03.02.2015 06:15

Трастовые жулики

Илья Юров и его подельники «кинули» вкладчиков банка «Траст», после чего сбежали за границу

Как известно, банкиры знают 1001 способ «нарисовать» хорошую отчетность. Это можно сделать, как некогда банк «Славянский», показывая на балансе несуществующие ценные бумаги. Или как Мособлбанк, который незаконно переводил деньги вкладчиков «дружественным» структурам.
Санация банка «Траст» явила миру новый способ жульничества: улучшение показателей за счет размещения кредитных нот, выкупавшихся VIP-клиентами. Вкладчиков убеждали, что это облигации, которые имеют вторичное хождение и могут быть выкуплены по первому требованию. Доходность нот – 10% в валюте. Непонятно, почему ЦБ разрешал «Трасту» учитывать столь сомнительные средства в капитале банка. С этим, по всей видимости, придется разбираться правоохранительным органам.
Обычным вкладчикам повезло больше: лицензия сохраняется, санировать «Траст» будет банк «ФК «Открытие». Но это не означает, что экс-владельцам «Траста» можно спать спокойно. Обнаруженная дыра в его балансе – 67,8 млрд. руб. Член комитета Госдумы по финансовому рынку Борис Кашин уже направил в Следственный комитет запрос с просьбой «в случае выявления признаков преступления, рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела». В свою очередь, ЦБ, обнаружив в банке признаки вывода активов, обратился в Генпрокуратуру и МВД.

Под шумок мирового кризиса

Сейчас мало кто рассуждает о полноценном банковском кризисе, но многие факты сегодня говорят за него. В банках уже если не паника, то ее предвестники. Во многих отделениях – очереди. Кто-то хочет положить средства под баснословные 20% годовых, кто-то – получить деньги со вкладов, для чего теперь надо записываться за несколько дней.
С начала прошлого года регулятор отозвал свыше 80 банковских лицензий. «Российская экономика так и не восстановилась после кризиса 2008–2009 гг., – констатирует аналитик Валерий Пивень. – И история с санацией «Траста» носит, скорее, экономический характер, нежели криминальный. Аналогичный пример – банкротство Инвестбанка в конце 2013 г., когда еще и Крым был не наш, и санкций против России не было. Дыра в капитале без всякого экономического кризиса. Вернее, в результате накопившихся с 2009 г. проблем».
О плохой ситуации в «Трасте» говорили еще 5 лет назад: не очень хорошая кредитная база, постоянная необходимость в перекредитовании, но при этом агрессивные рекламные и маркетинговые кампании. За счет привлечения новых вкладчиков латались дыры. В конце прошлого года люди побежали забирать деньги. А их у банка вдруг не оказалось…

Откуда взялся Юров?

