04.08.2011 17:25

Реаниматор «Страны мертвецов»

В своей предвыборной программе премьер Абхазии Сергей Шамба сделал ставку на заклинания об «устойчивом развитии», пророссийскую демагогию и «абхазских хунвейбинов»

27 июля кандидат в президенты Абхазии, пока еще премьер-министр Сергей Шамба, как сообщалось в СМИ, «представил своим избирателям предвыборную программу в переполненном актовом зале Кабинета министров в Сухуми».
Кажется, не следует объяснять, что вряд ли кто-то из присутствующих, почему-то названных «избирателями», оказался в «переполненном зале» добровольно. Исключая разве самого г-на Шамбу и его ближайшее окружение.
Но не это, разумеется, главное. Главное – это «прорывная программа», не без пафоса озвученная кандидатом, на протяжении многих лет лелеющим амбициозные планы занять государственный пост №1.
Посмотрим внимательнее, какие именно «пряники» и «кренделя» пообещал раздать г-н Шамба абхазскому электорату.

Инновационная чача

Начнем с общих деклараций. «Мы живем в условиях жесткой конкуренции, и должны использовать благоприятную внешнеполитическую конъюнктуру для того, чтобы обеспечить прорыв в развитии страны и вывести ее на путь устойчивого развития», – самодовольно заявил Сергей Шамба.
Насчет конкуренции – небольшое, но важное уточнение. На самом деле, даже самые слабые игроки мировой экономики (включая первобытные острова Вануату) никогда не считали Абхазию за «конкурента».
К тому же, интересно, как можно «обеспечить прорыв» в хронически отсталой стране, где практически никто не хочет и не умеет работать? Прекратить гнать «ретроградную» чачу из винограда, и перейти на «инновационную» из пальмовых опилок? Ведь в «независимой Абхазии» нет ни грамотных специалистов, ни современной производственной базы. Неудивительно, что столь животрепещущие моменты г-н Шамба благоразумно предпочел не освещать...
Далее кандидат попеременно вещал о «рациональном использовании российской  помощи», о «создании условий для достойной жизни государственных служащих», а также «условий для формирования высокотехнологичной интеллектуальной экономики».
Что касается «достойной жизни» для абхазских чиновников, то они и сегодня питаются на уровне африканских царьков средней руки. Стоит только посмотреть, в каких роскошных дворцах живет, и на каких автомобилях ездит большинство из них, куда они едут лечиться (уж точно не в местные убогие медучреждения) или проматывать «честно заработанные» миллионы.
А вот про «высокотехнологичную» экономику нечего и заикаться. Особенно в связи с озвученной комической фразой про «рациональное использование» российских денег. Ведь всему миру известны характерные черты абхазского менталитета – украсть все что можно, и ничего не производить.
Или г-н Шамба планирует заменить нерадивых соплеменников на работящих азиатов либо, на худой конец, на тех же русских, которые, как ни странно, пока не все окончательно спились?
«В качестве локомотива экономики мы рассматриваем туристическую индустрию, которая является наиболее конкурентоспособной специализацией Абхазии на международном рынке», – заливается кандидат субтропическим соловьем.
На первый взгляд, звучит разумно. Однако г-н Шамба не пояснил, как он намерен справиться со знаменитым абхазским хамством и повальным воровством, ужасающей антисанитарией и вопиющей дороговизной. Поскольку без борьбы с этими «досадными упущениями» даже непритязательных российских туристов, с «совковыми» представлениями о сервисе, очень скоро при упоминании Абхазии будет бросать в нервную дрожь…
Прочие цитаты из программы премьер-министра – о «поддержке сельского хозяйства и малого бизнеса», «льготах для абхазских производителей» (интересно, а такие в природе существуют?), о «новых стандартах образования и медицины» и т.д. можно вообще опустить. Нечто подобное граждане Абхазии за 20 лет «независимости» слышали уже не раз.  
Намного опаснее и вреднее – изощренная демагогия кандидата, касающаяся национальных и внешнеполитических вопросов. Спору нет: именно в перечисленных сферах г-н Шамба наиболее последовательно проявил себя как убежденный абхазский националист и стойкий поборник оголтелого сепаратизма.

Партнер или халявщик?

