02.03.2023 14:30

Сергей Бирюков продолжает ломать жизнь своих сыновей?

Бирюков весьма агрессивно отстаивает свое право прямо влиять на детей. Вам не страшно за них?    

 

 

В недрах Государственной Думы уже не первый год бултыхается проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия». Последняя попытка пропихнуть законопроект была предпринята в конце 2019 г., когда в стране уже начало зреть понимание: не все то золото, что с Запада. Так что горячего одобрения сия новация не встретила, а сейчас российским политикам и вовсе стало не до того. 

 

Впрочем, куда фатальнее на судьбе законопроекта сказалось его содержание: он предполагал санкции не только за физическое, но и психологическое, и вербальное насилие. Только вот проблема осталась. Глупо отрицать, что ежегодно тысячи, если не десятки тысяч женщин становятся жертвами поведения, нынче не считающегося криминальным. Противники принятия специального закона о семейно-бытовом насилии часто указывают, что корпус российских законов дает достаточную защиту жертвам домашних тиранов – надо лишь неуклонно и последовательно применять действующие нормы. Но, пока в правоохранительных органах действует (неважно, по каким причинам) принцип, «когда убьют, тогда и приходите», этот аргумент скорее относится к благопожеланиям, чем к реальности.

 

Уже несколько лет судимый за мошенничество и шантаж (свои привычки сей персонаж не меняет) Сергей Бирюков не только травит свою бывшую супругу и ее родственников (дошло до того, что из-за его угроз они вынуждены тратить серьезные средства на круглосуточную охрану). Аферист постоянно тянет со своих жертв деньги и ценности, но, что хуже всего – калечит души двух своих сыновей.  

 

Справедливости ради, стоит отметить, что папашу обязали ежемесячно выплачивать алименты на детей – в течение нескольких лет до этого он не находил для них ни копейки. И он выплачивал… только, когда на пороге появились судебные приставы, но не раньше. Кроме того, суд установил строгие рамки на время, которое он может проводить с мальчиками – но об этом позже. 

 

Зато теперь Бирюков размахивает этим постановлением всякий раз, когда возникает угроза, что к детям его не допустят. Более того, угрожает в этом случае обратиться «куда следует»: «Придем с полицией, если по месту жительства их (сыновей) не будет, то, извини, косяк с твоей стороны», - орет он по телефону. Учитывая, что в местах не столь отдаленных Бирюков представлялся сокамерникам криминальным авторитетом «Сережей Питерским», и при этом не потерял все зубы – ситуация неоднозначная.

 

Бирюков весьма агрессивно отстаивает свое право прямо влиять на детей. Не далее, как 15 декабря прошлого года он явился к школе, где учатся дети, и там столкнулся с няней мальчиков и близкой подругой семьи, собиравшимися забрать их домой. Несмотря на то, что в этот день по утвержденному судом графику у него не было права на встречу с детьми, он грубо, что называется, «наехал» на женщин, несколько раз толкнув няню. Вслед за этим он усадил детей в свою машину и укатил в неизвестном направлении. Домой к установленному судом времени – 20.00 -  он их не вернул.

 

О случившемся была извещена полиция. Каких-то серьезных проблем для Бирюкова это обращение не повлекло. Ну, может пальчиком погрозили. Напугали, наверное, до судорог сиделого урку!

 

Довольно часто, забирая детей в рабочие дни, Бирюков везет их на свое рабочее место. Как настоящий отец, стремится сызмальства передать сыновьям секреты своего мастерства, ага. Работает он администратором в районном кафе. Ну, и да – там он преподает мальчишкам семи и восьми лет «правду жизни»: выпивая прямо на рабочем месте, демонстрирует навыки обращения с персоналом. Недавно на глазах братьев в управленческом запале избил сотрудника, выходца из Средней Азии. Интересно, что и сам Бирюков – выходец из Средней Азии, хотя и представлялся сокамерникам «Сережей Питерским». Сошло с рук, как обычно.

