14.01.2012 14:05

Записки из «Страны мертвецов» (часть 3)

Настоящая правда об Абхазии для наивных русских туристов, и не только для них

Поразительно, как ловко в Абхазии умеют скрывать нелицеприятную правду, если она касается абхазов. 29.12.2011 близ границы с Грузией был обнаружен труп некоего Вальмера Бутбы: кто-то убил его выстрелом в голову и сбросил мертвое тело в кювет. В местных СМИ вину за убийство этого "героя" абхазско-грузинского конфликта 1992–93 гг. безоговорочно "повесили" на грузин.
Однако никто не написал о том, что г-н Бутба при жизни был одиозным криминальным авторитетом, не гнушавшимся никакой грязной "работой" – начиная с контрабанды и заканчивая рэкетом, похищениями и убийствами. И что криминальная версия покушения на него выглядит наиболее предпочтительной.
Впрочем, сегодня мы будем говорить не об абхазских бандитах, а о тех русских, которые, забыв о национальной гордости, либо "внесли вклад" в становление абхазского сепаратизма, либо предприняли попытку "интегрироваться в абхазское общество". Причем, одни из них поплатились за это жизнью, а другие, по большей части, влачат незавидное существование.

…В первой декаде наступившего января были обнародованы данные абхазской переписи-2011. Согласно этим данным, в Абхазии в настоящее время проживают 22077 русских (9,17 % населения; да и то, преимущественно – старики).
Между тем, еще по данным последней советской переписи, русских в Абхазии проживало 74913 чел. (14,27 %; и это не считая 11600 украинцев и 2100 белорусов – близкородственных русским народов). И даже в 2003 году, после кровавой войны, разрухи и масштабных этнических чисток, осуществленных ксенофобским абхазским режимом, число русских составляло 23420 чел. (10,88 %).
Интересно, никто из доморощенных абхазофилов не задавался вопросом: что же это за "дружественная" России республика, если число русских здесь сокращается катастрофическими темпами (за 22 года – почти в 3,5 раза)?
Справедливости ради, отмечу, что число русских начало убывать в Абхазии задолго до распада Союза. Так, в 1970 году (официальные данные) русских в этой республике проживало 92889 чел. (19,08 %), а в 1979-м – существенно меньше, 79730 (16,40 %).
Причины тому были разные: и набирающий силу грузинский национализм (в тот период Абхазия входила в состав Грузии), который ничуть не "добрее" абхазского, а также события, подобные тем, которые описал очевидец в своем блоге в "ЖЖ" (http://progressism.livejournal.com/59796.html) – под заглавием "Этнические чистки в Абхазии 83–84 годов" (цитата):
"В 1983 году в городе Гудауте Абхазской АССР прокатилась волна жесточайших убийств русских. Жертв пытали часами перед тем, как убить. Убийства начались поздней осенью и происходили каждые 2–3 дня. К весне говорили о 30–50 случаях – и это в городе с населением всего 20 тыс. чел. У меня в доме на всех окнах поставили решетки, и появилось оружие.
Весной население обнаружило, что письма на почте подвергаются цензуре – видимо, с целью предотвращения распространения этой информации за пределы республики. Однако сведения об этнических чистках все-таки дошли до Политбюро СССР, и в апреле в город были введены войска МВД.
На всех крупных перекрестках стояли патрули с БТРами и собаками, на крышах кое-где сидели снайперы. В городе был введен комендантский час. Но к сезону войска были убраны с улиц – чтобы не будоражить отдыхающих.
Убийства русских продолжались больше года. Говорят, это была реакция на действия Андропова в Ставрополье и Краснодаре – тогда расстреляли директора "Океана", посадили каких-то местных руководителей, и локальные царьки в Абхазии продемонстрировали готовность бороться с Москвой.
Видимо, счет погибших перевалил за сотню (точно не знал никто, кто знал – не говорил) – включая семью школьной учительницы моей матери. Войска МВД так и оставались в Гудауте и время от времени выводились на улицы – вплоть до 1992 года. Очевидно, чтобы абхазы опять не начали вырезать русских "братьев". Войска в Гудауте были настолько обычны, что в августе 92-го я первые день-два думал, что это очередной комендантский час. Пока не увидел Басаева и его басмачей…
