22.09.2014 20:40

Степной князёк и вежливые люди

Сказка для не самых маленьких

Алексей ОрловВ Тридевятом царстве, в Одна-седьмая-суши государстве привычку завели удельных князьков всенародно избирать. Царь-батюшка повелел.

Короче, выборы теперь в Одна-седьмом государстве проходят повсеместно в единый день. Специально так придумали, чтобы голова не кружилась у ЦИКа – в смысле, царского избиркома. А то, представьте, если повсюду отдельно выбирать? Это такая неразбериха начнется, что никакой компьютер не уследит. Удельных княжеств в государстве нарезано много, поскольку страна очень широка – глазом не окинешь, самолетом за день не облетишь.

Как раз на днях в некоторых удельных субъектах выборы прошли. Где князька на вшивость проверяли, где Думу местную из бояр окрестных ладили, чтобы баланс ветвей был правильный. В одном из таких княжеств, что одним боком к морю Каспийскому притулилось, а другим – в степи раздольной разлеглось, князек тамошний за кресло решил уцепиться покрепче еще на один срок.

А перед тем он Царю-батюшке нижайше челом бил: отправь, мол, меня в отставку по собственному желанию, но дозволь потом на выборы пойти, чтобы, как говорят, и волки были сыты, и овцы думали, что их мнение кого-то интересует. Царь-батюшка нахмурился грозно (ибо князек этот подловат и на руку нечист), но молвил: ладно, иди на выборы, посмотрим, достоин ли ты доверие граждан оправдать, или нет.

- Да не извольте сомневаться, отец родной! – пал ниц старый пройдоха пред главой государства. – Как минимум, 88% гарантирую, а в отдельных закоулках будет и более того.

Как в княжестве степном проходила предвыборная кампания – это песня! Даже прожженные циники разводили руками и качали головой. Любые грязные выборы, если их рядом с этими поставить, будут казаться эталоном честности и прозрачности.

Апофеоз издевательства над законностью и здравым смыслом пришелся на 14-й день первого осеннего месяца, когда местный народ начали свозить на избирательные участки, чтобы обеспечить нужный процент.

К тому моменту по открепительным талонам проголосовало несметное число бюджетников, которые именно в воскресный день решили вдруг пойти на работу, чтобы возле рабочего места и проголосовать.

Накал страстей наступил ближе к обеду, когда начальники участковых комиссий наперегонки начали докладывать в центр о сокрушительной победе князька. А куда деваться? Им загодя прямым текстом сказали: на каком участке будет меньше 88%, председатель УИК будет закопан там же, не дожидаясь окончания подсчета голосов.

И это не шутки, не метафора. В степном княжестве оппозицию не просто гоняли из угла в угол, как иногда случается в других уделах. Здесь несогласных беспросветно жить за чертой бедности – просто били в морду, и это был еще не самый плохой вариант. А ведь могли и ножичком полоснуть, как на прошлогодних выборах в Степной парламент…

Целый штат выборных, заплечных и завиральных дел мастеров из команды князька неустанно трудился над тем, чтобы авторитет Царя-батюшки замаскировать под всенародное волеизъявление. Правда, перед тем по округе пролетел слушок, что в царских палатах белокаменных будут внимательно следить за происходящим, и никто не гарантирует, что любая наглость останется незамеченной.

Специальный гонец донес сию печальную весть, после чего князек откровенно захандрил. Собрал своих холопов придворных, и на чисто русском – с использованием некоторых типично французских слов – произнес:

- Идиоты, блин! Вы понимаете, что вам всем кирдык настанет, если там, – князек ткнул пальцем в потолок, – усомнятся в том, что народ меня любит до посинения? Какой дебил, скажите мне, придумал напечатать 40 тонн открепительных талонов?

- Так ведь велено же было обеспечить 88%, а как иначе плановую цифру вытянешь? – промолвил в ответ вечно хмельной глава удельного избиркома, держа дрожащими руками еще неделю тому назад заполненный итоговый протокол.

- Я тебе скажу, как! – гаркнул князек на шефа конторы по подделке и фальсификациям. – Я тебе так скажу, что четвертование покажется легкой шалостью. Короче, если там брови нахмурят по поводу итогов, я вам тут нахмурю все остальное. Идите, работайте, дармоеды!

