28.06.2019 23:01

Мертвая петля семьи Плешаковых

Подлинные виновники банкротства авиакомпании «Трансаэро» остаются за пределами интересов правоохранителей

Александр и Ольга ПлешаковыВ то время как поклонники американского фэнтезийного сериала «Игра престолов» – кто с восторгом, кто с возмущением – обсуждают финал его восьмилетней истории, у нас, в России разворачивается, пусть и не столь умопомрачительный по сюжету, но зато, к сожалению, совершенно реальный триллер. В эпопее взлета и падения авиакомпании «Трансаэро» нет драконов, зато по уровню жадности, подлости и коварства своих героев, эта сага еще и даст фору действующим лицам романов Джорджа Мартина.

Забудьте сахариновую летопись авиакомпании, состряпанную нанятыми пиарщиками. Ее подлинная история круто замешана на коррупции, обмане, а то и на чем-то похуже.

Корни этой истории уходят еще в советские годы, когда красавица-выпускница Львовского политеха Татьяна Анодина, дочь военного летчика, приехала покорять Москву. Продолжая семейную традицию, держалась она поближе к авиации, только вот покоряла не столько синие московские небеса, сколько московских небожителей. Не исключено, что именно покладистый характер и широта души помогали ей делать блестящую карьеру: ко времени краха социалистического строя она занимала весомую должность начальника одного из Главных управлений министерства гражданской авиации СССР. Но вот с подчиненными и не входившими в «ближний круг» окружающими она явно не стремилась быть милой и нежной, поскольку заслужила негласное прозвище «генерала в юбке».

Анодина могла позволить себе предельную жесткость в отношениях с простыми смертными: свою благосклонность она предпочитала дарить достигшим высоких чинов военным. Одним из таких, по свидетельству недавно покинувшего нас Сергея Доренко, был никто иной, как глава Службы внешней разведки Евгений Примаков. Причем, как говорят знающие люди, плодом этой нежной дружбы стал мальчик Саша.

В принципе, нам глубоко безразличен моральный облик г-жи Анодиной, и мы вовсе не хотим очернить светлую память Евгения Максимовича. Но без знания этой информации невозможно понять, как именно в последующем произошел на ровном месте взлет частной авиакомпании, и почему основные фигуранты последовавшего скандала так легко уходят от ответственности.

Но вернемся к нашим героям. Супруг Татьяны Анодиной благородно усыновил Сашу, дав ему свою фамилию (но не более). Мальчик рос, не блистая особыми достижениями и ведя разгульную жизнь обычного московского мажора. К 1990 г., когда на страну обрушилась перестройка, он скромно трудился в должности конструктора Московского машиностроительного завода «Скорость» (более известного как ОКБ им. Яковлева).

Затем, гласит официальная историография, ему пришла в голову идея неплохого стартапа: арендовать у Аэрофлота (бывшего в то время единственным в стране авиаперевозчиком) пару самолетов для организации вывоза репатриантов в Израиль в рамках программы «Сохнут».

Представьте, приходит, типа, простой инженер к авиамонополисту – «а займите-ка мне пару самолетов» – да еще и запросто получает необходимые разрешения на организацию международных (!) авиарейсов! Скажете, такое только в сказках бывает? Ну вот, 26-летнему инженеру Плешакову это удалось запросто.

Заметим, административная удача и дальше сопутствовала «Трансаэро»: компания легко получала лицензии на самые выгодные направления, обходя конкурентов, включая могучий Аэрофлот.

Однако в том, что касалось собственно бизнеса, Александр Плешаков и его супруга Ольга особых дарований не проявили. Как выяснит позже аудитор Счетной палаты Владимир Пансков, основу их благосостояния составляли махинации с таможенными платежами, позволившие им умыкнуть из российской казны сотни миллионов долларов. Другой составляющей стали кредиты, которые супруги брали в различных банках якобы «на развитие бизнеса», после чего банально клали в карман. Отчего-то при жизни уважаемого Евгения Примакова откровенно мошеннические схемы запросто сходили с рук Плешаковым. Зато открытие Панскова стоило должности аудитору и его сотрудникам.