Когда войска МВД из республики были выведены, большинство русских из нее как ветром сдуло. А кого не сдуло – тех быстро "сдули" сами абхазы. К примеру, моего 73-летнего деда (февраль-93) и даже мою столетнюю прабабушку (апрель-94). А сегодня меня раздражает, когда идиоты из РФ мне говорят: "да вы все врете, что ваших русских деда и прабабушку убили абхазы – они такие чудесные люди и наши братья!"... (конец цитаты).
Надо сказать, комментарии к этому посту в "ЖЖ" оставил матерый националист, депутат абхазского парламента Батал Кобахия. Опровергнуть приведенные факты он не смог (видно, крыть ему было нечем), а посему лишь посоветовал автору поста "обратиться к психиатру". Стандартный прием завзятого демагога…
Любопытная деталь: до 1981 года Гудаутский РОВД возглавлял нынешний президент Абхазии Александр Анкваб, который в наши дни цинично называет гудаутскую милицию тех лет "образцовой". Ничего не скажешь – прекрасный образец для подражания…
В конце лета-1992, после ввода в Абхазию грузинских войск для наведения "конституционного порядка" (к тому времени абхазы фактически не подчинялись Грузии, и нещадно грабили проезжающие по "своей" территории поезда), в мятежную республику из России стало съезжаться немало "защитников угнетаемого абхазского народа", зомбированных тлетворной интернационалистской пропагандой. Среди них был и молодой поэт, участник т.н. Ордена куртуазных маньеристов Александр Бардодым.
Г-ну Бардодыму удалось повоевать (точнее, пописать примитивные кавказофильские стишки) в составе "батальона" Шамиля Басаева недели три. А уже 9-го (по другим данным, 10-го) сентября 1992 года его застрелил в Гудауте, как собаку (есть сведения, что спящего), "собрат по оружию" – некий кабардинец, которому приглянулся автомат "куртуазного маньериста". (Кажется, какой-то "навороченный" АКСУ).
Эта история, в принципе, достаточно широко известна, хотя абхазы стараются лишний раз ее не афишировать. О ней, в частности, писал Эдуард Лимонов в своей книге "Убийство часового" (сокращенная цитата):
"Его застрелил пулей в лоб из его собственного автомата кабардинец, в номере гостиницы, ставшей общежитием добровольцев. Явившись с фронта на отдых, Бардодым попался на глаза преступному кабардинцу. Они выпивали вместе. Застрелив Бардодыма, кабардинец оказался в госпитале. Не то он скрылся от преследования, не то почувствовал угрызения совести, как бы то ни было, через пару дней кабардинца нашли и "пришили", как выразился грустный человек, сообщивший мне эту трагическую историю" (конец цитаты).
Следует отметить, что заядлый абхазофил Лимонов (в той же книге он признался, что намеренно не стал публиковать подлинную историю убийства Бардодыма в российской прессе – наверняка с той целью, чтобы "не очернять доблестных абхазов"), в одном абзаце дважды выдает желаемое за действительное.
В первый раз – когда он пишет о каких-то "угрызениях совести" (хотя, их не может быть по определению – ведь убит русский, которого, по мнению многих кавказцев, сам Аллах велел отправить на тот свет). И – во второй раз, когда сообщает со слов неназванного по имени абхаза лживую байку о том, что убийцу Бардодыма якобы "нашли и пришили".
На самом деле, никто и не думал его искать (а тем более убивать), и "преступный кабардинец" скрылся безнаказанно. Несмотря на то, что в "друзьях" г-на Бардодыма числился чеченский головорез Шамиль Басаев (вообще-то, грош цена подобной "дружбе", и поверить в нее могли лишь самые упертые русские "интернационалисты"). В итоге, убитого поэта похоронили в Новом Афоне, а в 1994 году он был посмертно награжден самопальным "орденом Леона".
Зато в Абхазии до сих пор ценится, по счастью, недооцененное в России творчество покойного Бардодыма (что неудивительно – искусственно выпестованную большевиками абхазскую "поэзию" без слез читать невозможно, так что на творческое "безрыбье" сойдет и Бардодым). И в первую очередь, разумеется, – печально знаменитая "Песня батальона Шамиля Басаева", в которой есть такие "зажигательные" строки:

Врага отвага поражала,
В лихих отчаянных делах.
В бою на лезвии кинжала,
Напишем кровью: "Мой АЛЛАХ!"…