Князек прогнал челядь прочь, а сам махнул на все рукой и ушел в беспробудный запой. Кое-кто даже волноваться начал: куда, мол, делся – на людях не показывается, с экранов исчез, одни только плакаты по степи на ветру глаза мозолят: «Будущее – есть!». Народ по этому поводу уже весь сарказм свой израсходовал: они наше будущее еще вчера съели, а нам теперь – только лапу сосать…

С такими настроениями массы подошли к дню голосования. Но дальше идти мало кто захотел, не желая участвовать в извращении под названием выборы. Тогда по команде из столицы княжества по городам и весям запустили автобусы, начали свозить на участки под конвоем полиции затурканных бюджетников и прочий подневольный люд.

Увы, но к вечеру судного дня даже с «мертвыми душами» и открепленцами, многие из которых проголосовали по три-пять раз, явка с трудом добралась лишь до 20%. По нынешним меркам, больше и не надо. Но в штабе князька рисковать не хотели, и дали команду на места включить план «Тайфун». В итоге, явка подскочила до ожидаемых 65,7%, а кое-где перевалила 99%-й рубеж.

Подсчет голосов проводили организованно, как учили на тренировках. Один только случай всех позабавил: на одном участке посчитали голоса, заполнили протоколы, расписались – все чин чином, как по нотам, от инструкции ни на шаг. И только потом кто-то вспомнил, что забыли из урны бюллетени достать...

После пяти дней крутого запоя, князек к исходу воскресенья отчетливо начал слышать голоса, которые принимал за наказы избирателей. И тут, незадолго до полуночи, в дверь княжеской опочивальни без стука вошел человек, как принято говорить, в черном, хотя одет он был по-спортивному: джинсы, кроссовки и ветровка – поверх футболки с надписью «Вежливые люди». Князек глянул на вошедшего и замотал головой:

- Чур меня, чур меня! Ваше Величество, какими судьбами! Вот радость-то!

- Я так не думаю, – тихо сказал вежливый человек. – Тебе было что велено? Идти и побеждать, а ты что сделал?

- Победил всех! И… как обещал, нужный процент мы сделали. Ты прикинь, величество, в одном районе за меня 99 и девять десятых проголосовали! Даже Брежневу такой энтузиазм не снился. В среднем получилось 88 с копейками, как и планировали. А что не так?

- Все не так, – вежливый человек махнул рукой и улыбнулся характерной улыбкой, от которой у некоторых мурашки по спине галопом бегали, – Собирайся, пойдем со мной.

- С вещами?

- Не надо, оставь, они тебе не понадобятся.

- А как же инаугурация? Можем опоздать, а там без меня не начнут.

- Ничего, мы что-нибудь придумаем. Тебя это уже тревожить не должно…

В этот момент зазвонил телефон прямой связи с администрацией самого Царя-батюшки. Князек метнулся к трубе:

- Кто говорит? Ой, пардон, не признал… Ваше Величество, докладываю: не извольте беспокоиться – все сделано, как по нотам, наша победа не вызовет сомнений даже в Ватикане. Простите, не понял… я извиняюсь, куда мне идти?

На том конце положили трубку, а на этом конец приближался с неотвратимостью танка. Вежливый человек открыл дверь и сказал:

- Слушай внимательно: через 24 часа тебя не должно быть в этих краях ближе тысячи километров. Ты понял задачу? Лично проверю рулеткой. На один сантиметр приказ нарушишь, потом не обижайся. Все ясно? Тогда не смею задерживать – шагом марш!

Князек кивнул головой в знак того, что все уразумел, и счастью его нет предела. Вышел из опочивальни и понуро поплелся прочь, куда глаза глядят.

В это время на одной из улиц столицы степного края рабочие снимали с биллборда предвыборный плакат «Будущее – есть!».

- Слышь, Петрович, вот он, – рабочий ткнул скребком в опостылевшую всем физиономию, – вот он будущее будет есть, а у тебя как – есть что поесть, или нету?

Напарник поскреб затылок, сплюнул вниз, в сердцах крякнул и сказал…

Впрочем, уважаемый читатель, мы здесь не можем дословно привести его ответ. Ибо закон не позволяет транслировать непечатную лексику.

P. S. Все совпадения с биографией главы Калмыкии Алексея Орлова сказочник просит считать случайными.

 

Прочитано 2258 раз

Карта сайта

Сейчас 475 гостей онлайн