24.07.2017 12:32

Учить по-русски: новый канон образования

Александр Чухлебов: «Система российского образования нуждается в срочной модернизации»

Александр ЧухлебовКак успешность каждого человека закладывается в глубоком детстве, так и фундамент благополучия страны создается системой образования. Но можем ли мы сейчас, когда мир стоит перед множеством различных вызовов, строить желаемый образ будущего России на основе старой образовательной парадигмы?

Всякий раз, заводя речь о состоянии российского образования, мы сталкиваемся с двумя противоположными точками зрения. Первая гласит: «наше образование находится в упадке и нуждается в реформировании». Вторая возражает: «нам удалось сохранить достойный уровень образования, и все, что нужно – это вернуться к прежней системе».

Как ни странно, обе точки зрения обоснованы и вполне отражают действительность. Для того, чтобы объяснить этот парадокс, необходимо понять: а что, собственно, представляет собой образование, каково его значение для общества?

Человек, в отличие от животных, наделен разумом. Тем не менее, мы остаемся существами, чье выживание обусловлено нахождением в обществе себе подобных, в сообществе разумных, т. е в социосистеме.

Это второй, высший уровень бытия: подобно тому, как прочие биологические формы существуют в экосистемах, базирующихся на потреблении природных ресурсов, любая социосистема базируется на потреблении знаний, т. е. особым образом организованной информации. Социосистемы потребляют информацию и конвертируют ее в иные виды ресурсов, в т. ч. в пищу.

Первые человеческие сообщества были немногочисленны. Их рост начался только тогда, когда люди научились сообща охотиться, а затем – выращивать сельскохозяйственные культуры. Для того, чтобы случайно найденные технологии выслеживания и охоты, разведения пшеницы и других злаков, не ушли в небытие вместе со своими первооткрывателями, требовалось передать знания новому поколению.

Таким образом, образование – то есть, воспроизводство информации – является критическим процессом, жизненно необходимым для существования человеческих сообществ. В качестве такового, состояние образования отвечает (или, по крайней мере, должно отвечать) текущему состоянию общества.

За тысячи лет человечество сменило несколько образовательных канонов и выработало множество моделей образования, в том или ином виде используемых до сих пор. Рассматривать их все не имеет смысла – тем более что, по подсчетам специалистов, в мире существуют свыше 40 тыс. образовательных моделей.

Главное для нас – в том, что большинство их базируется на античном образовательном каноне, родившимся в период первой информационной революции, когда культурный код цивилизации памяти, основанный на изустной передаче информации, благодаря изобретению письменности сменился каноном цивилизации книги.

В течение более чем двух тысяч лет человечество вполне устраивал античный образовательный канон, базирующийся на сочетании мышления и коммуникации с заучиванием в основе учебного процесса. Однако сейчас есть серьезные основания считать, что античный канон полностью себя исчерпал. И связано это с переходом к шестому технологическому укладу и второй информационной революцией.

Снижением уровня образования озабочены не только в России: в т. н. развитых странах этот процесс заметили намного раньше. Еще в конце 90-х годов там обнаружили, что возраст потери познавательной активности сместился от 14-15 лет, как это было поколением назад, к 11 годам.

Возникший кризис породил целый комплекс проблем, связанных с тем, что, с одной стороны, общество перестало нуждаться в школе как инструменте по включению детей в процесс индустриального производства (одной из важных функций образования). С другой стороны, и дети потеряли интерес к школе как к инструменту социализации.

Это стало следствием провозглашенной в странах «золотого миллиарда» парадигмы развития в рамках постиндустриального (пятого) технологического уклада. Вынос производств в развивающиеся страны обессмыслил предметное образование.

Стремление элит к формированию управляемого общества, во-первых, породило борьбу с проявлениями детской пассионарности, а во-вторых, снизило планку требований к оценке знаний и умений учащихся. Широкое распространение альтернативных поставщиков информации – телевидения, компьютеров, сети Интернет – ускорило процесс отмирания цивилизации книги, а вместе с ней – античного канона образования.

Несмотря на то, что на Западе первыми осознали наличие образовательного кризиса, там так и не смогли найти на него адекватный ответ – поскольку пытались обойтись косметическим ремонтом там, где требуется коренная реконструкция.

Бросившись догонять т. н. «развитые страны» после 70 лет обособленного развития, мы с разбегу угодили в то же болото, в котором уже находится западная цивилизация, перешедшая к постиндустриализму, но не нашедшая в себе сил отказаться от античного образовательного канона.

Между тем, именно в нашей стране сложился альтернативный, советский образовательный канон. Его отличительная черта – построение общества на основе сознательного труда и постановка мышления на основе языка математики.

Сегодня советский образовательный канон в том или ином виде практикуется в Индии, Китае, некоторых других странах азиатско-тихоокеанского региона. Но и он, по ряду причин, не может быть признан полностью отвечающим требованиям перехода к шестому технологическому укладу.

Поэтому российскую систему образования придется реформировать в любом случае. Либо мы, по-прежнему пребывая в хвосте глобального процесса, столкнемся с этой необходимостью как аутсайдеры, либо возглавим процесс построения нового канона образования.

