов и районов Кузбасса – в совокупности это приносит ему еще 170 тысяч рублей ежемесячно.

Это еще не все. Глубоко больной старик, неспособный подняться на ноги без чужой помощи, продолжает упорно цепляться за власть. За ним закреплен полностью оборудованный служебный кабинет в здании правительства области, предоставлен помощник. Кроме того, в пользование четы Тулеевых предоставлено находящееся на балансе Кемеровской области поместье в селе Мазурово – это не считая находящейся в их собственности виллы.

Уже бывший губернатор вновь вернулся в областной парламент: родная «Единая Россия» предоставила ему вакантный мандат. Это послужило поводом для предположений, что теперь Тулеев сможет занять кресло спикера, сместив действующего Алексея Синицына, и таким образом, получит возможность и дальше контролировать Кузбасс. Однако из Москвы последовал окрик: «это неправильно… люди просто не поймут такого решения», так что предположения, видимо, так и останутся предположениями.

Да, роман из биографии Амана Тулеева вышел бы вполне закрученный, хотя и с отчаянным душком. Но, по крайней мере, в полном соответствии с законом жанра он пока заканчивается хэппи-эндом. Почтенный старец уходит на покой в ореоле благости (купленные пиарщики постараются). Ну, а если вдруг перестанет хватать пенсии на беспечную жизнь в поместье, бывшего хозяина Кузбасса наверняка поддержит сын – на удивление успешный предприниматель.

Геннадий Соболев

Прочитано 1017 раз

Карта сайта

Сейчас один гость онлайн