Тем временем «Аэрофлот», от которого ушлому «инженеру» удалось «за здорово живешь» откусить часть авиапарка, был приватизирован. Де-факто его полновластным хозяином стал приснопамятный Борис Березовский, всесильный олигарх ельцинской эпохи. Конкуренты ему были не нужны, и он предпринял попытку прибрать к рукам разросшееся «Трансаэро». С помощью своего друга, грузинского олигарха Бадри Патакарцишвили, ему даже удалось прибрать к рукам часть акций компании. Дальше, по законам рейдерской атаки, оставалось поставить на ключевые посты своих людей – и компания была бы в кармане.

Плешаковы (а, вероятнее, Татьяна Анодина), в ужасе кинулись к тогдашнему губернатору Орловской области Егору Строеву, в то время еще и возглавлявшему Совет Федерации и, само собой, обладавшему ресурсами для противостояния Березовскому. В обмен на «крышу» Плешаков передал Фонду имущества Орловской области принадлежащие ему акции, регистрация компании была переведена в Орел, а кроме того, «Трансаэро» обязалась реконструировать областной аэропорт под прием широкофюзеляжных Боингов. Трудно сказать, сколько налогов получила в итоге область, но реконструкции аэропорта так и не дождалась.

Более того, после бегства Березовского из страны, Плешаков вытребовал свои акции назад. А когда Строева в кресле спикера Совфеда сменила Валентина Матвиенко, «Трансаэро» покинула Орел и… перебралась в Петербург! Насколько известно, власти второй столицы предоставили авиаторам-махинаторам весомые налоговые и иные льготы, но, как и в Орле, ничего не получили взамен.

Однако самая фантастическая по наглости история произошла с миноритарными акционерами «Трансаэро», семьей Муталибовых. Миноритариями они стали не совсем по своей воле. В свое время Магомед Муталибов, успешный бизнесмен, у которого в то время было два своих самолета (Руслан А-100 и Ил-76-ТД), познакомился с Александром и Ольгой Плешаковыми, изображавшими тогда молодых и энергичных предпринимателей, развивающих перспективное дело. Муталибову эта пара понравилась, а их бизнес не вызывал сомнений в своем успехе. Поэтому, когда Плешаковы оказались в катастрофической ситуации, он, не задумываясь, пришел к ним на помощь.

Дело в том, что в начале нулевых самолеты «Трансаэро», благодаря хроническим неплатежам и накопившейся гигантской задолженности, оказались прикованы к земле: поставщики топлива просто наотрез отказывались заправлять их. И Муталибов с поистине восточной щедростью предложил одному из поставщиков в залог собственную 4-комнатную квартиру, обставленную антиквариатом, в престижном районе Москвы. Больше он ее не видел. Плешаков так и не рассчитался – квартира ушла кредиторам.

Итак, благодаря Муталибову, самолеты полетели, и Плешаковы «в благодарность» предложили своему благодетелю купить (!) у них небольшую часть акций компании. В итоге в 2000 г. владельцем 5% акций стал сын Магомеда, Эскерхан Муталибов, в ту пору учившийся (ныне преподающий) в Оксфорде.

Вероятно, после атаки Березовского, Плешаковы чувствовали себя крайне неуютно, зная, что часть акций им неподконтрольна. И уже через год под благовидным предлогом они убедили Муталибовых дать Ольге Плешаковой доверенность на право голосования своими акциями. Как отказать друзьям семьи? Тем более, не сами же акции передавались – по крайней мере, так считали Муталибовы.

Жизнь, как известно, не состоит из одних роз. Кризисы начала двухтысячных сильно потрепали бизнес Муталибовых. Кроме того, в семье произошла тяжелая трагедия – в итоге общение с Плешаковыми на какое-то время прервалось. В 2011 г. Муталибовым понадобилась большая сумма на развитие новых направлений бизнеса – и вместо того, чтобы брать кредит на развитие, они решили реализовать имевшиеся у них акции «успешной» авиакомпании. По состоянию на март 2012 пакет Эскерхана Муталибова стоил 1.753.845.540 руб.

Но не тут-то было! Выяснилось, что, по данным компании-оператора, Эскерхан якобы продал его еще в 2004 г. Покупатель перепродал акции сотруднику «Трансаэро», а уже тот – Александру Плешакову! Продолжение этой истории наверняка заставляет рыдать от зависти самых прожженных боссов итальянской мафии. Российские правоохранительные органы раз за разом отказывают миноритариям Муталибовым в возбуждении дел, отправляя в суды. А в судах разводят руками: поскольку-де истец не интересовался состоянием своих акций до 2011 г., то и предмета для рассмотрения нет. Да, издевательство – а что такого?

