06.12.2018 13:19

На сытном месте

Где бы ни «трудился» задержанный на днях за взятку следователь ГСУ СКР Сергей Дубинский, его неодолимо тянуло к большим деньгам?

Сергей ДубинскийНовость о недавнем задержании двух сотрудников Главного следственного управления Следственного комитета России по подозрению в вымогательстве взятки недавно изрядно всколыхнула российскую прессу. Еще бы! Не каждый день высокопоставленных правоохранителей, задействованных в расследовании громкого дела, берут с поличным на сумме в пять миллионов рублей, а то и больше. Пикантности делу добавляет и то, что один из задержанных, Сергей Дубинский, носит генеральские погоны и прежде фигурировал в ряде самых резонансных дел.

Дубинский стал четвертым генералом СКР за всю историю этого ведомства, задержанным коллегами из ФСБ и внутренней службы безопасности по обвинению в коррупции. В таких случаях традиционно возникают вопросы: как же человек, прежде честно трудившийся на страже закона, вдруг свернул на кривую дорожку? И куда, извините, смотрели его коллеги и начальники?

Тут можно было бы привести цитату из Конан Дойла. Помните, когда Холмс рассуждает о биографии полковника Морана – «Есть такие деревья, Ватсон, которые вырастают до определенной высоты, после чего у них неожиданно начинает проявляться какое-либо уродство. Такое часто случается и с людьми».

Нет, мы не утверждаем, что эта цитата имеет прямое отношение к генералу Дубинскому. Потому что трудно предположить, что столь кривое бревно хоть когда-то было прямым стройным деревцем. А вот в то, что изначальная душевная кривизна и помогла ему сделать карьеру – поверить, наоборот, довольно легко.

Прежде всего, обращает на себя весьма кучерявая биография нашего героя. То он трудится в генпрокуратуре, то вдруг уходит в адвокатуру, то внезапно разочаровывается в правозащитной деятельности и вновь возвращается в «карательные органы». Знающие люди утверждают, что если переквалифицироваться из правоохранителя в адвокаты можно запросто, то обратный кульбит практически невозможен. Но Дубинскому это удалось. Он вернулся в органы не в статусе какого-нибудь районного участкового, но сразу прыгнул в кресло сотрудника Главного следственного управления СКР.

Как правило, биография любого силовика покрыта мраком секретности. Зато г-н Дубинский изрядно облегчил работу своих биографов, влезая во все крупные дела последних десятилетий.

Поначалу деятельность Дубинского вполне соответствовала образу борца за государственные интересы. Он даже умудрился угодить в список преследователей ЮКОСа: выступал от Генпрокуратуры в качестве гособвинителя по делу Антонио Вальдеса-Гарсии, руководителя одной из отмывочных структур империи Ходорковского.

Затем, будучи уже на службе в СКР прославился возвращением в госсобственность тверского «Водоканала», вырвав его из офшорных зубов олигархов Фридмана и Авена.

Несколько смущает лишь то, что в промежутке между этими подвигами наш герой внезапно решил поменять сторону. Скоропалительно бросив службу в Генпрокуратуре, Сергей Дубинский вдруг занялся адвокатской деятельностью. В принципе, это обычное дело для отставных силовиков: знание не только писаных законов, но и неписанных лазеек, связи с бывшими коллегами дают им значительные преимущества перед адвокатами-«штафирками». На этом поприще Дубинский запомнился лишь деятельным участием в процессе Анатолия Зака, пермского олигарха областного значения и совладельца печально известного клуба «Хромая лошадь».

Впрочем, адвокатствовал он недолго. Оставив дело Зака в самом начале, Дубинский вернулся в правоохранительные органы – сразу в ГСУ СКР. И тут же был брошен на расследование громкого теракта в аэропорту Домодедово . Однако, в отличие от коллег, преследовавших реальных террористов, Дубинский сосредоточился на топ-менеджменте аэропорта, допустившем, по его мнению, возникновение условий, позволивших совершить подрыв.

И взялся он за дело со столь звериной серьезностью, что казалось – эти-то управленцы и есть самые отпетые террористы, куда там Бен Ладену! Вся управленческая верхушка воздушной гавани, включая мать двух малолетних детей Светлану Тришину, оказалась за решеткой. Такая чрезмерная жесткость следствия поразила не только адвокатов и сторонних наблюдателей, но и прокуратуру, неоднократно требовавшую отпустить подозреваемых из-под стражи.

Давайте на минуту задержимся на этих двух эпизодах. В первом фигурирует владелец заведения, из-за чьей безалаберности погибли 156 человек, пытавшийся впоследствии скрыться от следствия. Во втором – наемные менеджеры, вина которых состоит в том, что они оказались мишенью террористов. Но первого наш герой защищает, а вторым только что высшей меры не требует. Как думаете, а это точно один и тот же человек?

Однако сопоставление этих эпизодов заставляет нас усомниться в моральных качествах Сергея Дубинского. Невозможно поверить в то, что в первом случае он искренне стремился защитить невиновного, а во втором – наказать злодеев. За какие заслуги получил генеральские звездочки и лампасы? Может быть, он профессионал высочайшего класса?

Вряд ли. Дело Зака Дубинский бросил, перейдя в Следком, и в итоге олигарх получил почти десятку. Дело домодедовских менеджеров и вовсе было прекращено самим Александром Бастрыкиным после грозного окрика тогдашнего и.о. генпрокурора Александра Гуцана с требованием принять «безотлагательные меры к установлению законности в уголовном деле».

На одну деталь, объединяющую все дела Сергея Дубинского в любой его ипостаси: прокурора, адвоката или следователя СКР – хотелось бы обратить внимание. Это деньги. Большие деньги.