Согласитесь, как-то мало русского в этой убогой "нетленке". Тем не менее, я нисколько не сомневаюсь, что если бы Бардодым дожил до окончания абхазско-грузинского конфликта и, конечно же, до апокалипсического взятия Сухума, он непременно стал бы свидетелем разгоревшейся после этого безумной резни, учиненной его "соратниками" по "борьбе за свободу".
Интересно, как ему понравился бы незабываемый эпизод, когда разгоряченные массовыми убийствами "абхазские ополченцы" и их союзники согнали уцелевших русских жителей Сухума, приказав им, под угрозой расстрела, рыть могилы и хоронить в них, стаскивая в вырытые рвы руками, сотни полуразложившихся от жары трупов? (Сухум взяли в конце сентября-1993, а в это время здесь обычно еще довольно жарко).
И какую бы еще пронзительную "песню" он сочинил, глядя на бесчинства (изнасилования, бессудные казни и повальные грабежи) в исполнении своих кавказских "собратьев по оружию"?
Впрочем, среди "соратников" г-на Бардодыма были не только абхазы и т.н. "конфедераты" (члены антироссийской Конфедерации горских народов Кавказа), но и, к моему огромному стыду, представители славянских народов. В основном – т.н. казаки (донские и кубанские).
Не все из них, правда, воевали из каких-то там выдуманных советским агитпропом "братских" чувств к народу, выходцев из которого в своем кругу они презрительно называли (и называют) "черножо..ми". Хватало в их среде и, по сути, наемных "искателей счастья", воевавших в надежде "добыть" "трофейные" дома и земельные участки изгнанных из Абхазии (или ими же убитых) грузин (да и не только грузин – кто под пьяную руку попадется).
Хитрые абхазы всячески подогревали в душах наемников (по рассказам очевидцев, прославившихся особой жестокостью) безудержную алчность. Но когда война закончилась, всех "казаков" попросту выгнали вон, перестреляв тех из них, кто наиболее упорно отстаивал свои мифические "права" на незаконно захваченную собственность. И до самой смерти захватчики славянского происхождения так, наверное, и не поняли, что воевали они исключительно за чужие, абхазские интересы…
А если бы поэт Бардодым, выжив на войне, каким-то чудом закрепился в послевоенной Абхазии, то он обязательно (и вряд ли – с удовольствием) наблюдал бы кампанию, явно инспирированную абхазскими властями, по "нейтрализации" самых активных членов русской общины.
Апогей этой вакханалии – убийство 11 сентября 1995 года вице-премьера РА, председателя Конгресса русских общин соотечественников России в Абхазии Юрия Воронова: его расстреляли из автоматического оружия на пороге собственной квартиры, на глазах у членов семьи.
Убийца Воронова, абхаз Альберт Тарба, был объявлен в розыск, задержан и приговорен к расстрелу. Однако какое-то время спустя его, вопреки местному закону, отпустили на свободу (тем самым абхазские власти косвенно подтвердили свою причастность к покушению). Двое подельников убийцы, братья-абхазы Рафаэль и Роберт Цвижба, не пойманы до сих пор – не говоря уже о заказчиках резонансного преступления. Да и вряд ли кто-нибудь станет их искать.
Этого Воронова, кстати, ни капельки не жаль. Именно он выполнял при главаре сепаратистов (ныне покойном) Владиславе Ардзинбе своеобразную роль "абхазского Геббельса", будучи не в меньшей степени ответствен за развязывание жестокой войны, нежели его патрон. Что характерно, и Ардзинба, и Воронов – по профессии ученые-историки; ну как с такими "академическими" биографиями не превратиться в военных преступников?
Затем г-н Бардодым, быть может, долго и бессильно наблюдал бы изгнание из Абхазии, после ограбления до нитки, множества русских, оставшихся здесь после войны, и не уехавших в Россию – либо в надежде на лояльное отношение к ним абхазов, либо просто потому, что в России их никто не ждал. И – не исключено – начал бы записывать мрачные истории, свидетельствующие, как минимум, о бездушном отношении абхазов к "русским свиньям".
Одну такую историю мне рассказал абхаз-полукровка (мать у него была русская), чье имя, по вполне понятным причинам, я не намерен раскрывать.
