20.01.2018 12:52

Андрей Селиванов: «Черты нынешнего руководства РШФ - ложь и некомпетентность»

Прикрываясь именами Левитина, Жукова и Пескова, руководство РШФ угрозами и давлением выжимает поддержку с регионов

Андрей Селиванов– Андрей, вы – еще один кандидат в президенты Российской шахматной федерации, к тому же бывший президент этой организации и много кто еще. Знаете, бывает встреча выпускников, а у нас – встреча депутатов Госдумы Первого созыва. Вы ведь тоже избирались в Думу в 1993 году?

Да, Первая Государственная Дума избиралась в 1993 году, я тогда стал депутатом, и мы тогда с Иваном Валентиновичем Стариковым работали вместе в Государственной Думе.

– Вот так! Правда, знаете, по нынешним временам не факт, что это такое уж светлое пятно в биографии.

Почему же? Тогда был очень интересный состав. Александр Дмитриевич Жуков был тогда в Госдуме, Андрей Михайлович Макаров… Тогда в Думе было очень много известных депутатов и политиков, которые были неравнодушны к шахматам, да и сейчас продолжают оставаться такими.

– «Иных уж нет, а те далече»…

Да. Но я избирался в Госдуму еще два раза и работал там до декабря 2003 года.

После этого не избирался. Работал в исполнительной власти, как и Стариков Иван Валентинович. Он упоминал об этом в интервью. Я тогда работал заместителем руководителя федеральной службы по труду и занятости. А после этого еще три года работал в Олимпийском комитете России, сначала заместителем исполнительного директора комитета, а после этого – председателем правления Совета содействия Олимпийского комитета. То есть непосредственно участвовал в подготовке и проведении Олимпийских игр в Сочи в составе дирекции Олимпийского комитета и, соответственно, занимался той работой, которая мне была поручена.

Отвечал за взаимодействие с регионами, работал по созданию Олимпийских советов в регионах. Кстати, в тот период по Уставу Олимпийского комитета его членами являются как федерации, так и региональные Олимпийские советы. Когда я пришел в Олимпийский комитет, в нем было шестьдесят региональных советов. За полгода удалось создать советы ещё в двадцати регионах. Так что вот такая была работа.

После этого я перешел в Фонд социального страхования, где сейчас работаю заместителем председателя Фонда.

– Но какую-то должность в структуре РШФ вы ведь тоже занимаете?

Занимал и занимаю до сих пор. В 1994 году я стал первым вице-президентом Российской шахматной федерации при президенте Андрее Михайловиче Макарове. В 1997 году стал президентом РШФ. В 2003-м ушел с поста президента и был избран Почетным президентом. А затем, когда убрали норму о Почетном президенте из Устава РШФ, оставался и остаюсь вице-президентом Российской шахматной федерации.

В то же время, с 1997 по 2010 год, был вице-президентом международной шахматной федерации ФИДЕ.

– Я знаю, что вы, Андрей, даже слушали в прямом эфире беседу с Иваном Стариковым.

Могу сказать, Евгений, что я уже имею ту книжку, о которой говорил Иван Валентинович – «Букварь моей жизни», с его автографом. Очень интересная книжка, и если кто-то желает ознакомиться более детально с биографией Ивана Валентиновича, то книжка это позволяет.

– Иван Валентинович озвучивал довольно много претензий к тому, что сейчас происходит в РШФ – во всяком случае, из того, что он успел изучить. А вы как вице-президент РШФ можете это взять на себя? Вы принимаете его претензии? И несете ли вы какую-то ответственность за то, что происходит сегодня?

Нынешняя Российская шахматная федерация – это президент Филатов и исполнительный директор Глуховский. Как вице-президент федерации я только участвую в заседаниях Наблюдательного совета. К другим мероприятиям меня, к сожалению, не подключает нынешнее руководство РШФ.