В конце концов, нам не привыкать быть первопроходцами. Еще русский философ Петр Чаадаев утверждал: «На учебное дело в России может быть установлен совершенно особый взгляд, ему возможно дать национальную основу, в корне расходящуюся с той, на которой оно зиждется в остальной Европе, ибо Россия развивалась во всех отношениях иначе, и ей выпало на долю особое предназначение».

Какими же чертами будет обладать новый образовательный канон, и что необходимо сделать для его становления?

Поскольку очевидно, что пятый, постиндустриальный технологический уклад уходит в небытие, а вместе с ним уходит и устаревший культурный код, характеризующийся глобализацией, неоколониализмом и доминационным капитализмом, необходимо найти новые интеграционные механизмы.

На наш взгляд, более всего этой задаче будет соответствовать геопланетарный образовательный канон. В рамках новой парадигмы, предстоит готовить новый тип людей, обладающих стратегическим мышлением, подлинных хозяев планеты Земля, способных видеть планету, как единое целое, и использовать это видение на своих локальных территориях и в международном сотрудничестве.

В противовес пресловутому «общему рынку», эта концепция провозглашает основой общественного взаимодействия глобальную производственную деятельность: замыкание производственных циклов по невосполнимым ресурсам, сложный труд и «бережливое потребление» вместо «эффективного» перепроизводства. Именно эти характеристики являются сутью шестого, трансиндустриального технологического уклада.

Предстоит изменить и базовый язык образования. Основой прежнего образовательного канона была книга, на смену ей пришло разнообразие медиа-инструментов. Это связано не только с их широким распространением и технологическим совершенством, но, прежде всего, с их соответствием поставленной задаче воспитания геопланетарного мышления, умением быстро охватить задачу во всем ее многообразии и сложности.

Целью геопланетарного образовательного канона станет подготовка специалистов, способных работать в условиях господства аддитивных технологий и искусственного интеллекта в производстве средств производства. Его основой должно стать представление об интеллекте, как о мере сложности и разнообразия общества. Очень важно, что такая подготовка должна быть непрерывной: концепция образования для взрослых перейдет от декларации намерений к повседневной реальности.

Обучения в течение всего периода созидательной жизни требует сама природа шестого уклада, с его постоянно изменяющимися технологиями и внешними условиями. И эта же природа потребует отказа от основной ныне образовательной технологии заучивания.

Ей на смену придет технология понимания, «образовательного натиска», когда ребенок учится сразу охватывать и понимать проблему целиком. Именно поэтому новый канон образования базируется на медиа-инструментах и визуальных образах. Поскольку только они позволяют максимально облегчить процесс понимания комплексной информации.

Здесь, однако, нас ждут трудности, так как медиа-язык, язык видеообразов еще не построен. Но и это может стать плюсом: новый канон образования потребует создания множества фильмов и сериалов, которые будут не просто транслировать мифы и идеологемы, но и обучать способам принятия сложных решений. Именно Россия может задавать тон и создавать правила в этом направлении, заложив синтаксис нового образовательного канона.

Очевидно, что при новых технологиях обучения теряется смысл проверки знаний путем тестирования и контрольных заданий. Значение этих инструментов будут постепенно снижаться, а затем от них откажутся вовсе.

Итогом образовательного курса станет совместная проектная деятельность учителей и учеников. Да и сам курс – учебные материалы и пособия – уйдут из поля деятельности академических деятелей и чиновников от образования, став продуктом творчества педагогов и самих обучающихся.

Такой подход позволит не только максимально приблизить теорию к практике (а именно на оторванность одного от другого сетуют сегодня все подряд). Это позволит оперативно изменять учебные курсы в соответствии с изменившимися условиями. Новое поколение учеников будет изучать совсем не то, чему учили предыдущее.

Понятно, что реализовать все эти изменения в рамках существующей системы и на основании действующего корпуса законов невозможно. Необходимо пересмотреть целый пласт понятий и норм, намертво укоренившихся в образовании. И прежде всего – отказаться от понимания образования, как услуги: это оксюморон, сочетание несочетаемого. Образование должно стать итогом групповой работы с интерактивными картами и большими массивами данных.

Новый технологический уклад вынуждает нас отказаться от деления образования на «элитарное», «всеобщее» и «профессиональное». А это означает возрастание роли дистанционного образования и экстерната. То есть, перед нами стоит задача обеспечения свободного доступа к сети Интернет на всей территории перехода к геопланетарному образовательному канону: сначала в России, а затем и в рамках евроазиатской интеграции.

Не менее важно повышение автономности учебных учреждений, в том числе альтернативных (негосударственных), и четкое определение их статуса. Это обусловит требование обеспечения равного доступа к качественному образованию, отвечающему новым реалиям. Конечно же, предстоит выработать и свод нормативных требований и правовых гарантий учебных заведений.

Весь спектр задач по переходу к геопланетарному образовательному канону будет зафиксирован в «Стратегии ускоренного управляемого перехода РФ к шестому технологическому укладу», которая определит и маркеры достижения этих задач. Причем, ее создание – в меньшей степени задача чиновников, привыкших писать нереализуемые «программы развития и достижения»; оно должно стать общим делом педагогов, философов и практиков.

Александр ЧУХЛЕБОВ,

лидер общественного движения «Возрождение»

Прочитано 3673 раз

Карта сайта

Сейчас 454 гостей онлайн