08.08.2014 06:04

Адюльтерный доцент

К травле оппонентов главы Калмыкии подключился престарелый член КПРФ, 10 лет назад пострадавший в эротической поножовщине

Недавно один из рупоров киевской пропаганды Савик Шустер поразил мир твитом, призывавшим украинских военных целенаправленно охотиться за сотрудниками российских СМИ. Поступок для обычно солидарной пишущей братии – поистине шокирующий. Всякое бывало в полемическом запале, но до прямых призывов к силовому захвату и уничтожению «противников» в журналистской среде вроде бы пока не доходило.
Между тем, существо, носящее собачью кличку «Савик» (его подлинное имя – Шевелис Шустерис), наверняка сожрало бы свой микрофон, узнай оно, что в смелых новациях его опередили писаки из официозной калмыцкой прессы. Так, 25.06.2014 в газете «Хальмг Yнн» («Калмыцкая правда») появилась заметка «Тень от «Отчизны», анонимный автор которой с оглушительным стуком доносил до «органов, которые должны бдить за безопасностью» необходимость «внимательнее смотреть за высказываниями в печати».
Впрочем, этот грязный донос был всего лишь отражением еще более гнусной статьи Владимира Бессарабова, опубликованной на его сайте «Степная мозаика»: «Собаки лают – юристы молчат». В ней автор с пеной у рта требовал приговорить оппонентов врио главы Калмыкии Алексея Орлова к тюремному заключению – наплевав при этом и на профессиональную этику, и на уголовный кодекс, уже года 4 не предусматривающий (о чем Бессарабов, разумеется, и не подозревал) реальных сроков за «клевету».