Вообще, то, что происходит, и сам факт моего нынешнего самовыдвижения, говорит о том, что есть недовольство тем, как организована работа Российской шахматной федерации, тем, как это все делается, позицией РШФ к международной шахматной федерации, к Илюмжинову. Когда президент Российской шахматной федерации заявляет, что мы можем поддержать иностранного гражданина на пост президента ФИДЕ – это вообще нонсенс! Я об этом говорил на Наблюдательном совете – Россия должна определиться, кого мы поддерживаем.

Есть действующий президент ФИДЕ – Кирсан Илюмжинов, и его необходимо поддержать и зафиксировать эту поддержку. А мы засунули голову в песок, как будто ничего не происходит, как будто нынешнее руководство федерации не знает, что происходит в международной федерации. Это, кстати, происходит еще и потому, что за все четыре года ни на одном Наблюдательном совете мы не слышали ни одного отчета нынешнего президента РШФ Андрея Васильевича Филатова, будучи вице-президентом ФИДЕ, о том, что происходит вообще в международной шахматной федерации.

Просто раньше была такая практика. Когда я был вице-президентом ФИДЕ, то на всех исполкомах, на всех Наблюдательных советах заседания начинались с того, что я рассказывал, что было в ФИДЕ, что было на президентских советах, на исполкомах, на конгрессах. К сожалению, уже четыре года мы лишены информации от президента РШФ и вице-президента ФИДЕ о том, что происходит в международной шахматной федерации.

– А с чем это связано, как вы думаете? С чем связано, во-первых, то, о чем вы раньше сказали: что РШФ – это фактически один человек, Филатов, и те, кто ему подчиняются, то есть исполнительная дирекция. Почему пришли к такой схеме? И, во-вторых, почему вице-президент ФИДЕ ничего не рассказывает и не делает никаких докладов о том, что происходит в международной федерации?

Потому что за четыре года вице-президент ФИДЕ от России, по моей информации, был только на двух заседаниях ФИДЕ. О чем он может рассказывать?

Это отличительная черта нынешнего руководства Российской шахматной федерации – ложь и некомпетентность. И я могу ответить, почему.

Смотрите, 2014 год. Андрей Васильевич Филатов избирается вице-президентом международной шахматной федерации. И сразу же дается информация: Впервые! Представитель России избран вице-президентом международной шахматной федерации! Как будто ни РШФ, ни он сам, ни Глуховский не знают о том, что в 2006 году Селиванов – то есть я – избирался на конгрессе в Турине тайным голосованием из шести кандидатов. За меня проголосовали 88 делегатов, и я был избран вице-президентом ФИДЕ в конкурентной борьбе.

– Я бы добавил «в отличие от…»

Ну, можно и так. Так что они фактически перечеркнули историю! Тогда американский президент набрал 66 голосов, а третье место занял президент иранской шахматной федерации. Это было в Турине.

Так что вот с этого началась работа нынешнего руководства Российской шахматной федерации.

Следующее. Мы много говорим о том, что красивый шахматный музей в РШФ. И везде лозунги: «Открыл Филатов!», «Сделал Филатов!». Историю надо знать! Музей этот сделал в 60-е годы Юрий Львович Авербах. После этого, в 1999 году мы музей восстановили – тогда я был президентом, а директором шахматного клуба был Александр Иванович Крюков. Сейчас его открывают как в первый раз. Но музей уже был, просто ему придали красивую оболочку. Это, конечно, все хорошо, но историю перечеркивать нельзя. А она постоянно перечёркивается в РШФ.

Почему-то не вспоминается, что когда я был президентом РШФ, Россия трижды побеждала на всемирных шахматных олимпиадах. Потому что это сейчас невыгодно вспоминать нынешнему руководству. Когда кандидат в мастера является тренером сборной России, будучи президентом РШФ – это позор! Ни в одной спортивной федерации такого нет! Чтобы действующий президент федерации был главным тренером команды.

Возьмите хоккей – президент федерации Владислав Третьяк, олимпийский чемпион. Почему-то он не поставил себя главным тренером сборной России по хоккею. Возьмите другие виды спорта. Даже кандидат в президенты РШФ Эдуард Анатольевич Субоч, который реально участвовал в Олимпийских играх, не претендует на роль тренера в своей федерации, по прыжкам с трамплина. Почему у нас так?