«Абхазы исторически являются государствообразующим этносом, – заявил Сергей Шамба, продолжая выступать перед «избирателями». – Вместе с тем, сохранение гармонии во взаимоотношениях между различными этносами Абхазии является залогом процветания» (конец цитаты).
Красивые слова. Только вот кто поверит в искренность г-на Шамбы, которого на Западе нередко обвиняют в этнических чистках? Ведь именно он, развязав военные действия (совместно со своим близким другом и соратником Владиславом Ардзинбой, обвиняемым в аналогичных преступлениях), поддерживал и направлял политику по изгнанию сотен тысяч мирных жителей-грузин в период абхазско-грузинского конфликта 1992-93 гг.
Заметим, все это г-н Шамба обстряпывал, «борясь» за какую-то химерическую «свободу» для абхазов, которые при грузинах (сдувающих с них пылинки) жили намного лучше и вольготнее, чем в наши дни.
Зато теперь «премьер-кандидат» неуклюже пытается выставить себя «интернационалистом широкого профиля», одновременно резко критикуя справедливую идею возвращения грузинских беженцев в родную для них Абхазию.   
И еще. С одной стороны, г-н Шамба в своем выступлении назвал независимость Абхазии «гарантией сохранения народа» (видимо, абхазского). Но с другой – не обошелся без реверансов в адрес России, по его словам, «являющейся надежным союзником и стратегическим партнером» абхазских сепаратистов.
Правда, эффект от этих ни к чему не обязывающих славословий оказался похерен следующим пассажем премьер-министра:
«Следует признать, что в наших отношениях стали возникать проблемы. Мы должны честно и доверительно обсуждать с российскими партнерами пути их решений, чтобы не было политических спекуляций. В основе наших отношений должны быть равноправие и взаимное уважение»…
Что означают для г-на Шамбы слова «равноправие и уважение» в отношении России, можно судить хотя бы по тому, что до сих пор российские граждане в Абхазии не имеют никаких прав (как негры при апартеиде), включая права на получение местного «гражданства» и приобретение недвижимости.
Более того, незадолго до презентации своей предвыборной программы Сергей Шамба в очередной раз безапелляционно подчеркнул, что и впредь россиянам в Абхазии, живущей в основном на российские деньги, с недвижимостью ничего не светит. Видимо, в отношениях с Россией г-н Шамба руководствуется циничным девизом: «Много брать, ничего не отдавать».
В этом смысле, действующий вице-президент Абхазии Александр Анкваб куда более предпочтителен для Кремля в качестве абхазского главы – так как он не устает повторять, что в случае своего прихода к власти отменит дискриминационные законы для иностранцев, и наконец-то позволит россиянам оптом и в розницу скупать абхазскую недвижимость.
(Кстати, и с другим кандидатом, Раулем Хаджимбой, если не принимать во внимание его показную неуступчивость, Москва всегда находила полное взаимопонимание).
Притом, если г-н Анкваб победит на выборах, то он, скорее всего, останется и на 2-й президентский срок – в отличие от Шамбы, «вторично непроходного» по возрасту. А уж за 10 лет многие тысячи страждущих россиян обзаведутся уютным и комфортным жильем в теплой приморской республике, пусть и построенным на деньги строительных олигархов из РФ.    
Поэтому весьма абсурдно выглядят многочисленные публикации в российских СМИ, освещающие коррупционные проделки Александра Золотинсковича. Нашли, в чем упрекать: можно подумать, кремлевские чиновники живут на скромные зарплаты бюджетников...
Так что не беда, если в карман президента Анкваба будет кое-что перепадать с каждой абхазской новостройки. Зато застрявшая в средневековье Абхазия при таком удачном раскладе расцветет и превратится во вторую Французскую Ривьеру – цивилизованный рай для респектабельных господ и их стильных, раскрепощенных подруг, наглухо закрытый от нежелательного проникновения «не продвинутых» аборигенов.

КВН и «абхазские хунвейбины»