Конечно, можно было бы порасспросить свидетелей – того, кому Эскерхан Муталибов якобы продал свой пакет, и того, кто потом перепродал его Плешакову. Но первый скончался во сне, не дожив и до сорока. А второй, по фамилии Опарин, однажды утром ушел на работу в офис «Трансаэро» – и пропал. 8 лет найти не могут никаких следов человека. Что ж, как говорится – нет тела, нет дела.

А в конце 2015 г. испустила дух и сама «Трансаэро». Копившиеся десятилетиями проблемы в итоге привели к оглушительному краху – и никакие реанимационные мероприятия тут помочь уже не могли. Несмотря на судорожные меры вроде попытки продажи авиакомпании основному конкуренту за символический рубль и оказания господдержки, затеянный Плешаковыми бизнес рухнул, оставив кучу долгов и тысячи пострадавших.

Кстати, о пострадавших. Александр Плешаков оставил после себя не только обворованных и обманутых партнеров и акционеров. Он оказался еще и непревзойденным мастером провокаций. Напомним об одной, пожалуй, самой яркой. Чтобы уйти от уплаты таможенных пошлин в размере 7329,9 млн.руб. (май 2006 года), Плешаков вспомнил о своих давних связях с коррумпированными силовиками. Надо отметить, что этот человек отличается не только криминальным талантом воровать и уходить от ответственности, у него еще и душа чернее ночи. В итоге на свет появилась предложенная силовиками схема подставить тогдашнего сенатора Левона Чахмахчяна в обмен на возможность уйти от уплаты таможенных пошлин. На что Плешаков с готовностью профессионального провокатора и согласился.

Надо сказать, что прокурор Сергей Дубинский, полковник Дмитрий Фролов, занимавшиеся сфабрикованным делом Чахмахчяна, сейчас находятся в Лефортово. Рука правосудия настигла их и отправила туда, где им и положено быть – в места не столь отдаленные.

Но сами Плешаковы уже плевали на эти проблемы, заблаговременно скрывшись за пределами страны. Чуть позже к ним присоединилась и Татьяна Анодина, буквально бросив в беспорядке свое рабочее место в созданном и возглавляемом ею Международном авиационном комитете. Говорят, что ушлая семейка сейчас отсиживается в Баку, прячась от следователей.

Но история на этом не закончилась. В ноябре 2016 г. гендиректор «Трансаэро» Александр Бурдин, фактически оставшийся единственным «на хозяйстве» топ-менеджером, предложил план реанимации авиакомпании. Вкратце, план предполагал полное списание долгов, избавление от лишних активов и регистрацию нового юридического лица, которому отошли бы остатки былой роскоши. Такой поворот позволил бы Плешаковым спокойно, не опасаясь каких-либо преследований, вернуться в Россию и заняться старыми делами – до следующего банкротства.

Но что-то пошло не так: в августе 2018 г. Бурдин присоединился к Плешаковым, бежав от уголовного преследования, возбужденного по факту растрат и невыплаты зарплаты сотрудникам «Трансаэро». Зато в СИЗО сейчас находится бывший арбитражный управляющий компании Михаил Котов. Его обвиняют в расхищении оставшегося от авиакомпании имущества, несмотря на представленные им свидетельства своей невиновности. А недавно под домашний арест попал бывший главный бухгалтер авиаперевозчика Андрей Ковалев.

Очень похоже на то, что на наших глазах происходит трансформация «Трансаэро» (читай – Плешаковых/Анодиной) из виновников в потерпевшие. Тем более что прецеденты уже появились: в мае арбитражный апелляционный суд подтвердил решение о взыскании в пользу авиаперевозчика 20,8 млн. руб. с соавтора антикризисного плана «Трансаэро», ООО «Мак-Кинзи и компания СиАйЭс».

По некоторым расчетам, ущерб, причиненный действиями Плешаковых и Анодиной кредиторам, гражданам и государству составляет почти четверть триллиона рублей. Но отчего-то именно к этому семейству у правоохранительных органов претензий нет. Мертвая петля «Трансаэро» затягивается вокруг второстепенных, а, возможно, и вовсе непричастных к делу фигурантов.

Ничем, кроме вмешательства тени бывшего директора СВР, подобные чудеса не объяснить. Как тебе такое, Джордж Мартин?

Владимир Портнов

Прочитано 7474 раз

Карта сайта

Сейчас 147 гостей онлайн