07.11.2011 04:24

Некрофил от журналистики (часть 3)

Скандальная биография спецкора газеты «Коммерсант» Олега Кашина

В приличном обществе не принято злорадствовать по поводу неприятностей со здоровьем кого бы то ни было. Даже если пострадавший в результате нападения – форменная и безоговорочная свинья.
Однако в подобных ситуациях никто не запрещает делать определенные выводы – в частности, о подлинных причинах криминальных происшествий с работниками СМИ, будто бы выполняющими некий «служебный долг» и, безусловно, прекрасно осведомленными о рисках, связанных с профессией журналиста.
Тем более что на протяжении своей карьеры в Москве Олег Кашин неоднократно подвергался «мерам физического воздействия». Просто до нашумевшего «покушения на убийство» об этом было мало кому известно. Да и последствия для г‑на Кашина в предыдущие разы были гораздо менее плачевными.

6.Битье без осознания

1 июня 2004 года Олег Кашин делал по заданию редакции «Коммерсанта» репортаж об «акции» левацкой группировки «Авангард красной молодежи», проходящей у Дома правительства (кого еще рекламировать завзятым либералам, как не двинутых на всю голову леваков, которые повесили бы своих «буржуазных соратников» при первом удобном случае).
Что там была за «акция», никто давно не помнит. Зато коллеги г‑на Кашина, благодаря искусственно раздутой шумихе, до сих пор помнят о «нападении сотрудников Федеральной службы охраны на отважного оппозиционного журналиста».
По версии «Коммерсанта», ФСОшники, якобы спутав г‑на Кашина с одним из протестующих, «нанесли ему удары ногами по лицу и почкам, требуя выдать карту памяти фотоаппарата».
Впрочем, суду не было представлено ни единого доказательства вины сотрудников ФСО. Потому что она наверняка отсутствовала – ведь можно себе представить, что случилось бы с рыхлым, злоупотребляющим алкоголем «оппозиционером», если бы натренированные, прошедшие спецподготовку охранники и впрямь избили бы его ногами по жизненно важным органам…
1 февраля 2008 года в ресторане «Кофемания» (на Никитской улице Москвы) Олега Кашина избил писатель-уголовник Эдуард Багиров (тот самый, сбежавший в октябре‑2011 от молдавского следствия – из страны, где ему грозила тюрьма за участие в массовых беспорядках).
Судя по всему, Багиров избил г‑на Кашина за то, что тот обвинил маргинального писателя в комментариях на его странице в «ЖЖ» в каком-то «кидалове», а потом вступил с ним, по своему обыкновению, в перепалку, сопровождающуюся обилием матерщины.
Если точнее, дело ограничилось одним-единственным, но весьма неприятным для г‑на Кашина ударом. Хотя, следует отметить, журналист Павел Данилин (выступающий в Сети под ником leteha), будучи хорошо знаком с «некрофилом от журналистики», не советовал Багирову «пачкать руки об это г..но».
Вот как описывает инцидент сам Эдуард Багиров (в 90‑х годах «отмотавший» 2‑летний срок на российской «зоне» за банальную кражу):
«Вчерашний вечер удался… я поехал на Никитскую, где меня поджидал приятный сюрприз: за соседним столом с девушкой сидел журналист Кашин и пожирал какой-то комбикорм. А если вы помните, на днях я прилюдно обещал разбить ему его поганую рожу.
Выходить со мной на улицу эта мразь желания не изъявила. Более того, это поганое г..но куда-то позвонило и кого-то вызвало. Поэтому пришлось п… ить его прямо в помещении. Ничего особенного я с ним сделать не успел – всего-то один раз въ… л ему в грызло, и этот центнер г..на, обливаясь кровью, рухнул навзничь, ломая казенные мебеля.