Подлаивание, а то и полная перепечатка дурно пахнущих поделок из ядовито-желтой «Степной мозаики» – уже привычное дело для бессарабовских коллег из официозных массмедиа. Не стало исключением и интервью с престарелым калмыцким общественником Юлием Оглаевым, самокритично озаглавленное «Я – «совок» до мозга костей».
С виду посвященное 80-летнему юбилею деда, которому, по его собственному признанию, «ума не хватает», и который за всю свою «научную» карьеру так и не сумел защитить докторскую диссертацию (до гробовой доски оставшись «вечным доцентом»), насквозь пропитано злобными инсинуациями в адрес экс-главы Калмыкии Кирсана Илюмжинова, и одновременно – сервильными восхвалениями Алексея Орлова.
Пожалуй, только этим и оно и оказалось ценным для моментально перепечатавшей его «Калмыкии сегодня» (№75 от 19.07.2014). Сам по себе вышедший в тираж «борец за все хорошее против всего плохого» вряд ли особо интересен правящей в республике клике – невзирая на то, что г-н Орлов лично поздравил Оглаева с юбилеем. А стало быть, худо-бедно оценил пресмыкательство Юлия Очировича.
Дедушка, на минуточку, притворяется коммунистом. Этот фортель с учетом того, что калмыцких коммунистов возглавляет удобно устроившийся в орловской обойме Николай Нуров (параллельно являющийся одним из лидеров националистического движения «Родной край»), поневоле заставляет задуматься: а остались ли вообще в Калмыкии убежденные коммунисты? Или их всех заменили замотавшиеся в красную тряпку приспособленцы и прихлебатели? Но это так, лирическое отступление. Вернемся к откровениям Оглаева.
Тут, право, есть чему подивиться. Вот как отзывается об Илюмжинове как бы историк и как бы публицист Оглаев: «Этот человек при его дарованиях мог бы стать гордостью Калмыкии, а может быть, и всей России. Но, увы, он стал нашим национальным позором».
Это он, простите, о ком? О человеке, который, единственный из крупных бизнесменов 90-х, не был замечен ни в одном куршавельском скандале, и никогда не владел ни яхтенным флотом, ни «шубохранилищами»? О человеке, оставившем своему преемнику динамично развивающуюся республику, и который практически все свое состояние вложил в строительство буддийских и православных храмов? О человеке, превратившем стоявшую на грани банкротства и забвения Международную шахматную федерацию (ФИДЕ) в финансово самостоятельную и авторитетную организацию, и сумевшем вернуть шахматам былую популярность? Кирсан Илюмжинов не только «мог бы», но и, без преувеличения, уже стал гордостью Калмыкии, России, да и всего мира.
Коль скоро на девятом десятке «кандидат исторических наук» (чуть позже мы объясним, почему мы взяли этот оборот в кавычки) несет такую несусветную чушь, дальше, в принципе, можно было бы и не читать. Но – пройдемся из любопытства.
«Илюмжинов постоянно требовал от тогдашнего ректора Калмыцкого университета Борликова моего увольнения. И увольнение состоялось. Но были вещи и посерьезней. Однажды, в августе 2004 г., специально подготовленный человек – я даже думаю, неким образом зомбированный – пришел ко мне домой, я по своей наивной привычке спокойно открыл дверь. В результате, мы с женой получили по несколько ножевых ранений», – плачется Оглаев.
О как! А что там насчет призывов пересажать лжецов и клеветников? Неужели у г-д (только не подумайте, что господ) Бессарабова и Оглаева есть железобетонные доказательства того, что именно первый президент республики третировал «непримиримого» доцента, подсылая к нему зомби с режуще-колющими предметами? Нет, конечно, – и быть не может.
С другой стороны, возможно, ничего подобного эрзац-публицист и не говорил. Вполне вероятно, интервьюер, руководствуясь принципом «хрен уже старый – у него хоть кол на голове теши», коварно вложил в его уста то, что хотел бы услышать. А придет время отвечать – с автора взятки гладки. Ну, а «ветерана борьбы с режимом» кто ж посмеет тронуть?  
На самом деле, летом 2004 г. Юлий Очирович попал в весьма постыдную адюльтерную историю с поножовщиной: брошенный супруг его очередной пассии (известной всей Элисте по кличке ЧП – из-за ее, как бы помягче выразиться, наклонностей Мессалины), простой сапожник, выпив с горя, нанес Оглаеву несколько неопасных ранений сапожным ножом (длина лезвия – около 3 см; то есть, доцентский жирок был слегка приспущен, но жизненно важные органы не задеты).
Об этом, кстати, на 1-й полосе писала 10 лет назад газета «Комсомолец Калмыкии», редактируемая Владимиром Бессарабовым. Который в ту пору, заметим, сытно харчевался за счет «авторитарного режима Илюмжинова», и в ус не дул, а дул только горькую. Ладно, Оглаев не помнит – возраст. А Бессарабов – тоже забыл?  
Вот именно по этой причине – дабы иметь возможность публиковать бездоказательную ложь, не боясь какой-либо ответственности, редакторы респектабельных, на первый взгляд, официозных изданий и тащат на полосы своих газет и в телеэфир подлые измышления «Степной мозаики» – подобно тому, как некоторые выжившие из ума старухи тащат гнилые вонючие тряпки с ближайшей помойки в отделанные по последнему писку евроремонта квартиры своих детей и внуков.
К слову, насчет «научных заслуг» тов. Оглаева. Один из авторов настоящей статьи – Джангар Курнеев, – учась в Калмыцком госуниверситете, подрабатывал тем, что писал по заказу контрольные и курсовые работы. (Что поделать: стипендия была мизерная, а бездельников, готовых заплатить за свое ничегонеделание родительскими деньгами, хватало всегда).
Так вот, однажды к нему поступил заказ от студента-историка: срочно написать курсовую на тему о развитии народного хозяйства в Калмыкии в период первых пятилеток. Тема, надо сказать, для молодого человека наискучнейшая: все-таки не война. Тем не менее, когда Джангар узнал, что научным руководителем «курсовика» является доцент Оглаев (или Оглашка, как за глаза его называют студенты), у него отлегло от сердца. Ибо он был прекрасно осведомлен о «великом уме» и безудержном тщеславии Юлия Очировича.
И знаете, как поступил Джангар? Он ЦЕЛИКОМ, от первой до последней строчки (не считая разве что короткого введения и заключения) сдул всю «курсовую» из завирально-пафосной книжонки тов. Оглаева, изданной еще при Советах, которая как раз и была посвящена заявленной тематике. Ну, а составить требуемый правилами список источников, по которым якобы писалась работа, – дело и вовсе плевое.
Самое забавное, что в итоге Юлий Очирович не только принял «курсовую», но и поставил за нее оценку «отлично». Представляете уровень «маститого ученого»: ему нагло подсунули его же бездарное и косноязычное г..но, а он его, как скарабей-навозник, лапками цепко ухватил, и вельми порадовался. Мол, не забыли мои нетленные труды. А заодно – порадовал и студента-бездельника неожиданной «пятеркой».
Лиха беда начало: пока интервью Оглаева готовилось к печати, в недрах «СМ» вызрел новый гнойник. Все тот же автор «Игорь Чичинов» (которого живьем никто не видел, зато все видели Бессарабова) трагически вопрошает: «Виноват ли Алексей Орлов в том, что сбит малайзийский «Боинг»?».
Смысл заметки прост, и ровно зеркален реальности: оппозиционная пресса-де бездоказательно обвиняет работающего в поте лица Алексея Маратовича во всех грехах, и совсем не пишет о его могучих достижениях. В общем, как выражались во времена оны, «на государя и благодетеля нашего презлую хулу изблеваша».
Однако, кто сказал, что оппозиционная пресса не замечает орловских «успехов»? Замечает, да еще как. О рушащейся экономике, о провальном «бездефицитном» бюджете, о третий год топчущемся на месте «гиганте калмыцкой мясной промышленности», об ОАО «ММК», подозрительно напоминающем «МММ», и о многом другом написано столько, что хватит на увесистый том.
Есть и материалы о достижениях в жилищном строительстве. Вот, например, в конце июля с. г. портал «Новая Калмыкия» написал об инспекции строительства объекта в Элисте для жильцов, переселяющихся из аварийных и ветхих домов. Другой вопрос, что, в отличие от орловских щелкоперов, «НК» не постеснялась сообщить, что посещенный Алексеем Маратовичем объект возводится с отставанием от графика – как и его «старший брат», где живут переселенцы с улицы Калачинской.
Последние, получив минувшей осенью ключи от новых квартир, успели по достоинству оценить все прелести заботы о них пестуемой Орловым чиновной клики. Еще бы: как выяснилось постфактум, землю под возведение «переселенческих» домов орловцы выделили… на плавучих грунтах. Хороша забота о согражданах?
«Новоселы жалуются на усадку фундамента и паутину трещин на потолках. Об этом они рассказали первому лицу республики, когда 9 июля он заехал к ним «на огонек», – пишет «Новая Калмыкия». Хотя, с тем же успехом они могли бы пожаловаться на летнее маловодье степному ветру...
Так что нет, неуважаемые коллеги из «СМ», – никто не обвиняет вашего хозяина в гибели малайзийского «Боинга». Достаточно и того, что он на лету «сбил» Калмыкию. Словно пьяный в дупель камикадзе за штурвалом самолета, перепутавший боевое задание с визитом к любимой гейше в соседний квартал.

Василий СУВОРОВ,
Джангар КУРНЕЕВ

Прочитано 2875 раз

Карта сайта

Сейчас 423 гостей онлайн