 

Впрочем, в случаях, когда дети попадают домой к «папе», дело оборачивается еще хуже. Суду Бирюков представил справку, из которой следует, что проживает он в благоустроенном частном доме общей площадью 356 кв. м. Суд впечатлился, и дальнейшую проверку проводить не стал. А зря, иначе выяснилось бы, что Бирюков живет в квартире - студии, хоть и не маленькой, но однокомнатной. И это важно.

 

Потому что здесь «папаша» тоже занимается воспитанием из детей «настоящих мужиков» – так, как это может понимать отсидевший зэк и бессердечный мошенник. Заставляет их устраивать бои между собой, или стрелять по животным. Проводит воспитательные беседы, вся суть которых сводится к тому, что маме они не нужны, и вообще она – человек недостойный (это мы сглаживаем слова, которые по отношению к бывшей жене Бирюков употребляем при детях), «спихнула их на руки чужой тетке» (имеется в виду няня братьев). Прабабушка – злобная, выжившая из ума старуха, возводящая клевету на такого замечательного папочку. А сам учит детей ругаться матом.

 

С парнями Бирюков не церемонится, «базар» ведет «пацанский». Братья имеют разное телосложение, и «батяня» не стесняется показать, что оно ему не нравится. Одного из детей постоянно обзывает «толстопузым, жирным», второго – «костлявым, тощим». Поди угоди такому!

 

А угождать как-то надо, поскольку при любом, как говорит Бирюков, «косяке», мальчики могут получить удар по губам, по спине, в живот. Один из мальчиков увлекается шахматами, но, по мнению «бати» это занятие, недостойное «настоящего мужика», а потому он пообещал ребенку «разбить доску об его башку», если тот осмелится продолжать заниматься ими. Ребенок верит и боится.

 

Когда Бирюкову быстро надоедает возиться с «сопляками», он вызванивает к себе кого-нибудь из своих многочисленных подружек – тех, кого прежде именовали «марухами», столь же бессовестных и отвязных, как он сам. Хорошенько отметив свидание чем-нибудь покрепче, «папаша» с гостьей укладываются на кровать, причем, вовсе не для банального отдыха. Напомним, дело происходит в квартире-студии, в присутствии двух малолетних детей. Так что мальчиков, в их нежном возрасте уже не удивишь никакой самой жесткой эротикой.

 

Понятно, что последствия такого «отцовского воспитания»  не могли пройти бесследно. В школе быстро заметили, что дети стали более замкнуты, агрессивны, начали использовать в речи нецензурную лексику. Школьный психолог решила провести обследование братьев, итоги которого повергли в шок педагогов. Именно из краткого отчета специалиста стали известны подробности общения детей с «горячо любящим их папашей».

 

Неудивительно, что братья идут на свидания с отцом, как на очередную казнь. Но идут. Почему? Как сказал один из мальчиков – «иначе он грозится убить маму». Братья мечтают о том времени, когда смогут отказаться не только от фамилии, но и от самого имени ненавистного отца. Ну, или чтобы его хотя бы снова посадили в тюрьму лет на пять-десять.

 

Даже маленькие дети понимают, что иначе он не отстанет от них никогда. И понимают, почему: манипулируя детьми, Бирюков использует их, как мощный рычаг давления на бывшую жену и ее близких. Сам он нищ и гол, работа в дешевом кабаке не приносит тех средств, какие ему хотелось бы иметь, вот он и клянчит у матери своих детей «в долг» (без отдачи, конечно). Взял в долг два миллиона рублей и, чтобы не отдавать, обвинил бывшую в избиении. Так и не отдал. Вот и теперь – требует купить ему новый автомобиль, а то он «крови жаждет»!

 

Ну, а что? Закон-то на его стороне, получается. Сейчас детям требуется длительная и непростая психологическая реабилитация. И до тех пор, пока законом и ведомственными инструкциями не будет предусмотрено противодействие бытовым деспотам и манипуляторам, пока правоохранительные органы не начнут всерьез использовать уже имеющиеся у них инструменты для окорота мерзавцев, у российских бирюковых продолжится нескончаемая широкая Масленица.

                                                                                                                        Илья Карев

Прочитано 97562 раз

Карта сайта

Сейчас 64 гостей онлайн