Причем мы это не обсуждали, не решали, кто-то принял решение сам за себя и себя же назначил себя главным тренером. Кстати, это один из пунктов моей предвыборной программы: в случае избрания одним из первых решений будет замена главного тренера. Потому что надо побеждать на Олимпиаде в Батуми, а для этого необходима профессиональная команда тренеров. Я могу назвать претендентов на должность тренера в случае избрания меня президентом РШФ.

Я рассматриваю кандидатов на главного тренера – это Наум Николаевич Рашковский, Борис Постовский и Александр Халифман. Вот три кандидата, достойных на роль главного тренера сборной России. С любым из них есть шансы победить в Батуми. А это будет одна из основных моих задач в случае прихода в РШФ в качестве президента – победа на Олимпиаде в Батуми. И сборная России вернет себе чемпионство Олимпиады.

– Андрей, на мой взгляд, вы сейчас все правильно сказали. Я как человек, который все эти годы ежедневно следит за событиями в шахматном мире, в частности, в российском шахматном мире, могу не только подтвердить все, что вы говорите, но и еще много дополнить. Но у меня к вам вопрос. А почему вы только сейчас стали об этом говорить? Например, главный тренер сборной Филатов назначил сам себя около двух лет назад. Почему тогда все промолчали? Почему сейчас, перед выборами РШФ, стали называть вещи своими именами?

На самом деле, этот вопрос даже не обсуждался. Это первое. И второе. Мы слышали критику многих известных тренеров, которые это решение считают позором российских шахмат. Просто не было площадки, где можно было высказать эти сомнения и это недовольство. Сейчас такая площадка появилась в виде выборов президента Российской шахматной федерации, и сейчас надо реально поправить ту ситуацию, которая сложилась в российских шахматах.

– Кстати, вы как человек опытный, скажите: была ли раньше такая ситуация, что президент или глава Российской шахматной федерации (неважно, как он называется) действительно избирался в конкурентных выборах?

Такого никогда не было. И это, кстати, тоже показатель. Сейчас на пост президента РШФ семь кандидатов, и это говорит о том, что есть большое недовольство работой Российской шахматной федерации. У каждого кандидата есть претензии к руководству РШФ. Раньше ситуация была другая. Если взять всех предшественников – и Аркадий Владимирович Дворкович, и Александр Дмитриевич Жуков – люди, которые реально много делали для развития шахмат. И, как говорится, ни у кого рука не поднималась создавать им конкуренцию.

– То есть дело в этом? Просто возникает вопрос: а почему, собственно, сейчас можно даже допустить мысль о том, что руководство РШФ, владея таким административным ресурсом, возьмет и пропустит какого-то другого кандидата на свое место?

Вы совершенно правы. И это тоже одна из причин моего участия. Этот административный ресурс, к сожалению, используется таким образом, что мы видим, как 21 регион подписался в поддержку действующего президента РШФ. Представляете? При таком административном ресурсе – и только каждая третья федерация подписалась в поддержку. Но реально, я вам скажу свой прогноз, во второй тур выборов Филатов не пройдет. Во второй тур выборов пройдут Илюмжинов и Селиванов. Так что потом можете посмотреть, как сложатся выборы, но мой прогноз именно такой.

Что касается административного ресурса, то вы правы. Звонят всем регионам, прикрываясь именами Игоря Евгеньевича Левитина, помощника президента, и Александра Дмитриевича Жукова, президента Олимпийского комитета, и Дмитрия Сергеевича Пескова, председателя Попечительского совета. Прикрываясь этими именами, руководство РШФ угрозами и давлением выжимает эту поддержку с регионов.

– И то, только треть?

