Thursday, 25 August 2016 22:15

Джанджгаву «заказали» вслед за Шубиным

{password pass="4PGm8ZqU"}

Беспредел по-мурмански: как поделить чужое имущество и судейскую мантию не замарать

Ираклий ДжанджгаваС приходом к власти в Мурманской области губернатора Марины Ковтун энергетическая сфера региона была оперативно «прихватизирована» людьми из ее ближнего круга, положившими глаз на лакомый сегмент практически неисчерпаемых доходов. Ведь потребители платили за тепло и электричество всегда – и сейчас, в период экономических неурядиц, тарифы только выросли. А стало быть, значительно возросла и «цена вопроса».

Рейдерский захват в энергетике сопровождался громкими уголовными делами. Наиболее яркий пример – заказной наезд на бывшего гендиректора ОАО «Колэнергосбыт» Геннадия Шубина, который в августе 2015 г. был приговорен к 12 годам колонии общего режима – по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере в составе организованной группы и в легализации денежных средств. Причем, ущерб, якобы нанесенный Шубиным и его «подельниками», оценен аж в 1 млрд. руб. Надо ли упоминать о том, что эта цифра ничем не подтверждается, и буквально взята с потолка?

То, что это был именно заказ, ясно всем. Сама губернаторша Ковтун завалила многостраничными доносами федеральных правоохранителей, что, впрочем, особо не скрывалось от широкой общественности. Ибо нещадное «прессование» некогда влиятельного «олигарха» (в России нередко за убийство с «расчлененкой» меньше дают; прим. авт.) с помпой подавалось публике чуть ли не как «борьба за народные интересы».

Впрочем, преследование всех тех, кто был хоть как-то, выражаясь языком полицейского протокола, «причастен к схемам Шубина» (скажем, вел с ним совместно бизнес, или был просто знаком), продолжается до сих пор. Взять хотя бы мурманских предпринимателей Сергея Сороку и Ираклия Джанджгаву (группа компаний ТМТ).

Впервые их имена, в связи с инкриминируемыми «преступлениями» (по все той же, «мошеннической» статье), открыто прозвучали из уст прокурора во время суда над Геннадием Шубиным. Почти год спустя (28.06.2016) судья Октябрьского городского суда г. Мурманска Ирина Алексеева вынесла решение об избрании меры пресечения в отношении Джанджгавы. Разумеется, не в пользу «обвиняемого».

06.07.2016 судья Мурманского областного суда Александр Екимов отклонил апелляцию адвоката Джанджгавы, оставив жалобу без удовлетворения.  Небольшое уточнение: это удивительное решение о заключении под стражу, с подачи сотрудников регионального УМВД, было вынесено заочно, так как г-н Джанджгава еще с 2010 г. проживает за границей, и был объявлен в международный розыск (хотя ни от кого скрываться не собирался). А удивительное оно потому, что на его примере можно отследить зловещую работу репрессивной машины, поставленную в Мурманской области на поток. Итак, цитата (здесь и далее в скобках – прим. авт.):

«В апелляционной жалобе адвокат Панфилов А. В. выражает несогласие с постановлением суда... Проверив материалы дела, обсудив доводы, суд находит обжалуемое постановление законным и обоснованным.

Ходатайство следователя об избрании меры пресечения в отношении Джанджгавы И. Р. внесено в суд с согласия руководителя следственного органа и отвечает требованиям ст. 108 УПК РФ… (Что ж, согласие ангажированного следователя, который спит и видит, как бы посадить человека, чтобы затем «выбить» из него «нужные» показания» – видимо, неоспоримый довод для «самого гуманного суда в мире». Особенно, если за спинами судей маячит тень губернаторши Ковтун).

Ходатайство рассмотрено в отсутствие обвиняемого, его защиту осуществлял адвокат… Суд учел, что 11.03.2016 в отношении Джанджгавы И. Р. вынесено постановление по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (хищение более 500 млн. руб., принадлежащих ОАО «Сбербанк России», совершенное в г. Мурманске в период с 01.03.2008 по 11.10.2010).