До конца декабря-2014 основным акционером банка «Траст» выступало ЗАО «Управляющая компания «Траст» (93,77% акций), конечными владельцами которого являются члены совета директоров банка Илья Юров, Сергей Беляев и Николай Фетисов. Все они работали в «Трасте» более 13 лет. Напрямую Юров владеет долей почти в 4,5% акций НБ «Траст», он считался крупнейшим владельцем.
Выпускник Московского авиационного института (специальность – «экономист»), Илья Юров устроился в банк «Менатеп» по объявлению за год до окончания вуза. Его заметил основатель ЮКОСа Михаил Ходорковский. Юров начал с позиции экономиста отдела маркетинга, а спустя год стал начальником аналитического отдела. Начинающий банкир готовил аналитические отчеты лично для г-на Ходорковского.
У группы «Менатеп» имелся еще один финансовый актив – банк «Менатеп Санкт-Петербург». Он был основан в 1995 г. в качестве одной из дочерних структур столичного банка «Менатеп». Возглавлял «Менатеп СПб» нынешний гендиректор «Аэрофлота» Виталий Савельев, благодаря которому кредитному учреждению удалось получить поддержку со стороны «Газпрома». В 2001 г. Савельев занял должность заместителя председателя правления по финансам ОАО «Газпром» Алексея Миллера, а «Газпром» купил 19% банка.
Изначально «Менатеп СПб» не имел филиалов и работал исключительно в Северо-Западном регионе. Однако после кризиса 1998 г., когда головной «Менатеп» остановил операции, основная часть бизнеса главного банка «империи» Михаила Ходорковского была переведена в «Менатеп СПб» и в Доверительный и инвестиционный банк (ДИБ). «Менатеп СПб» получил филиальную сеть и карточный бизнес, а ДИБу досталась большая часть финансовых потоков ЮКОСа.
В 1999 г. Илья Юров перешел из банка «Менатеп» в ДИБ на должность 1-го зампреда правления и вскоре возглавил банк. Дела пошли. В 2002-03 гг. ДИБ (переименованный Юровым в инвестиционный банк «Траст») возглавлял рейтинг андеррайтеров облигаций по версии сайта Cbonds.info.
В 2002 г. банк организовал 18 выпусков облигаций для 12 эмитентов почти на 10 млрд. руб., в 2003 г. – уже 20 выпусков для 15 эмитентов на 12,3 млрд. руб. На ИБ «Траст» приходилось свыше 10% рынка корпоративных бондов. Среди его клиентов были МГТС, «Русал», «Мегафон», а также правительства Московской области, Москвы и Якутии.
Глава группы «Менатеп» Платон Лебедев планировал объединить подконтрольные ЮКОСу «Менатеп СПб» и ДИБ, но Илья Юров не разделял этих устремлений. Неудивительно, что полностью доверить банковский бизнес «Менатепа» Юрову ни Лебедев, ни Ходорковский не хотели.
К осени 2003 г., когда был арестован Михаил Ходорковский, Юров с партнерами уже владели около 30% акций ИБ «Траст». С 2000 по 2003 гг. они заплатили за пакет $16 млн., рассказывал банкир в одном из интервью. Тогда встал вопрос: или выйти из банка, или полностью его выкупить, поскольку все ассоциировали «Менатеп СПб» с ЮКОСом, а для банка вопрос репутации всегда стоит на первом месте.  С ним боялись работать, потому что группа «Менатеп» вот-вот развалится, и банка не станет.
24 декабря 2003 г. Илья Юров и совладельцы Group Menatep Леонид Невзлин, Михаил Брудно и Владимир Дубов договорились о сделке: за 68% акций «Траста» и за 99% акций банка «Менатеп СПб» менеджеры банка заплатили $100 млн. в рассрочку на год, плюс $6,8 млн. в виде дивидендов за 2003 г. Сделка была подписана 7 мая 2004 г., первые платежи прошли до 11 мая 2004 г., а уже через год менеджеры полностью рассчитались.

Взросление «трастового мальчика»

Найти деньги на выкуп оказалось несложно. Илья Юров получил предложение от банка ING о предоставлении кредита под залог самих долей банка. Сложнее было восстановить репутацию, чтобы кредитное учреждение перестали связывать с ЮКОСом. Тем более, что около трети обязательств приходилось на средства нефтяной компании: примерно $800 млн. пассивов «Менатепа СПб» было, так или иначе, связано с группой «Менатеп».
Начиная с середины 2003 г., после ареста Платона Лебедева, начался массовый отток этих средств. Чтобы сохранить платежеспособность, банк перешел в режим жесткой экономии – сократил операционные издержки и досрочно востребовал активы.
На тот момент ИБ «Траст» был небольшим кредитным учреждением со штатом в 300 человек и операционными издержками около $15 млн. в год. «Менатеп СПб», наоборот, был убыточным банком с операционными затратами по итогам 2003 г. на уровне $100 млн. По итогам 2004 г., расходы «Менатеп СПб» сократились вдвое.
Банк пытался предложить услуги по привлечению финансирования компаниям второго эшелона. В 2004 г. «Траст» разместил облигации «Новатэка» на 1 млрд. руб., а в 2006 г. ритейлера «Дикси» – на 3 млрд. руб. Но добиться прежних результатов Илье Юрову не удалось. С 2004 г. «Траст» начал сдавать позиции. В 2004 г. он занял 17-е место среди организаторов выпусков облигаций, в 2005 г. и 2006 г. не поднимался выше 20-го.
«Юрова нельзя назвать банковским профессионалом, – отзываются о нем опрошенные банкиры. – Он инвестиционщик, и зря полез в розничный бизнес». «Стратегический выбор направления был ошибочен: достаточно поздно банк вышел на розничный рынок, когда было сложно работать в окружении крупных государственных и частных банков», – добавляет Валерий Пивень. Плюс, слабая диверсификация бизнеса. Розничный проект в «Трасте» был запущен в 2006 г., причем банк занялся кредитованием малого и среднего бизнеса и граждан в первую очередь за пределами Москвы, где конкуренция ниже.
В том же 2006 г. состоялось первое размещение еврооблигаций ИБ «Траст». Казалось, кризис позади. Банк начали рассматривать потенциальные покупатели. В начале 2007 г. его хотела купить АФК «Система», чтобы объединить с принадлежащим ей Московским банком реконструкции и развития. В 2008 г. Юров вел переговоры с BNP Paribas. Но – не сошлись в цене. Сделки не состоялись, и «Траст», дабы быстро увеличить активы, сделал ставку на агрессивный рост.
Илья Юров говорил, что хочет наращивать активы на 40% в год при росте банковского сектора в среднем на 20%. Программа развития предполагала открытие представительств во всех городах России с населением свыше 50 тыс. чел. Но планы нарушили мировой финансовый кризис и претензии к банку со стороны НК «Роснефть».