Да реально Филатов получит пять-семь голосов во время выборов в президенты РШФ, это мой прогноз. Пять-семь голосов из того двадцати одного голоса, кто «подписался» сегодня за его выдвижение. Потому что ситуация сейчас поменялась, и вы увидите, что пять-семь голосов – это максимум, кто за него проголосует. И он не будет допущен во второй тур.

– Тогда поясните – кстати, это не все понимают, так что в любом случае это будет полезная информация, - кто голосует на съезде? Кто допущен до съезда, и кто имеет право голосовать? Кто будет, собственно, выбирать?

Смотрите, что происходит. 2-го декабря всем членам Наблюдательного совета пришло письмо с приглашением 16 декабря на Наблюдательный совет, где будет решаться вопрос о созыве на 3 февраля съезда Российской шахматной федерации. Это все говорит о некомпетентности РШФ. Я сразу обращаю на это внимание и подсказываю им: что вы делаете? Съезд сразу же будет незаконным, потому что по самому Уставу РШФ надо решение о созыве съезда принимать за два месяца. В тот же вечер проходит заочное голосование по созыву съезда на 3-е февраля. То есть 2-го декабря они это осознали, после моей подсказки, и прислали заочное голосование о созыве съезда на 3-е февраля. Это к слову о компетентности руководства РШФ.

Хорошо, проголосовали. В итоге 16 декабря решили утвердить повестку, хотя на самом деле повестку и нормы представительства надо было утверждать сразу, вместе с датой проведения съезда. Это опять же к слову о той же компетентности. В итоге, когда 16 декабря шел Наблюдательный совет, был роздан проект решения, где предусматривалось, что на съезде будут все члены Наблюдательного совета делегатами и по одному представителю аккредитованных федераций.

В итоге мы видим решение, подписанное руководством РШФ, где говорится уже о том, что будет по одному члену от аккредитованных региональных федераций плюс шесть членов Наблюдательного совета (от неаккредитованных организаций). Кто такие эти шесть человек? Кто будет решать по этим людям? Этого ничего не было сказано. Поэтому произошел по сути очередной подлог документов – приняли на голосовании одно, выдали результатом совершенно другое. И как относиться в таком случае к руководству федерации? Когда оно идет на откровенный обман, на откровенный подлог.

– Хорошо. И к чему мы, собственно, пришли, возвращаясь к моему вопросу? Кто будет на съезде теми самыми избирателями?

64 аккредитованные организации и 6 членов Наблюдательного совета. То есть всего 70 человек. Кстати, еще одно решение, которое было заменено – это место проведения. Голосовали за то, что съезд будет проходить в гостинице «Рэдиссон Славянская», где, кстати, проходил предыдущий съезд. В итоге в решении мы увидели Гоголевский бульвар, 14. Понятно, что это сделано с целью не допустить на съезд «посторонних» – журналистов, гроссмейстеров, наблюдателей. Это было сделано именно с такой целью. И это очередное решение федерации, которое нарушает законодательство.

– Я вас понял. Идею Ивана Старикова об открытых дебатах всех кандидатов в президенты РШФ вы поддерживаете?

Целиком и полностью поддерживаю! Должны быть открытее дебаты с участием нынешнего президента Андрея Васильевича Филатова.

– Видите, а он отказывается.

А это его проблемы!

– Вы с самого начала сказали о том, что вы много работали с регионами. Как вы видите нынешнюю ситуацию в РШФ по регионам?

В нынешней ситуации регионы откровенно не уважают, им не помогают. Это то, что я знаю. Одно могу сказать: у нас есть энтузиасты – судьи, организаторы, тренеры. И что они видят? Они не имеют сегодня выходов ни на российские соревнования, ни на международные. Поэтому в случае моего избрания они получат возможность ездить и на международные соревнования, быть более квалифицированными тренерами, и как организаторы получат дополнительные соревнования.

Что мы видим? Взять, к примеру, Тамбов. Проводится прекрасный мемориал Коренецкого. Там проводит очень большую работу Татьяна Борисовна Уварова. А чем ей помогает федерация? Ничем. Далее. У нас есть, к примеру, в Ярославле Алексей Станиславович Москвин, который тоже проводит большую работу – там шахматная школа борется за статус российского уровня.