Приехали менты, под конвоем вывели и увезли его домой. На меня охранник не обиделся, пожал мне руку и сказал: «я не знаю, за что вы ударили этого мужчину, но у него очень мерзкое лицо» (у Багирова ничуть не лучше – примечание Игоря Каминского)…
Со мной ты здорово прокололся, дешевая гнида: я тебе не твои интеллигентные потерпевшие, которых ты безнаказанно поливаешь г..ном в своих статейках, зная, что они ничего не станут с тобой делать»…
А вот и версия г‑на Кашина:
«Подходит Багиров и говорит: чувак, выйдем на улицу. Я встаю, говорю – пойдем, при этом наклоняюсь к Таратуте и говорю – сейчас п… иловка будет. Таратута (Юлия Таратута, корреспондент «Коммерсанта» – примечание Игоря Каминского) хватает меня за рукав – ты с ума сошел, никаких п… иловок.
Я сажусь, ем дальше, снова подходит Багиров и говорит – типа, ну чо ты, пойдем. Я говорю – только не сегодня, и Таратута говорит, что это ее вечер, и она не позволит его портить. Он хамит Таратуте, обещает ждать меня на выходе. Драться совсем не хочется, и мы просим официантку вызвать охранника, чтобы он нас проводил до такси, но охранник говорит, что он отвечает только за зал.
Мы собираемся уходить, но Багиров встает у выхода. Я говорю охраннику, х.. с ним, вызывайте милицию. Тем временем Багиров незаметным образом оказывается около меня и бьет меня в нос. Я падаю, роняю стул. Ударил сильно. Нос в порядке, но губа, которая находилась на периферии удара, опухла.
Я вытираю нос (крови было п… ц сколько), приезжает милиция и говорит, что может отвезти меня в отделение, чтоб я написал заявление, а может за вознаграждение отвезти меня домой… История совершенно не героическая, я повел себя трусливо – но вообще п… ц какой-то»…
И это – только случаи, получившие относительно широкий резонанс. Но были и другие «эксцессы» подобного рода. Плюс ко всему, в адрес скандального журналиста постоянно поступали многочисленные угрозы.
Однажды г‑н Кашин признался в одном из интервью, что некогда его уже избивали за хамскую запись в «ЖЖ», а он так и не понял, за какую именно, и кто именно его «заказал». Неудивительно: количество оскорблений в чужой адрес в «послужном списке» г‑на Кашина поистине зашкаливает.
Видимо, «честный журналист» совсем неспроста старался держать место своего жительства втайне от окружающих («Коммерсант-Власть», 18.10.2010):
«Предметом моей гордости остается то, что никто не знает, где я живу. Заполняя анкеты в отделах кадров и бухгалтериях, я стараюсь не оставлять свой домашний адрес, и когда кто-нибудь из героев моих публикаций просит передать мне, чтобы я «ходил опасно» (а такое редко, но бывает), максимум, что я делаю в порядке самозащиты, – перебираю в памяти имена людей, бывавших у меня в гостях.
Как правило, я успокаиваюсь, эти люди кажутся мне надежными. Если я не жду гостей, а в дверь звонят, я не подхожу и не открываю. Была неприятная ситуация, когда у меня протекла ванна, и залитая соседка пыталась поставить меня в известность о том, что происходит в моей квартире. Я потом говорил ей, что меня не было дома, но она не поверила»…
Выходит, г‑н Кашин напрасно гордился (менее чем за три недели до нападения), по всей видимости, не осознавая, что выследить его при желании можно в течение одного вечера. К тому же, в любой редакции (а в редакции либеральной газеты – в первую очередь) всегда полно стукачей, готовых из зависти, по злобе либо глупости «сдать» кого угодно, не исключая коллег, любовников и собутыльников.