Дурное наследство ЮКОСа

История с долгом «Роснефти» уходит корнями еще во времена ЮКОСа. В 2001 г. ИБ «Траст» выдал кредит на $57 млн. самарской фирме «Техтрансстрой», дружественной областной администрации. Тогда область выступила поручителем по кредиту, а за сам регион поручился ЮКОС.
В 2003 г. заемщик, так же, как и первый поручитель, перестал платить, и банк списал деньги со счетов нефтяной компании. Но собственник активов ЮКОСа сменился, и «Роснефть» в 2008 г. выиграла иск у «Траста». К тому времени сумма претензий выросла с $57 млн. (около 1,7 млрд. руб. по курсу 2001 г.) до 2,5 млрд. руб.
Переговоры шли тяжело, но «Трасту» удалось снизить размер претензий до 500 млн. руб., и за год банк рассчитался с «Роснефтью». Тогда же появились первые слухи об объединении «Траста» с аффилированными с «Роснефтью» Всероссийским банком развития регионов (ВБРР) и Дальневосточным банком. Контроль над единой структурой должен был перейти «Роснефти». И это также являлось пунктом мирового соглашения. В противном случае, банк должен был выплатить нефтяной компании еще 2 млрд. руб.
Расплатиться с нефтяниками помогли привлеченные средства вкладчиков. «С начала 2009 г. банк начал «пылесосить» рынок, – вспоминает Максим Осадчий. – Он отчаянно нуждался в ликвидности, и до 1 августа 2009 г. был среди лидеров гонки ставок по вкладам. Банк предлагал тогда ставку выше 20% годовых».
В 2010 г. к своей рекламной кампании «Траст» привлек Брюса Уиллиса. Ставки продолжали находиться на высоком уровне: сначала 9% годовых, потом 10%, затем 12%. Результат: с января 2009 г. по ноябрь 2010 г. объем депозитов частных клиентов в банке вырос в 4,5 раза – с 16,5 до 74,3 млрд. руб. Сейчас он превышает 140 млрд. руб. Кстати, только за последний год банк потратил на контекстную рекламу в интернете около 500 млн. руб. Это больше, чем израсходовал Сбербанк.

Пониженные рейтинги

Резкий рост депозитной базы вкупе с иском «Роснефти» насторожили рейтинговые агентства. Moody’s в апреле 2009 г. понизило долгосрочный рейтинг «Траста» по депозитам сразу на две ступени – с В2 до Caa1 («значительная слабость банка»), летом 2010 г. Fitch понизило рейтинг банка до уровня CCC – «довольно высокая возможность дефолта».
Агентства посчитали, что у «Траста» плохой кредитный портфель и неустойчивая депозитная база. Да и финансовые показатели банка оставляли желать лучшего. Убыток в 2008 г. по МФСО составил 3,2 млрд. руб., в 2009 г. – 755 млн. руб., в 2010 г. – 2,24 млрд. руб.
Решить проблемы мог бы стратегический инвестор. И переход под крыло «Роснефти» для Юрова был бы настоящим спасением. Но для дальнейшего развития требовалось докапитализировать объединенный банк. Хотя соглашение о намерениях по объединению кредитных учреждений было подписано еще в декабре 2009 г., дальше дело не пошло. В апреле 2010 г. «Траст» выплатил оставшиеся 2 млрд. руб. в рамках соглашения, чем поставил крест на дальнейшем слиянии.
По данным аудиторской компании Ernst & Young, кредитный портфель «Траста» в середине 2009 г. составлял после вычета резервов 65 млрд. руб., из них 60% портфеля было выдано связанным сторонам, то есть компаниям или физлицам, относящимся к банку. Фактически, банк грубо нарушал нормативы по кредитованию.
Кроме того, субординированные кредиты, выделенные банку для пополнения капитала, являлись «схемными». И их выявление регулятором, как отмечалось в отчете Ernst & Young, «может привести к штрафам, отказу в финансировании со стороны ЦБ, отзыву лицензии». Ликвидность банка тогда поддерживалась за счет вкладчиков (39% привлеченных средств) и Центробанка (28%).
Но регулятор молчал. Нельзя доказать, имел ли место сговор между топ-менеджерами и акционерами банка и чиновниками из ЦБ. «О проблемах «Траста» знали все на рынке, – возмущается один из банкиров. – Может быть, и коррупция. Я не понимаю, почему до сих пор надзором в ЦБ руководит один и тот же человек (с 12 сентября 2011 г. зампредом ЦБ, курирующим надзор, является Алексей Симановский; в центральном аппарате ЦБ он работает с 1996 г.). По крайней мере, главу ГУ Банка России в ЦФО Алексея Плякина в прошлом году убрали из Москвы в Нижний Новгород, а в этом году отправили в отставку».