В случае моего избрания она получит международный статус. Такой же международный статус получит и школа в Костроме, где проводит большую работу Андрей Васильевич Берецкий. Таких организаторов-энтузиастов необходимо поддерживать. Когда я езжу в регионы, я вижу, как им тяжело. А административный ресурс сегодня используется лишь как средство давления на регионы. А он должен использоваться в виде помощи федерациям.

– Тогда я вам задам вопрос, который я фактически уже задавал Ивану Старикову пару часов назад. Вы все красиво говорите, и в ваших суждениях, конечно же, куда больше демократических убеждений, чем мы видим в действиях нынешнего руководства РШФ. Фактически нынешнее руководство – это закрытость и, простите, идеология всем известной организации, от которой мы так пытаемся избавиться в последние годы, а именно КГБ (хотя не получается избавиться). Идеология эта звучит так: «Кто не с нами, тот против нас». Это идеология разделения на своих и чужих. Но у меня такой вопрос. Ведь это же все является в некотором роде отражением общей общественно-политической ситуации в стране…

На мой взгляд, это какое-то неправильное сравнение. Я сужу и хочу говорить только о ситуации в Российской шахматной федерации. Зачем нам привязывать к этому какую-то политику, когда мы видим, что больше 20 регионов не то что не имеют аккредитацию, а РШФ еще и считает их чужими и всячески препятствует получению ими аккредитации. Вот что происходит в реальности. В случае моего избрания все они получат аккредитацию в течение года – это я обещаю!

– Но мой вопрос не в этом. Мой вопрос в том, почему, собственно, должно быть так? Приходит человек и начинает делать все, как надо. Но вас же не допустят. Вы говорите: не привязывать политику. А как ее не привязывать? Ведь что означает выражение «административный ресурс»? Оно означает личные связи Филатова с людьми из политического руководства страны.

Хорошо, я вам скажу по-другому. Когда регионам говорят, что Геннадий Николаевич Тимченко перестанет финансировать российские шахматы, то это какой-то шантаж, а не реальная помощь. Я на самом деле сомневаюсь, что Геннадий Николаевич перестанет, он человек не только авторитетный, но и ответственный, потому что он является еще и вице-президентом Олимпийского комитета Российской федерации, и я вижу, насколько он активно помогает всем спортивным мероприятиям и другим спортивным федерациям.

А это спекуляция на том, что регионы зависят от каких-то малейших финансовых подачек Российской шахматной федерации.

– Скажите, вы ведь хотели бы поддержать Кирсана Илюмжинова на выборах ФИДЕ?

Да. Я считаю, что это надо сделать, и это должно быть одним из решений съезда.

– А вы его поддерживаете на выборах РШФ?

Он является кандидатом, и я являюсь кандидатом. Причем меня зарегистрировали кандидатом раньше Кирсана Николаевича. С учетом его ситуации я считаю, что это очень достойный кандидат в президенты РШФ, очень сильный кандидат. Можно сказать, что он – кандидат номер один на сегодня. Но я еще раз подчеркну, что, по моим прогнозам, во второй тур выборов выйдут Кирсан Николаевич и я. При всем моем уважении ко всем остальным кандидатам – и к Ивану Валентиновичу Старикову, и к Эдуарду Анатольевичу Субочу, и к Заурбеку Султановичу Мальсагову, и к Сергею Анатольевичу Нестерову.

Кстати, о Сергее Анатольевиче. Смотрите, что происходит. Это опять же отношение федерации. Он проделал большую работу – привез в Россию юную талантливейшую шахматистку Бибисару Асаубаеву. Что делает Российская шахматная федерация? Буквально затравила девочку, которая является, можно сказать, одной из будущих претенденток на титул чемпионки мира. Это тоже позор! Позор Российской шахматной федерации! Когда талант не то, что не поддерживается – ему мешают развиваться и всячески дискредитируют. Вот нынешняя работа Российской шахматной федерации.