7.Корпоративный ренегат

В 2009 году Олег Кашин, после ряда лет сервильного сотрудничества с прокремлевскими СМИ (откуда, как мы помним, его брезгливо изгнали за финансовую нечистоплотность), вернулся на работу в «Коммерсант».
Как его вообще взяли обратно в «Ъ» – полнейшая загадка. Ведь пока г‑н Кашин со всех сторон «вылизывал» действующую власть, а затем занимался, чем попало, в невразумительной «Русской жизни», он успел попутно написать заказную статью, в которой вдоволь поиздевался над приютившим его в свое время либеральным изданием.
Вот что пишет в своем блоге московский журналист Евгений Степанов (ник в интернете – znatokin, запись от 14.11.2010):
«Лет пять назад я издавал журнал «Волчье лыко» и пытался подружиться с кремлевскими. В разговоре о будущем моего издания Костя Костин (ныне – начальник управления президента РФ по внутренней политике, в 2005 году – пиарщик «ЕР» в статусе зампреда ЦИК партии; примечание Игоря Каминского) предложил в готовящемся номере кинжально прописать про «Ъ».
Для этой статьи мне присоветовали Кашина. Кашин приехал, выпили чаю, откровенно поговорили, я предложил за $800 в два дня грянуть текстом. Олег легко согласился и грянул. И фактура тут тебе, и личностное саркастическое отношение к изданию…
Спросил – а подпишешься? Кашин не захотел и предложил псевдоним – Сергей Рубцов… теперь эта фамилия кажется зловещей. Чего-чего, а рубцов на Олеге прибавилось»…
И еще одна запись г‑на Степанова (от 05.06.2011):
«Кашин, последнее дело пиариться по твоему поводу, но воспользуюсь, х.. с тобой. Спорить с тобой о собственной глупости не стану – я действительно был глуп и разговаривал с тобой приватно. А ты удивил меня своей гнилью, перенес личный разговор в свой блог. С ган… ми нельзя откровенничать…
Ты пишешь, что никогда не был на рынке джинсы. Возможно, ты забыл, кто скрывался под псевдонимом Сергей Рубцов? Хочу напомнить тебе стоимость твоего труда – 800 американских долларов, полученных тобою от меня из рук в руки. Давно не желаю тебе ничего хорошего»…
В заказной статье под претенциозным названием «Гибель газетного Титаника или «Коммерсант» разбушевался», заказанной г‑ном Костиным и опубликованной на одном из «чернушных» сайтов в ноябре 2005 года, досталось если не всем, то многим. В том числе – владельцу издания Борису Березовскому, за чей счет когда-то весьма нехило питался г‑н Кашин (и которого – разумеется, «из чувства благодарности» – он «уличил» в героиновой наркомании).
Заодно перепало и бывшему главреду «Ъ» Андрею Васильеву, которого Кашин (пусть и косвенно) обвинил в «финансовой недостаче», а также новому руководству «Коммерсанта», обвиненному в «антикремлевской политике» (!) и в ущемлении прав рядовых сотрудников газеты.
Кстати, вторично протиснувшись в «Коммерсант», г‑н Кашин отнюдь не стал заниматься журналистскими расследованиями, как это сейчас ему беззастенчиво приписывают «соратники по либеральному лагерю».
Какие там «расследования», кто бы и куда его пустил с такой одиозной репутацией? Да и сам г‑н Кашин, неоднократно битый и прячущийся чуть ли не от собственной тени, и не подумал бы ничего «расследовать». Все-таки, о чем свидетельствует охватившая его паническая мания преследования, он не до конца утратил инстинкт самосохранения.
В целом, г‑н Кашин, особо не напрягаясь, пописывал мягкую «оппозиционную» чепуху. Типа, про то, какие плохие «Наши» (хотя приличную молодежь никакими калачами не заманить ни в одно политическое движение – независимо от направления). Или – про вырубку Химкинского леса и скандально раскрученную «гражданскую активистку» Евгению Чирикову, которая спит и видит себя очередным мэром Химок (но столь радужная перспектива ей явно не светит) и т. п.
Отметим, что на эти же вполне безобидные темы писали и сотни других журналистов. Однако злоумышленники напали не на кого-нибудь, а именно на Олега Кашина. Такая «избирательность» представлялась бы, как минимум, странной – если не принимать во внимание патологическую, глубоко испорченную натуру «честного и неподкупного журналиста».