Еще точнее – очень большие деньги, которые можно выудить из людей, так или иначе попавших в жернова закона. ЮКОС, Домодедово... Даже в деле пермского олигарха Зака есть несообразность, которую не раз замечали обозреватели: до ареста его состояние оценивалось в 62 миллиона долларов, но по окончании суда, удалось реализовать только 2 миллиона. Конечно, что-то владелец «Хромой лошади» мог и припрятать, но точно ли ничего не прилипло к рукам его «защитника»?

Не зря же о Дубинском рассказывают, что он яростно прессует подследственных, издеваясь над ними, до тех пор, пока Генпрокуратура не направляет Быстрыкину указание: принять «безотлагательные меры к установлению законности в уголовном деле». Только тогда дело сразу прикрывается «за отсутствием состава преступления».

Напомним, что со звериной жесткостью, в бытность работником Прокуратуры, Дубинский вел нашумевшее дело сенатора Левона Чахмахчяна, которое не сходило с телевизионных экранов в связи с явным отсутствием доказанных фактов.

Наводит на размышления и история с делом «Тверь Водоканал», которое вел Дубинский. Директор предприятия Дмитрий Капустин, обвиненный в выводе более 22 миллионов рублей, получил в итоге всего три года общего режима (за украденную бутылку водки порой дают больше). Это точно адекватный приговор, или коррупционеру кто-то помог? И что там с конечными бенефициарами этой аферы?

Бизнесмен Денис Борисенко тоже просит признать себя потерпевшим в громком деле следователя ГСУ СК РФ Сергея Дубинского, подозреваемого в получении взятки 5 млн. «Органы должны дать правовую оценку действию либо бездействию Дубинского С.В., в деяниях которого по отношению ко мне могут усматриваться признаки состава преступлений, предусмотренных ст. 285, 286, 293 УК РФ», – заявляет бизнесмен.

История достаточно интересная. Денису Борисенко принадлежала ИСК «Голден Хоум», возводившая дома в Лобне. В 2014 году его познакомили с Сергеем Саломатиным, застройщиком из Волжского, заинтересованным в московском рынке. По словам Борисенко, «Саломатин обещал помочь открыть кредит, я оставил себе 25 % компании, на него переписал 75% - из его доли 50% отходило как плата банкирам за услуги».

Опустим подробности того, как Соломатин обманул бизнесмена, сколько пришлось судиться по этому поводу. Здесь важно вот что: мониторя сайт Арбитражного суда, Борисенко узнал, что его «Голден Хоум» участвует и в других тяжбах. Так, ООО «Сантехсервис», зарегистрированное на адрес Саломатина, заложив «Голден Хоум», получило кредит на 2 млрд 750 млн в «Банке Российский кредит». Хотя по договору №Р715-2015 от 03.04.2015 предмет залога не должен быть обременен, а на тот момент 25 % находились у Борисенко.

В 2016 году в отношении руководства «Банка Российский кредит» Анатолия Мотылева, который дал положительное заключение по предоставлению кредитной линии ООО «Сантехсервис», возбудили уголовное дело по ст. 159 ч.4 - в том числе за сомнительно предоставляемые кредиты. Председатель СК РФ Александр Бастрыкин взял расследование под контроль. Руководителем следственной группы назначили, конечно же, Дубинского.

«Я обратился в СК РФ с просьбой допросить меня, т.к. мне известно о еще одном эпизоде мошенничества. Следователь Тренев попросил приехать в ГСУ СК РФ. Но Дубинский допрашивать отказался. Дубинский вынес постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о допросе Борисенко даже в качестве свидетеля.

В отношении «Сантехсервис» инициировали банкротство, а само ООО перевело долг на ООО «ЭнергоКомплект».

Ну, а 21 ноября 2018 года, как мы знаем, Дубинского и Тренева задержали при получении взятки. Это дало надежду Борисенко, что в рамках начавшегося расследования против следователей СК РФ его тоже признают потерпевшим.

Дубинский и его коллега, так же задержанный Андрей Тринев, занимались «расследованием» махинаций в банке «Российский кредит». И закончилось это, прости Господи, следствие, вымогательством пяти миллионов рублей, которые, по версии ФСБ, Дубинский с Триневым вымогали у бывшего заместителя председателя банка Анатолия Мотылева – основного фигуранта этого дела.

Наблюдатели отмечают полную отмороженность задержанных следователей ГСУ СКР: для того, чтобы брать взятку, работая в центральном аппарате Следкома, насквозь просвеченном спецслужбами, да еще и в ходе достаточно резонансного дела – надо быть либо абсолютно безмозглыми, либо совершенно уверенными в своей неуязвимости.

Похоже, кто-то на самом верху действительно все эти годы прикрывал и тащил Сергея Дубинского вверх по служебной лестнице. Прикрывает и сейчас: в федеральной прессе уже появились вбросы о том, что следователя подставили, дабы ударить по главе СКР Бастрыкину, к которому, якобы, был «крайне близок» генерал-взяточник.

Есть даже версия, что неизвестный покровитель действует не из чистого альтруизма, а просто использует нахрапистого но не блещущего умом подручного для изъятия лишних денег у состоятельных подследственных.

Как бы там ни было, но Сергей Дубинский годами кочевал с одного сытного места на другое, обращая на возможную «взяткоемкость» должности куда больше внимания, чем на закон и справедливость.

А теперь давайте задумаемся, случайность ли это, что Сергей Дубинский, как переходящее знамя, тусуется между "родственными" структурами, где ему поручаются громкие, но потенциально очень прибыльные дела? Не создается ли у вас впечатление, что этого, по сути негодного человечка, используют намного более крупные фигуры?

Алексей Погожин

Прочитано 3809 раз

Карта сайта

Сейчас один гость онлайн