19.11.2019 13:21

Любовь к деньгам и жестокость к людям – до добра не доводят

Генерала юстиции Сергея Дубинского с 4-й стадией рака суд оставил в СИЗО

Сергей ДубинскийНовость о задержании двух сотрудников Главного следственного управления Следственного комитета России по подозрению в вымогательстве взятки в 2018 году всколыхнула российскую прессу. Не каждый день высокопоставленных правоохранителей, задействованных в расследовании громкого дела, берут с поличным на сумме в пять миллионов рублей. Кстати, Дубинский стал четвертым генералом СКР за всю историю этого ведомства, задержанным коллегами из ФСБ и внутренней службы безопасности по обвинению в коррупции.

Пикантности делу добавило и то, что один из задержанных, Сергей Дубинский, носил генеральские погоны и прежде фигурировал в ряде самых резонансных дел.

Напомним несколько любопытных фактов из биографии Сергея Дубинского. Одно время он трудился в генпрокуратуре, потом неожиданно ушел в адвокатуру, затем, видимо, разочаровавшись в правозащитной деятельности, вновь вернулся в «карательные органы». Знающие люди утверждают, что если переквалифицироваться из правоохранителя в адвокаты можно запросто, то обратный кульбит практически невозможен. Но Дубинскому это удалось. Он вернулся в органы не в статусе какого-нибудь районного участкового, но сразу – в кресло сотрудника Главного следственного управления СКР.

Если коротко, то 55-летний Сергей Дубинский в качестве гособвинителя участвовал в делах руководителя одной из дочерних компаний ЮКОСа Антонио Вальдеса-Гарсии и сенатора Левона Чахмахчяна. Как адвокат, защищал главного обвиняемого по делу о пожаре со 156 жертвами в пермском клубе «Хромая лошадь» Анатолия Зака. Самым громким его расследованием в СКР было дело в отношении совладельца аэропорта «Домодедово» Дмитрия Каменщика, которому глава следственной группы Дубинский вменял оказание ненадлежащих услуг в связи с терактом с 37 погибшими в 2011 году. В 2016 году дело против Каменщика было закрыто за отсутствием состава преступления.

Будучи адвокатом, оставил дело Анатолия Зака, пермского олигарха и совладельца печально известного клуба «Хромая лошадь», в начале процесса. Впрочем, и вообще адвокатствовал Дубинский недолго. Вернулся в правоохранительные органы – сразу в ГСУ СКР. И тут же был брошен на расследование громкого теракта в аэропорту Домодедово. Там он сосредоточился на топ-менеджменте аэропорта, допустившем, по его мнению, возникновение условий, позволивших совершить подрыв.

И взялся он за дело со звериной серьезностью. Вся управленческая верхушка воздушной гавани, включая мать двух малолетних детей Светлану Тришину, оказалась за решеткой. Такая чрезмерная жесткость следствия поразила не только адвокатов и сторонних наблюдателей, но и прокуратуру, неоднократно требовавшую отпустить подозреваемых из-под стражи.

Давайте сравним эти два эпизода. В первом – фигурирует владелец заведения, из-за чьей безалаберности погибли 156 человек, пытавшийся впоследствии скрыться от следствия. Во втором – наемные менеджеры, вина которых состоит в том, что они оказались мишенью террористов. Но первого наш герой защищает, а вторым только что высшей меры не требует.

Надо что-то еще сказать о моральных качествах Сергея Дубинского? Невозможно поверить в то, что в первом случае он искренне стремился защитить невиновного, а во втором – наказать злодеев. За какие заслуги получил генеральские звездочки и лампасы? Может быть, он профессионал высочайшего класса?

Вряд ли. Дело Зака Дубинский бросил, перейдя в Следком, и в итоге олигарх получил почти десятку. Дело домодедовских менеджеров и вовсе было прекращено самим Александром Бастрыкиным после грозного окрика тогдашнего и.о. генпрокурора Александра Гуцана с требованием принять «безотлагательные меры к установлению законности в уголовном деле».

На одну деталь, объединяющую все дела Сергея Дубинского в любой его ипостаси: прокурора, адвоката или следователя СКР – хотелось бы обратить внимание. Это деньги. Большие деньги.