8.Незаконченное убийство

6 ноября 2010 года около 0:40 г‑н Кашин подъехал на такси (не на метро же ездить «светилу либеральной журналистики») к воротам дома на Пятницкой, 28. По этому адресу он снимал (и, кажется, арендует и доныне) недешевую квартиру – скорее всего, чисто из «понтов», учитывая, что улица Пятницкая находится в самом центре Москвы, «в шаговой доступности» от Кремля.
Возможно, при съеме жилья г‑н Кашин руководствовался, как ему мнилось до поры до времени, и соображениями безопасности. Поскольку «его» дом, о чем упоминалось в прессе, имеет охраняемый (непонятно кем) двор, оборудованный камерами наблюдения, железными воротами и калиткой с кодовым замком.
Во дворе (внутри, а не снаружи), стоя у забора, г‑на Кашина поджидали двое неизвестных, изображавших из себя припозднившихся гостей. Один из них держал в руках букет цветов, в котором был припрятан увесистый железный прут.
Когда г‑н Кашин вошел во двор и направился к своему подъезду, неизвестные последовали за ним. Первый из них быстро зашел вперед, резко развернулся и опрокинул г‑на Кашина на землю профессионально поставленным ударом кулака. Затем один из нападавших придерживал лежащую жертву, а второй «вдохновенно» избивал журналиста припасенным «предметом, используемым в качестве холодного оружия».
Экзекуция длилась на протяжении полутора минут, и была прервана вмешательством… дворника, услышавшего шум во дворе (это опять к вопросу о том, кем охранялась придомовая территория). Нападавшие, один из которых не удержался и пнул жертву напоследок, поспешно ретировались.
Сознания в процессе избиения г‑н Кашин не терял (это хорошо видно на видеозаписи со сценами избиения), и даже вроде бы смог произнести фразу (про напавших на него «козлов») подбежавшему к нему «спасителю».
Пострадавший был доставлен на автомобиле скорой помощи в 36‑ю больницу Москвы, где у него были диагностированы переломы голени, верхней и нижней челюстей и кисти (включая травматический отрыв двух фаланг пальца), черепно-мозговая травма и множественные телесные повреждения (в основном – ушибы мягких тканей).
Врачи, посовещавшись, ввели г‑на Кашина в искусственную кому (указанный метод, помимо прочего, неплохо зарекомендовал себя при лечении бешенства – это не шутка!) и провели серию хирургических операций.
10 ноября потерпевший пришел в сознание, и уже неделю спустя давал первые показания по уголовному делу, заведенному по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 105 («покушение на убийство, совершенное группой лиц»).
На следующий день после инцидента с Олегом Кашиным в либеральных СМИ началась оглушительная, с переходами на истерический визг, и, вдобавок, насквозь лживая кампания «в поддержку честного журналиста», о которой до сих пор неприятно вспоминать.
Как и следовало ожидать, в нападении на спецкора «Ъ» безапелляционно обвинялась действующая власть (варианты: «авторитарный путинский режим» и пресловутая «кровавая гэбня»).
Кроме того, либеральными журналистами и прозападными «правозащитниками» в российское общество в массовом порядке вбрасывались заведомо ложные и абсурдные посылы (в скобках – примечания Игоря Каминского):
1) защищая Олега Кашина, мы защищаем демократию в России, а также право читателей на получение независимой информации (если провокационная писанина г‑на Кашина – это и есть демократия, то уж лучше жить при абсолютной монархии; о «независимости» либеральных СМИ – ни слова, как о покойнике);
2) то, что случилось с Кашиным, который всегда говорил то, что думал, может случиться с каждым (чтобы это могло случиться с каждым, нужно так же отвратительно себя вести, как г‑н Кашин; да и стоит ли обрушивать на головы читателей все, о чем думаешь? Маньяк Чикатило тоже много «думал», и даже собирался написать мемуары. К счастью, его планы нарушила пуля палача);