– А вы как вице-президент хотели бы, наверное, задать все эти вопросы и лично главе федерации, но у вас, как я понимаю, нет к нему доступа?

За все четыре года я встречался с ним раза два. И обсудить проблемы федерации возможности не было. Но я вам скажу, что один раз я ему позвонил по конкретной проблемной ситуации, которая возникла в одном из регионов. Меня попросили помочь этому региону, и я обратился к Филатову: «Андрей Васильевич, есть вот такая проблема…». На что услышал ответ: «Есть Глуховский – вот пусть он и работает с этим регионом». Какие вопросы могут быть к президенту, когда получаешь такой ответ? Понятно, что он не хочет ни вникать, ни заниматься проблемами регионов. Более того, один вопрос: в каких регионах он побывал за те четыре года, что стал президентов РШФ? Мы все видим – Сочи, Франция, Узбекистан. А где Россия? Где российские регионы?

– Да, интересный маршрут: Сочи – Франция – Узбекистан.

И еще Арабские Эмираты. Между тем, посмотрите, Илюмжинов, будучи президентом ФИДЕ – международной федерации, в этом году (я специально посчитал) побывал в восемнадцати регионах России. Вот и сравните: Илюмжинов – восемнадцать регионов, Филатов – один регион, Сочи. Какую поддержку может иметь регион, если туда не приезжает президент Российской шахматной федерации? Только на словах.

– Вы сказали, что поддерживаете Илюмжинова. Но ведь на выборах вы с ним конкуренты, и вам придется в дебатах с ним соперничать, как-то с ним спорить.

Я считаю, что если бы Российская шахматная федерация однозначно поддержала Илюмжинова на пост президента ФИДЕ, то Кирсан Николаевич не участвовал бы в выборах президента РШФ. Но раз РШФ взяла какую-то длительную паузу, ведет какие-то закулисные переговоры, не высказывает своей четкой позиции, – более того, рекламирует Макропулоса и каких-то других кандидатов…

Мы услышали от Филатова, что есть «пять достойных кандидатов» на пост президента ФИДЕ. В итоге – президент Российской шахматной федерации получил семь достойных кандидатов на пост президента РШФ.

– Да… И трудно с вами поспорить.

Это объективная реальность. Еще об одном я хотел бы сказать. Я же не просто так наблюдаю – я действующий член команды России по шахматной композиции. Поэтому я отстаиваю интересы России на соревнованиях, в которых сам что-то из себя представляю.

– Вы ведь были чемпионом мира?

Я являюсь действующим чемпионом мира по шахматной композиции, и в индивидуальном, и в командном зачете. Шахматная композиция делится на составление шахматных задач и этюдов и на их решение на чемпионатах мира, Европы – личных и командных. Что касается решений, то чемпионаты проходят в два дня. А что касается составлений, то это практически в свободное время, по вечерам – дома, в машине, в самолете.

У меня всегда с собой магнитные шахматы, и я составляю шахматные задачи, которые затем посылаю на чемпионаты, и они там конкурируют с другими странами. Это позволяет мне быть действующим чемпионом мира начиная с 2001 года. Титул чемпиона мира я получал пять раз подряд, а чемпионаты проводятся раз в три года. Так что титул свой я не отдавал и надеюсь, что не буду отдавать в будущем, пока позволяют мои силы.

– Наверное, это помогает вам не только титулы завоёвывать, но и просто тренировать мозги, если угодно?

И это тоже, Евгений, вы абсолютно правы. Поэтому, анализируя ситуацию, которая сложилась в Российской шахматной федерации, и с учетом того давления, которое было на меня оказано после 16 декабря, я принял решение участвовать в выборах. Судя по тому, как развивается ситуация, я почувствовал, что меня могут элементарно не пустить на съезд. А теперь как кандидат я имею право присутствовать на съезде, выступить со своей предвыборной программой и бороться за пост президента Российской шахматной федерации.