Очень большие деньги, которые можно выудить из людей, так или иначе попавших в жернова закона. Не зря же о Дубинском рассказывают, что он яростно прессовал подследственных, издеваясь над ними, до тех пор, пока Генпрокуратура не направляла Быстрыкину указание: принять «безотлагательные меры к установлению законности в уголовном деле». Только тогда дело сразу прикрывалось «за отсутствием состава преступления».

Напомним, что еще раньше, с патологической жесткостью, в бытность работником Прокуратуры, Дубинский вел нашумевшее дело сенатора Левона Чахмахчяна, которое не сходило с телевизионных экранов в связи с явным отсутствием доказанных фактов.

Именно после завершения процесса над Левоном Чахмахчяном, он внезапно бросил карьеру, переквалифицировавшись в адвокаты. В околопрокурорских кругах считают, что его уволили сразу после «дела» Левона Чахмахчяна. Однако и стезя правозащитника ему, видимо, не приглянулась. Вскоре он был принят на работу следователем по особо важным делам Следственного комитета России.

Трудно поверить, что на протяжении всей карьеры Дубинский сохранял «чистые руки и горячее сердце». Несмотря ни на что, его продвигали по службе и присваивали звания, хотя, мягко говоря, в своей работе он часто пользовался весьма сомнительными методами. Правда, действительность состоит в том, что эта веревочка довела генерала Дубинского до печального финала: осенью 2018 года он был арестован коллегами по обвинению во взятке.

Сегодня инкриминируют взяточничество и еще одному активному «расследователю» дела Чахмахчяна – сотруднику управления «К» службы экономической безопасности ФСБ России полковнику Дмитрию Фролову.

Грустная ирония состоит не только в том, что Дубинского и Фролова обвиняют ровно в том, в чем они обвиняли сенатора, его коллегу и его родственника, но и в том, что как раз в их деле имеются все доказательства, и, судя по всему, их вина, вероятнее всего, будет неопровержимо доказана.

Кстати, вместе с Фроловым были задержаны еще два сотрудника: полковники Кирилл Черкалин и Андрей Васильев – тоже участники заказного дела против сенатора.

Казалось бы, справедливость восторжествовала. Мы же не сомневаемся – есть и Высший суд. Не Верховный, Высший. О котором Михаил Лермонтов писал: «И мысли, и дела он знает наперед». Но вот теперь, когда Сергей Дубинский и сам оказался в СИЗО, когда он жалуется на потерю способности ходить без посторонней помощи, нам абсолютно не радостно. Человека, безусловно, жаль. Хотя «он уже получает награду свою».

Заявление о пересмотре меры пресечения было сделано в Мосгорсуде, который в понедельник, 18 ноября, рассматривал апелляцию на очередное продление ареста генерал-майора, передает корреспондент РБК. Но судья Мосгорсуда Анатолий Королев отклонил жалобу на продление ареста от обвиняемого в коррупции бывшего следователя Сергея Дубинского, болеющего раком четвертой стадии.

Генерал-майор Дубинский утверждает, что не может ни ходить, ни обслуживать себя из-за разрушившихся за время заключения суставов. В больнице № 67 Москвы нашли у Дубинского онкологическое заболевание, прогрессирующий некроз тазобедренных суставов и глаукому обоих глаз. В «Матросской тишине» отправить обвиняемого на медосвидетельствование отказались.

Против освобождения Дубинского возражал член следственной группы Игорь Мусин. По его словам, обвиняемый угрожал на очной ставке свидетельнице, а также отказался от первоначального признания вины. Дубинский утверждает, что дал признание под давлением следствия.

Напомним, что Сергея Дубинского вместе с экс-следователем Андреем Триневым задержали около года назад при получении взятки в 5 млн рублей. По данным «Коммерсанта», оба следователя вели дело о хищениях из банка «Российский кредит» Анатолия Мотылева, а взятка могла быть уплачена за снятие ареста с части активов, принадлежащих фигурантам этого дела.

Сергей Чернавский

Прочитано 6136 раз

Карта сайта

Сейчас 109 гостей онлайн