Жизнь за чужой счёт

За прошедшие 5 лет финансовое состояние «Траста» сильно не менялось. «Банк не расставался с проблемными активами и фиктивным капиталом, который «рисовался» за счет клиентов, – говорит эксперт Максим Осадчий. – Плюс, «подарки» от акционеров». По его словам, из 2,1 млрд. руб. чистой прибыли по итогам 2013 г. 1,5 млрд. было получено в виде «подарков».
Подтверждением этих слов может послужить история с VIP-клиентами банка, которым предлагалось размещать свободные деньги не в депозиты, а в кредитные ноты. Эмитентом нот выступила дочерняя фирма из Нидерландов – C.R.R. B.V. Формально эти бумаги считались субординированными облигациями, и полученные средства хотя и учитывались банком в капитале второго уровня, но могли быть выкуплены им. Но де-факто это выглядело так, что вкладчики участвовали в капитале банка.
На 1 декабря 2014 г. эта сумма составляла 12,4 млрд. руб. в рублевом эквиваленте, или 40% всего капитала, против 4 млрд. руб. осенью-2011. Теперь, после санации «Траста», вкладчики могут не получить эти деньги. В отчетности по МСФО банк сообщал, что привлечение субординированных займов организовано как выпуск кредитных нот. Они приобретены широким кругом инвесторов. В соответствии с банковским регулированием, при снижении капитала банка ниже определенного уровня банк не вправе погашать субординированный кредит и выплачивать по нему проценты.
В марте прошлого года «Траст» провел первичное размещение акций на Московской бирже на сумму более 3 млрд. руб. Основную часть выпуска приобрел бывший руководитель департамента долговых инструментов банка, гражданин Великобритании Пьотр Пьека.
Примечательно, что буквально накануне примерно на сумму выкупленных им бумаг увеличился портфель кредитов нерезидентам. Эксперты тут же предположили, что банк дал г-ну Пьека денег, чтобы через подставное лицо увеличить капитал. Но в самом «Трасте» это категорически отрицали, объясняя все простым совпадением.
Это далеко не все «странности» в работе банка. Аудиторы отметили, что в 2010–11 гг. банк выдал порядка 10 млрд. руб. кредитов по смехотворной ставке – 7% годовых, в то время, как сам привлекал средства у населения дороже 11%. С 2009 г. по середину 2014 г. розничный портфель «Траста» вырос с 16,5 до 118 млрд. руб., а корпоративный прибавил лишь 43% (58 млрд. руб.).

Санация «Траста»

Решение о вынужденной санации «Траста» было принято Центробанком 22 декабря 2014 г. На фоне обвала курса рубля, банк не сумел справиться с оттоком вкладов. Удивительно, но с портфелем вкладов в 144 млрд. руб. банк не смог найти 3 млрд. руб. на выплаты. Дыру в капитале банка зампред Банка России Михаил Сухов оценил в 67,8 млрд. руб.
Чуть позднее ЦБ объявил окончательную цену спасения «Траста» – 127 млрд. руб. (с запасом на непредвиденные обстоятельства), санатором выбран банк «ФК «Открытие». Последний за счет кредита ЦБ получит в виде займа 99 млрд. руб. АСВ предоставит ФК «Открытие» заем за счет кредита ЦБ еще на 28 млрд. руб. – на поддержание ликвидности «Траста». По своим масштабам санация «Траста» стала второй – после «оздоровления» в 2011 г. Банка Москвы, когда для поддержания кредитного учреждения на плаву было выделено 295 млрд. руб.
Размер дыры в бюджете «Траста» никто точно оценить теперь не в состоянии. «Мы как раз сейчас проводим дью-дилидженс, пока ничего сказать не можем о его финансовом положении. Оценка займет около двух месяцев, – рассказал один из топ-менеджеров «ФК «Открытие». – Нашей основной задачей с самого начала было остановить отток вкладчиков. Буквально 12 января приток вкладов впервые превысил их отток». Чтобы прекратить отток, «Траст» увеличил ставки по вкладу «Щедрые проценты» в иностранной валюте на 1,5% (до 6-7%) в долларах, и 5,3-6% в евро.
Эксперты полагают, что проблемы «Траста» могут стоить дороже 67,8 млрд. руб. Депозитный портфель «Траста» составляет 120-140 млрд. руб. Однако, какую часть из этих денег банк действительно может вернуть, пока непонятно, равно как и то, какая доля кредитов является невозвратной.