– Но вот здесь я бы на вашем месте еще не был бы так уверен, потому что, как говорил мой предыдущий собеседник, будет еще Наблюдательный совет, сроки которого перенесли. И еще неизвестно, сколько после него останется реальных кандидатов.

Такая опасность тоже есть, вы абсолютно правы. Но смотрите. Когда собирается съезд Российской шахматной федерации, он вправе решить любой вопрос и вправе восстановить кандидатом в президенты любого. Я считаю, что все, кто заявился, все должны участвовать в выборах президента РШФ. Аккредитован, не аккредитован, отчетное собрание, президиум – это не должно влиять нисколько.

Человек хочет избираться, имеет свою программу, свои предложения по улучшению деятельности Российской шахматной федерации – он должен участвовать. Но вы правы – опять будет давление, опять будет тот же самый административный ресурс, которым выдавили двадцать одну поддержку. Таким же будет давление на членов Наблюдательного совета, чтобы выдавить семнадцать голосов поддержки за недопуск Селиванова, Старикова, Нестерова, Мальсагова к участию в выборах президента РШФ.

– Ну что же, Андрей, если вам есть что сказать еще из вашей программы, с которой вы идете на выборы, какие-то ваши идеи, то скажите.

Хорошо. Я только скажу, что российские шахматы достойны большего внимания и авторитета, чем то, что сегодня происходит. И тот пиар, о котором много говорят, заслуги Гангалиса… (На самом деле – Зангалиса.) Просто мы поддерживаем грека в ФИДЕ – и тут у нас в Российской шахматной федерации работает грек! Возникают определенные вопросы: а почему такая поддержка именно грека в нашей Российской шахматной федерации?

А пиарится один Сережа Карякин, которого я очень уважаю. Кстати, у Сергея есть моя книжка, которую я издал, и подписал ему: «Будущему чемпиону мира Сергею Карякину». Я в него верю. Но у нас и кроме Сергея достаточно великих гроссмейстеров и шахматистов, в том числе и юных, которых надо пиарить. А этим РШФ не занимается.

Причем когда много говорится о том, что это все заслуги Зангалиса, я думаю, что это все заслуги председателя Попечительского совета – что шахматы получили такой доступ к средствам массовой информации.

– Насчет того, что есть и другие шахматисты… Как раз один из них сейчас в Вейк-ан-Зее борется за лидерство в супертурнире. И это пока не Сергей Карякин.

Вот-вот, я об этом и говорю! Надо рассказывать о наших шахматных героях. Петя Свидлер – восьмикратный чемпион России! Достоин внесения в Книгу рекордов Гиннеса. Почему его мы не пиарим так же, как Сережу Карякина? Почему не пиарим Володю Крамника - четырнадцатого чемпиона мира? У нас достаточно шахматистов, которых надо пиарить.

А девочки?! Кстати, мы с вами не озвучили проблему женских шахмат. У нас прекрасная команда. Но вы знаете, я в свое время провел шесть турниров «Кубок Северного Урала» в Краснотурьинске (вы там тоже, Евгений, были). И что делает после этого Российская шахматная федерация, несмотря на мои постоянные призывы возродить женский супертурнир? Да ничего не делает! Это тоже одна из претензий. Принимаются решения съезда, которые не выполняются.

Из талантливейших шахматистов, которые потенциальные кандидаты в сборную России, у нас есть Дубов, Федосеев. И они тоже имеют право на пиаровскую поддержку со стороны федерации, которая, к сожалению, отсутствует.

Вот мои мысли, которые, я надеюсь, услышат и поймут все, кто будет голосовать на съезде. А также я надеюсь на поддержку делегатов Российской шахматной федерации.

– Спасибо большое! И я надеюсь, что если вдруг так случится, что все кандидаты будут согласны на дебаты, то мы с вами встречаемся не в последний раз в эфире, и проведём их на Chess-News.

– Спасибо, успехов Chess-News вам лично!

Автор интервью Евгений Суров

Источник

Прочитано 9054 раз

Карта сайта

Сейчас 342 гостей онлайн