3) необходимо ужесточить уголовное наказание за покушения на журналистов, выполняющих общественный долг (непонятно, чем в таком случае журналисты лучше остальных граждан; тем более, что на 99% т. н. «журналистский долг» и в либеральном, и в прокремлевском исполнении – это бессовестное ежедневное вранье, перманентная «заказуха», дешевая халтура и бесстыдная проституция).
Конечно же, крайне скользкие и мутные, а очень часто откровенно мизантропические и аморальные мотивы в «общественно полезной» деятельности г‑на Кашина его защитниками в расчет лицемерно не принимались. Будто «независимый журналист» существует где-то в астральном мире – за гранью приличий, добра и зла.
Что поразительно, кампания в поддержку Олега Кашина по своему накалу превзошла даже резонанс, который в октябре 2006 года вызвала гибель от рук наемных убийц Анны Политковской. Но что еще поразительнее, либеральным кликушам и дезинформаторам униженно подыграла сама действующая власть.
Дошло до того, что президент Дмитрий Медведев (похоже, не сообразив, что тем самым роняет «ниже плинтуса» свой и без того дохленький авторитет) публично присоединился к истерическим плакальщикам, поручив генпрокурору и главе МВД взять под особый контроль нападение на г‑на Кашина.
Позднее для расследования заурядного преступления был учрежден целый штаб (!) при ГУВД Москвы, куда были прикомандированы «наиболее опытные следователи». Невзирая на то, что, с юридической точки зрения, никакого покушения на г‑на Кашина попросту не было.
В реальности, имело место «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» (ст. 111 УК РФ). Да и то, степень вреда должна еще установить судмедэкспертиза, и, при отсутствии определенных признаков, тяжкий вред может быть переквалифицирован в средний (ст. 112 УК).
На видеозаписи, зафиксировавшей детали преступления, сразу бросается в глаза, что злоумышленники не собирались убивать избиваемого, пусть и действовали достаточно брутально. Они явно стремились ПРОУЧИТЬ, или НАКАЗАТЬ г‑на Кашина (что подтверждает и характер повреждений: били по губам, чтобы не извергал оскорблений; по рукам – чтобы не писал гадостей; и по ногам – чтобы дома посидел, подумал о смене жизненной позиции), но никак НЕ УБИТЬ.
Так что, даже если бы жертва случайно скончалась в результате нанесения побоев, все равно, как это цинично ни звучит, следствие столкнулось бы не с «покушением на убийство», а с «причинением вреда здоровью, повлекшим по неосторожности смерть потерпевшего»…
Да и что это за «убийцы», в конце концов, которые вместо того, чтобы выполнить заказ и хладнокровно «замочить» жертву (что для профессионалов, имей они такое намерение, не составило бы особого труда) бросились врассыпную при одном лишь появлении (притом, вдалеке от них) немолодого дворника?
Вдобавок, и место для совершения преступления «киллеры» выбрали практически на всеобщем обозрении (после полуночи в Москве, как известно, жизнь только начинается), да еще и при свете горящего фонаря.
Интересно, никто не задавался вопросом – зачем им так «палиться», неторопливо и методично «убивая» слабого и трусливого (сам признался) журналиста, с которым можно было справиться в считанные секунды? Зачем преступникам так рисковать – ведь в любой момент во дворе могли появиться случайные свидетели?В том-то и дело, что абсолютно незачем. Либо нападавшие (а стало быть, и заказчики) – полные идиоты (правда, этих «идиотов» «лучшие следователи» почему-то не могут найти до сего дня), либо российские власти, поддавшись грубому шантажу либеральных крикунов, ввели «подведомственное» общество, а вместе с ним и весь мир, в досадное заблуждение, неправильно интерпретировав случившееся с г‑ном Кашиным.
Вернее всего, разумеется, второе предположение. Что же касается мотивов несостоявшегося «покушения», то и здесь ситуация чрезвычайно любопытная. Если не сказать, шокирующая…

Игорь КАМИНСКИЙ
продолжение следует)
Примечание. 1 и 2 части материала «Некрофил от журналистики» читайте в рубрике «PR и СМИ» (от 4 и 8 октября 2011 года).

Прочитано 5572 раз

Карта сайта

Сейчас один гость онлайн