В конце 90-х его мать сбила машина (Абхазия и доныне занимает первое место в мире по количеству погибших в автомобильных авариях – в процентном соотношении к числу жителей). В машине сидели абхазы (трое или четверо, я уже не помню всех деталей рассказа 6 или 7-годичной давности).
Так вот, они вышли наружу, увидели, что сбили русскую и, недолго думая, сбросили еще живую женщину с моста (в этом они признались, когда муж погибшей их все-таки нашел – благодаря тому, что кто-то случайно запомнил номер автомобиля убийц).
И действительно, кому нужно заботиться о русской, если за нее никто не вступится? Зачем тратиться на ее лечение, если гораздо "гуманнее" и "целесообразнее" добить ее, чтобы "не создавать себе лишних проблем"?
Другое дело, если бы жертва аварии оказалась абхазкой – тут уж не забалуешь, пришлось бы и в больницу отвезти, и деньги на лечение собрать. В противном случае, последствия для лихачей были бы очень серьезными. По крайней мере, малоприятные межклановые "разборки", с применением огнестрельного оружия, им были точно гарантированы…
Но самая, пожалуй, необычная и трагическая судьба из оставшихся в живых русских активистов (причем, во многом – по его личной вине), бесспорно, принадлежит Геннадию Никитченко – преемнику Юрия Воронова на посту главы местного русского конгресса.
В годы войны сельскохозяйственный инженер Никитченко воевал на стороне абхазов (в качестве зама командующего т.н. восточным фронтом), получив за боевые заслуги орден Леона и звание "героя Абхазии".
В 2002 году именно 56-летний Никитченко добился массовой выдачи российских паспортов гражданам Абхазии, прорвав международную изоляцию этого никем в ту пору (если не считать ряда сепаратистских образований, типа ПМР) не признанного квазигосударства. Кроме того, гражданство РФ позволило абхазам, никогда особо не склонным к полезному труду, получать российские пенсии и пособия – за счет российских же налогоплательщиков.
Несколько лет спустя, похоже, до г-на Никитченко наконец-то стало доходить, что все его усилия по "сбережению русской диаспоры" не только напрасны, но и наталкиваются на злостное сопротивление абхазских властей, не желающих замечать вопиющие нарушения прав русских и русскоязычных граждан (об этом мы подробнее поговорим в следующей части "Записок").
Будучи не на шутку обескуражен такой, на его взгляд, неадекватной реакцией (ведь по привычке он все еще ощущал себя "героем", которому, как он был уверен, полагаются привилегии от абхазов), Никитченко начал вести нечто вроде правозащитной деятельности. Параллельно "правозащитник" раздавал интервью с резкой критикой в адрес абхазских властей и часто жаловался кремлевскому руководству на произвол абхазов.
Но даже когда его лишили возможности переизбраться в республиканский парламент (где он заседал с 1996 по 2007 годы), а затем, с помощью продажных русских "интеграторов", отобрали и развалили русский конгресс, г-н Никитченко ни разу не признался журналистам в том, кто являлся виновником его семейной трагедии в годы войны.
Вместо этого, в СМИ по-прежнему распространяются сказки о том, что 16-летнюю дочь г-на Никитченко убил грузинский танкист. Хотя в реальности (этой информации вы не найдете в интернете) ее задавил гусеницами танка абхазский "ополченец", которому взбрело в голову "поджигитовать" на боевой многотонной махине, рисуясь перед доверчивой дочерью "героя", восхищенной "сноровкой" и "удалью" безмозглого сопляка.
Очень красивая, рассказывают, была девочка. Одна беда – русская. И потому ее убийца – пусть и совершивший убийство по собственной дури и неосторожности – остался безнаказанным. Как и убийцы Александра Бардодыма, Юрия Воронова и многих других русских, по тем или иным причинам связавших свои судьбы с "дружественной" Абхазией…


Афанасий ГЛЕБОВ
(продолжение следует)
Об авторе. Афанасий Глебов – независимый московский журналист, родившийся, выросший и долгое время работавший в Южно-Кавказском регионе.
Примечание. "Страна мертвецов" – один из вариантов перевода самоназвания Абхазии ("Апсны")
Продолжение "Записок из "Страны мертвецов" читайте на сайте Инсайдер 3 февраля.

Прочитано 10934 раз

Карта сайта

Сейчас 486 гостей онлайн