01.06.2017 20:15

Абхазия на свалке истории

Рауль Хаджимба: в ожидании нового государственного переворота

Рауль ХаджимбаПрезиденту Абхазии Раулю Хаджимбе живется не сладко. Долго шел он к высокому посту, проигрывая выборы конкурентам, и, наконец, добился своего, свергнув Александра Анкваба. С тех пор прошло всего три года, но в Сухуми уже многие говорят, что Хаджимбу ожидает участь его предшественника: оппозиция вынашивает планы нового государственного переворота.

Рауль Джумкович явно недооценил тяжести президентской ноши в стране, раздираемой кланами, вооруженными бандформированиями и признанной всего несколькими государствами. Находясь в оппозиции, он стремился к власти и, как говорится, за что боролся – на то и напоролся.

В одном из выступлений Хаджимба сказал, что Россия, за счет помощи которой Абхазия существует долгие годы, сейчас переживает не лучшие времена, и хоть помощь из Москвы «продолжает поступать, но ее масштабы существенно снизились». Он признал, что, несмотря на многолетнюю финансовую поддержку России, Абхазия не сумела построить у себя реальный сектор экономики.

«Даже с продовольственной безопасностью дела обстоят гораздо хуже, чем после войны 1992-93 гг., когда мы смогли выстоять благодаря крестьянским хозяйствам (а также благодаря распродаже имущества, «экспроприированного» у подвергшихся этническим чисткам грузин, работорговле и контрабанде наркотиков; здесь и далее в скобках – прим. «Инсайдера»)», – заявил лидер РА.

Ситуация, полагает Хаджимба, «диктует объединение усилий общества. Сейчас не время для внутриполитических дрязг. Мы все находимся в одной лодке». То есть, Хаджимба ощущает, что кресло под ним зашаталось. Но дрязги ли стали причиной того, что за 24 года Абхазия, природно-климатический рай для туристов, не смогла обеспечить относительно сносные и безопасные условия для приезжих и пополнять за их счет казну?

Даже пенсии и зарплаты ее гражданам платит Россия. Население РА живет в условиях отсутствия нормальных дорог, системы водоснабжения и канализации, страна задыхается в сотнях тысячах тонн мусора. Развитию экономики, хотя бы на минимальном уровне, помешали коррупция, преступность, верховенство кланов, а не законов, отсутствие квалифицированных кадров, изгнанных из Абхазии или уехавших из нее в силу вышеперечисленных причин. А оставшиеся ропщут, и это неудивительно.

При таком раскладе, нерадивые правители начинают запугивать население внешним врагом и проблемами безопасности, чего не избежал и Хаджимба. В своей повестке основной акцент он сделал на «обеспечении безопасности государства», которому, заметим, вряд ли что-то угрожает со стороны Грузии, а также на реализации Договора с Россией о союзничестве и стратегическом партнерстве, который не устраивает оппозицию, выступающую против создания с РФ единой армии и МВД. Кроме того, оппозиция и простые абхазы не одобряют намерение властей снять запрет с продажи недвижимости иностранцам, под которыми подразумеваются, в первую очередь, россияне.

Говоря о «потере государства», Хаджимба сообщил, что абхазские власти усилят контроль на границе с Грузией и уменьшат количество пунктов ее пересечения. Напомним, граница охраняется российскими пограничниками. Но, как считает глава РА, она «не может быть решетом, через которое просачиваются преступники и контрабандные товары. Это подрывает нашу экономику».

О какой «нашей экономике» ведет речь Хаджимба – неизвестно, поскольку Апсны (самоназвание Абхазии; в переводе – «Страна мертвецов») не производит практически никакой продукции. Грошовые доходы местных жителей во многом держатся за счет перепродажи продовольственных и иных товаров, приобретенных именно в Грузии. Однако президент – против «грузинской контрабанды».

Вместо того, чтобы вывести этот бизнес из тени, взимать пошлины за импорт и пополнять бюджет, Хаджимба решил его вовсе прекратить. А это означает «перекрытие кислорода» населению, занятому торговлей, поскольку ничем другим в Абхазии заняться почти невозможно. Не означает ли это своего рода «потерю государства»?

Правда, по словам Хаджимбы, каждый год Абхазию якобы посещают около 3 млн. туристов. Эта совершенно нереальная цифра – в условиях отсутствия инфраструктуры и достаточного количества продуктов питания – должна говорить в пользу того, что Абхазия зарабатывает на туризме большие деньги.

При этом, сам Хаджимба проговорился, что в советское время, то есть когда битком были забиты все гостиницы, санатории, дома отдыха, пансионаты, турбазы и частный сектор, Абхазию посещало около 3 млн. чел. в год. «Это является абсолютным рекордом», – подчеркнул он.

Арифметика, конечно, странная, но чего не скажешь, когда трон под тобой качается, и людей надо как-то убедить не раскачивать его еще больше. И убедить не только абхазов, но и сильно ущемленных в правах русских, поскольку от их положения во многом зависит благосклонность властей России к Хаджимбе и его политической команде.

Вероятно, именно поэтому Рауль Джумкович периодически встречается с представителями Координационного совета русских общин. Во время грузино-абхазской войны и после нее из республики уехало большое количество русских, и сейчас их здесь насчитывается около 22 тысяч. Тем не менее, ими создано порядка 20 русских общественных организаций.

Русские с Хаджимбой в основном говорят о проблемах, связанных с жильем (отнятом у них абхазами), безопасностью проживания, созданием положительного имиджа России в РА, о взаимодействии с органами государственной власти. Был поднят и вопрос о содействии в организации учебного процесса. В частности, в Очамчирском районе расположена самая большая русская школа – на 600 детей, но в ней нет ни воды, ни электроэнергии, ни, разумеется, ремонта.

Выслушивает Хаджимба и другие нарекания – впрочем, весьма осторожные: ведь оставшимся в Абхазии русским, которые еще и ратуют за то, чтобы в республику из России приезжали молодые специалисты, не стоит делать «резких движений» во избежание больших неприятностей.

В итоге, картина складывается такая: Москва, поддержав Хаджимбу, сделала на него ставку в контексте его (пусть и мнимой) «прорусскости», но не сумела соразмерить ее с антироссийскими настроениями в республике, мешающими продаже россиянам недвижимости и притоку российских инвестиций.

Помимо прочего, Кремль переоценил хозяйственные «таланты» Хаджимбы, исключающие вероятность развития хотя бы малого сегмента абхазской экономики. Вдобавок, Хаджимба и его правительство оказались не в состоянии справиться с тяжелой криминогенной обстановкой, что отпугивает от Абхазии и потенциальных «молодых специалистов», и инвесторов из России, и туристов, «три миллиона» которых, конечно же, – президентская фантазия.

В общем, Хаджимба (на словах) стремится удовлетворить все требования России, но это автоматически означает игнорирование требований радикальной оппозиции и большой части абхазов. Сочетание несочетаемого, а, тем более, на фоне отсутствия социально-экономических перспектив, крайне опасно, и порождает далеко не мифические страхи абхазского президента. Но, опять же, – за что боролся, на то и напоролся.

Андрей НИКОЛАЕВ

Источник

Прочитано 3745 раз

Карта сайта

Сейчас 497 гостей онлайн