05.11.2016 19:27

Месть – могила для двоих

Кирсан Илюмжинов: «Тот, кто мстит, всего лишь удовлетворяет свою злобу и гордыню»

Кирсан ИлюмжиновНедавно меня спросили, как я отношусь к мести? Лично я считаю, что трудно представить себе более бесполезное, глупое и опасное занятие, чем мстить кому-либо. Расхожая пословица утверждает, что месть – это блюдо, которое следует подавать холодным. Но это – такая же нелепость, как утверждать, что яд должен быть приготовлен особым образом, чтобы сойти за мед.

Месть, говорится в буддизме, порождается тремя разрушающими душу чувствами: ненавистью, гневом и отвращением. Тот, кто одержим местью, не замечает красоты окружающего мира, ибо сосредоточен лишь на одной негативной мысли, и сознание его помрачено. А всякий, кто отказывается от совершенствования, согласно учению Будды, при следующем рождении должен будет приложить вдвое больше усилий, чтобы вернуться на предыдущий уровень – это и есть то, что называют кармой. Понятно, что ни один буддист не захочет себе такой участи.

Однако, месть не приветствуется и другими ведущими мировыми религиями. Христианский апостол Павел в Послании к Римлянам пишет: «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Аз воздам, говорит Господь». Священная книга мусульман, Коран, тоже предлагает воздержаться от мести: «Если же кто-либо откажется от возмездия, то это послужит искуплением ему [за прошлые грехи]».

Обратите внимание: ни христианство, ни ислам не включают месть в число смертных грехов, как гнев или гордыню. Но разве стремление к мести не рождается одним из них?

«Вот, кто-то меня обидел, и моя гордость требует отмщения», – рассуждает мститель, все больше распаляясь гневом против обидчика. И куда же он в итоге попадет, согласно любому вероучению? Тем не менее, право выбора остается за человеком.

Замечу, все это вовсе не означает отказа от возмездия за проступки, и тем более – за преступления. Но, передавая Моисею заповедь «око за око, зуб за зуб», ветхозаветный Бог вовсе не имел в виду личную месть. Скорее, это составляло некий общинный уголовный кодекс тех времен. Недаром сразу после Божьих заповедей идет указание: «один суд должен быть у вас, как для пришельца, так и для туземца».

Подобное возмездие подразумевает право на объективный, беспристрастный суд и справедливое наказание. И это не имеет ничего общего с местью: как заметил еще Аристотель, «наказание производится ради наказуемого, а мщение ради мстящего, чтобы утолить его гнев».

В самом деле, чего добивается тот, кто мстит? Всего лишь удовлетворения своей злобы и попранной, как ему кажется, гордости. Достигает ли он этого? Совсем необязательно: месть всегда кажется недостаточной.

В итоге, чувство мести остается неудовлетворенным, и постепенно делает человека желчным и раздражительным, разрушая и тело, и душу. А тот, кому мстят – может ли он осознать, что случившееся с ним – это возмездие за причиненное кому-то зло, сделать выводы и исправить свое поведение? По-моему, я задал лишний вопрос.

Так что, местью вы ничего и никогда не добьетесь – разве что причините лишний вред самому себе. Причем, это особенно актуально для тех, кому, как и мне, приходится работать с большим количеством людей. В таких случаях неизбежно возникает недопонимание и даже открытая вражда.

Я знаю, что моя деятельность до такой степени не устраивает некоторых людей, что они готовы идти на самые неблаговидные поступки, лишь бы хоть как-то мне насолить. По логике мстителей, я бы теперь должен был, используя все свое влияние, сделать так, чтобы устранить этих людей из шахматного мира.

Но чего бы я этим добился, учитывая, что многие из них, без преувеличения, – шахматные гении и образец для начинающих? Только обеднил бы шахматный мир, подорвал авторитет ФИДЕ и ухудшил бы собственные позиции, как президента.

Как видите, месть совершенно не в моих интересах. То же самое относится и к инциденту с введенными против меня санкциями. Я по-прежнему считаю этот конфликт следствием какого-то недоразумения. Да, когда о санкциях стало известно, в руководстве ФИДЕ предлагали перенести запланированный на текущий год чемпионат мира из Нью-Йорка в Европу или Азию.

Но чего бы мы достигли в этом случае? Оставили бы любителей игры в США без ярчайшего праздника, упустили бы шанс поднять авторитет игры на американском континенте. Поэтому, я предложил поступить наоборот: не отменять чемпионат, а напротив, увеличить число крупных шахматных событий, объявить Год шахмат в США. Люди так устроены, что их привлекает все скандальное и запретное. То есть, санкции против меня могут еще и послужить рекламой ФИДЕ в Америке.

Не имеет ничего общего с местью и моя тяжба с Минфином США. Мне хотелось бы, чтобы на примере этого дела американцы увидели, что репутация их государства в последнее время оказалась поставлена в зависимость от степени порядочности и разумности отдельных чиновников. Чтобы они задумались, насколько это хорошо и правильно.

Что же касается $50 млрд., которые я намерен взыскать с американского ведомства, то все они до последнего цента будут потрачены в самих же США на продвижение шахмат и развитие демократических процессов – с той целью, чтобы исключить влияние ленивых и недобросовестных бюрократов на реноме страны.

Китайцы говорят: «Кто задумал месть, должен приготовить две могилы». Вспомните об этом, задумывая мщение кому-либо, пусть даже самое малое. Не лучше ли будет, забыв о мести, задуматься о том, как использовать ситуацию для своей и общей пользы? При желании, это вполне возможно.

От редакции. Автор статьи – президент Международной шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсан Илюмжинов.

Источник

Прочитано 1056 раз

Карта сайта

Сейчас 475 гостей онлайн