«Наша цель – сильное, социально ориентированное государство, способное обеспечить материальные и творческие потребности человека, гарантировать сохранение нашего языка и культуры, обеспечить гражданский мир и межнациональное согласие», – «пророчески» витийствовал г-н Шамба, словно уподобившись дельфийскому оракулу. Дальше – еще «веселее»:
«В кратчайшие сроки мы проведем реформу государственного аппарата. Будет существенно сокращена его численность, повышена эффективность и проведена ротация кадров. Мы осуществим смену поколений во власти и создадим основу для формирования нового политического класса»...
Похоже, мало кто разобрался с тем, что в реальности подразумевал г-н Шамба, рекламируя некую «политическую смену поколений». Почти все поняли только то, что лежит на поверхности: кандидат твердо намерен изгнать из власти «засидевшихся у руля стариков» и заменить их зеленой молодежью.
Хотя, быть может, речь тут идет о преференциях для «недоедающих» чиновников, которых кандидат приведет с собой в случае победы на выборах. Судя по всему, в «кадровом обновлении» и заключается смысл «борьбы с коррупцией» по Шамбе – заменить пресыщенных коррупционеров на начинающих, молодых и «голодных».
А теперь представьте, что произойдет, если «омолаживающие» намерения г-на Шамбы вдруг осуществятся. В стране начнется передел полномочий и собственности. Чиновники в «солидных» годах, обладающие немалым опытом и обширными клановыми связями, позволяющими сохранять стабильность в обществе, в одночасье окажутся на улице, а то и за решеткой.
Вместо них абхазскую политику станут моделировать молодые и неопытные юнцы (что на патриархальном Кавказе означает еще и недопустимое посягательство на вековые традиции, предполагающие приоритет стариков, независимо от их умственных способностей, во всех наиболее важных государственных делах).
Вдобавок, вместо того, чтобы думать в первую очередь о своих семьях, из которых, собственно, и состоит народ, абхазская молодежь, с усердием и безжалостностью китайских хунвейбинов Мао Цзэдуна, примется проводить антинародные по сути «реформы», направленные на утопическое «продвижение имиджа Абхазии» и не менее утопическое «опережающее развитие».
Кроме того, абхазскую политику буквально захлестнут такие негативные явления, присущие молодости, как глупость и горячность, непродуманность решений, хвастовство и чрезмерный апломб. В итоге по традиционному укладу Абхазии – «Апсны» («Страны мертвых» в одном из вариантов перевода) будет нанесен жесточайший удар. 
Что самое удручающее, среди «хунвейбинов» г-на Шамбы наверняка найдутся те, кто всерьез возьмется за перемены, с ловкостью копируя инновационные зарубежные наработки. Во что все это выльется, трудно представить, но нет никаких сомнений в том, что последствия «модернизации» для древней «Апсны» могут оказаться поистине катастрофическими.   
Кстати, иезуитские слова «премьер-кандидата» (надо воздать ему должное, неплохо изучившего психологию масс) упали на хорошо подготовленную почву. Недаром на следующий день после его «эпохального» спича сразу 10 структур, входящих в т.н. «Ассоциацию молодежных организаций Абхазии», заявили о своем «активнейшем участии» в избирательной кампании. Разумеется, на стороне г-на Шамбы. 
Симптоматично, но, помимо ведущих молодежных организаций, это решение поддержали местные команды КВН «Маленькая страна» и «Нарты из Абхазии». Смех смехом, однако, г-ну Шамбе уже удавалось протаскивать в политику и совсем уж неадекватных «шутников». 
Так, во второй половине 80-х годов прошлого века именно г-н Шамба пригласил   московского ученого-историка Владислава Ардзинбу на должность директора Абхазского института языка, литературы и истории.
Кто в ту пору мог предположить, что вскоре, с подачи своего соратника и коллеги по науке, г-н Ардзинба возглавит т.н. «абхазское национально-освободительное движение», и сам войдет в мировую историю – как расчетливый и беспощадный военный преступник? 
Свежа и память о том, что г-н Шамба первым из абхазских политиков сделал ставку на молодежь, выдавив стариков из руководства «национально-освободительным движением» – поскольку, по его мнению, «несмотря на свой прошлый вклад в общее дело, они не совсем понимали новые задачи, стоящие перед Абхазией».
Надо сказать, впоследствии молодые и «безбашенные» протеже г-на Шамбы, в том числе одиозные политики Юрий Воронов и Зураб Ачба (оба – убиты уже в «независимой» Абхазии), стали главными поджигателями масштабного сепаратистского конфликта в доселе тихой и безмятежной курортно-мандариновой республике.
Печальный итог «омоложения по Шамбе» – кровавая война с Грузией, тотальная разруха, обретение дутого «суверенитета» и мощное нарастание «титульного» абхазского национализма.
Неужели история повторится вновь, будто кошмарный сон психически больного, одержимого лунатизмом? К сожалению, учитывая растущую популярность г-на Шамбы, этот вариант полностью исключить нельзя.
Впрочем, зловещего «реаниматора Страны мертвецов» еще можно успеть остановить – проголосовав на грядущих президентских выборах за более «вменяемых» и предсказуемых кандидатов.

Игорь КОЛОМИЙЦЕВ,
независимый журналист (Санкт-Петербург),
специально для международного сайта «Инсайдер.org»

Прочитано 5066 раз

Карта сайта

Сейчас 564 гостей онлайн