В связи с неустановлением места нахождения обвиняемого и с тем, что он по своему месту регистрации (а как же право на свободу передвижения, гарантированное конституцией РФ?) и у своих родственников не проживает, по повесткам не является, не отвечает на телефонные звонки, скрывается от органов следствия, 11.03.2016 Джанджгава И. Р. объявлен в федеральный розыск.

(Крамольный для «служителей фемиды» вопрос: можно ли считать гражданина скрывающимся от следствия, если он присылает в суд во время вынужденного отсутствия, никак не связанного с противозаконными «хотелками» силовиков, адвоката, защищающего свои права? Вряд ли; ведь по-настоящему беглый преступник точно не станет тратиться на защитника…).

Данные обстоятельства подтверждены: сведениями о регистрации от 07.07.2015; поручением от 08.12.2015 о доставлении Джанджгавы И. Р. к следователю в случае его обнаружения; рапортом участкового уполномоченного Мороз Д. А. от 18.12.2015, согласно которому соседи его не видели, а мать обвиняемого пояснила, что Джанджгава И. Р. по месту регистрации не проживает, но иногда ей звонит; повесткой о вызове на допрос от 10.12.2015…

(То есть, на самом деле, никакие «обстоятельства» подтверждены не были: не считать же таковыми обычную лень какого-то участкового, которому было явно неохота искать «преступника», и оттого он сослался на ничего не значащее «мнение соседей», в большинстве испытывающих в Джанджгаве классовую неприязнь; и, вдобавок, приплел в рапорт слова старенькой матери «обвиняемого», да еще и перепутал ее с бабушкой).

28.06.2016 вынесено постановление об объявлении в международный розыск… Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об избрании в отношении Джанджгавы И. Р. меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку он обвиняется в совершении тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет, по месту регистрации в г. Мурманске не проживает, покинул РФ в 2011 г. и, скрываясь от следствия, препятствует производству по делу...

(Обратим внимание на иезуитскую расплывчатость формулировок: получается, человека в России – или, по крайней мере, на территории Мурманской области – можно арестовать только на том крайне шатком основании, что ему потенциально грозит длительный срок наказания за преступление, абсолютно недоказанное следствием. Ну, а на чем основаны странные утверждения о том, что Джанджгава «препятствует следствию», если он отсутствует в России уже 5 лет, – полная загадка для всякого вменяемого человека).

…Суд не усматривает оснований для изменения меры пресечения на более мягкую, поскольку иные меры не смогут гарантировать возможность справедливого разбирательства уголовного дела. Обстоятельств, препятствующих содержанию Джанджгавы И. Р. под стражей, не установлено…» (конец цитаты).

Вот так, и никак иначе: чувство справедливости, видите ли, пострадает у судьи Екимова, если он, в стилистике 1937 года, не расправится одним росчерком пера с гражданином, чья вина, повторимся, абсолютно не доказана.

Впору предложить Госдуме РФ принять какой-нибудь очередной «закон Яровой», позволяющий сгноить за решеткой персону, вставшую костью в горле у «губернаторских» рейдеров, за оскорбление судейских чувств. А заодно – законодательно запретить всем, кто тем или иным образом наступает на мозоли коррупционерам (допустим, мешает им захватить свой бизнес силовым путем), отстаивать правоту в законном порядке.

Как бы то ни было, поневоле складывается впечатление, что Ираклия Джанджгаву никто не собирался арестовывать с самого начала. Главное, чтобы он по-прежнему оставался за границей, пока кучка облеченных властью жуликов делит в России принадлежащее ему имущество. А уж когда поделят все до последнего огрызка – тем более пусть сидит вдалеке и не отсвечивает. Кризис ведь на дворе, а кушать хочется и судьям, и ментам, и губернаторам…

Андрей СИЛАНТЬЕВ

Last modified on Saturday, 08 October 2016 21:34

Карта сайта

We have 46 guests and no members online