Илюша-пылесос

Поиск профессионалов, которые смогли бы вывести банк из пике, Илья Юров осуществлял давно. За последние пару лет «Траст» покинули несколько ключевых топ-менеджеров.
В октябре 2012 г. из правления вышли его глава Надия Черкасова (сейчас – член правления «ВТБ-24») и курировавший риски Григорий Варцибасов (он остался на позиции управляющего директора). Осенью 2013 г. из «Траста» ушел 1-й зампред, управляющий директор по бизнесу Евгений Туткевич (ранее работал в Юниаструм-банке и Райффайзенбанке). Как рассказывают, причиной ухода последнего стали кардинальные расхождения во взглядах на развитие банка с акционерами (читай: с Ильей Юровым).
Один из бывших управленцев банка полагает, что дело не в Юрове и других акционерах (Николай Фетисов и Сергей Беляев), а в топ-менеджерах. По его словам, владельцы банка в последние 4 года не принимали участия в оперативном управлении. Они давно живут за границей, и приезжают в столицу лишь время от времени. Илья Юров занимается личными финансовыми инвестициями, у других – собственные бизнесы за пределами России.
«Когда акционер напрямую не управляет бизнесом, сохранить его сложно, – отмечает инсайдерский источник. – Под руководством Федора Поспелова (председателя правления «Траста») банк скатывался вниз. Собрать большие деньги и нагнать клиентскую базу он смог, но управлять этим не получилось: страдали сервис, качество обслуживания».
Впрочем, существует и другое мнение: акционеры сами нанимали менеджеров и должны были контролировать их работу, а вместо этого выводили средства, финансируя личные проекты. По оперативной информации, они и по сей день находятся за границей, и вряд ли собираются возвращаться.
«Не стоит прикидываться невиновными, что во всем виноват кризис ликвидности, остановка межбанка, – негодует бывший чиновник финансового ведомства. – Собственники у банка не менялись с 2004 г. Что, они не видели убыточность банка, не понимали, что проедают капитал?».
Центробанк также подозревает собственников «Траста» в выводе активов. «Причиной возникновения у банка «Траст» финансовых трудностей явились действия прежних собственников и руководства банка, – говорится в официальном заявлении ЦБ. – На признаки вывода активов указывает использование «схем» по кредитованию заемщиков, не ведущих реальной хозяйственной деятельности, а также финансирование инвестиционных проектов, не приносящих денежных потоков».
Вполне возможно, что после падения «Траста», входящего в первую тридцатку рейтинга российских банков, на рынке вновь появятся пресловутые черные списки. Чтобы понять, кто находится в зоне риска, достаточно обратить внимание на рейтинг банков, наиболее активно работающих на рынке привлечения вкладов населения и обещающих самые высокие проценты.
При этом, в рекламе таких банков особо подчеркивается: «Все вклады застрахованы», а также делаются неслыханно щедрые предложения, например, досрочное изъятие денег с сохранением процентов. Но, учитывая сложную экономическую ситуацию в стране и то, что рынок корпоративного кредитования в России пребывает в состоянии клинической смерти, удачно размещать привлеченные под 20% и более годовых деньги эти банки вряд ли смогут.
А значит, они рассчитывают только на одно – за счет денег вкладчиков постараться продержаться до конца кризиса. Подобная тактика имеет право на жизнь, но лишь в том случае, если острая фаза нестабильности продлится месяц-два. Если же финансовый шторм затянется хотя бы на полгода, можно с уверенностью сказать, что значительная часть банков, сейчас «включивших пылесосы» на рынке вкладов, канет в небытие.

Андрей КРАСАВИН
Источник

Прочитано 5622 раз

Карта сайта

Сейчас 492 гостей онлайн