28.06.2016 00:20

Ливанов справил нужду в социальном лифте

При поддержке министра образования, в России готовятся запретить заочное обучение в гуманитарных вузах

Глава Рособрнадзора Сергей Кравцов объявил о готовящемся запрете заочного и дистанционного образования в вузах по ряду гуманитарных специальностей. Ограничение планируется ввести уже с 1 сентября текущего года. Оно коснется таких популярных направлений, как юриспруденция, экономика, государственное и муниципальное управление.
Кравцов сообщил, что первое высшее образование должно быть очным, а ограничения для студентов-заочников повысят качество высшего образования в стране. Как и следовало ожидать, инициатива Рособрнадзора получила поддержку со стороны министра образования и науки РФ Дмитрия Ливанова, который искренне считает, что дисциплины общепрофессионального цикла, специальные дисциплины и практическая часть «не могут быть обеспечены в заочном режиме».
По уверениям чиновников, эти планы являются попыткой контролирующих ведомств продолжить кампанию по отсеиванию т. н. «шарашкиных контор» – вузов, осуществляющих сугубо формальное обучение студентов, а на деле являющихся «магазинами» по продаже дипломов. Видимо, чрезмерно радужный отчет министра Ливанова об искоренении подобной практики не вполне соответствует реальному положению в образовательной сфере.

В любом случае, крайне сомнительно, что запрет заочного обучения поможет решить проблему низкого уровня высшей школы в России. Зато он лишит возможности получить высшее образование многих молодых людей из малообеспеченных семей и отдаленных регионов.
Впервые о подобных планах в Министерстве образования заговорили в марте 2016 г. За отмену заочного и дистанционного обучения выступил, в частности, супруг главы Центробанка РФ Эльвиры Набиуллиной, ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов (который выразил недовольство тем, что до 60% всех студентов-заочников готовятся стать юристами и экономистами).
Представители профессионального сообщества, в свою очередь, осудили данный замысел, с критическим отзывом выступила Федеральная палата адвокатов. По мнению вице-президента ФПА Светланы Володиной, выпускники-заочники не только не уступают своим «очным» коллегам, но даже напротив, зачастую овладевают профессией с куда большей мотивацией, совмещая учебу с работой по специальности. Наличие на юридическом рынке труда плохих специалистов с заочным обучением никак не связано – часто это выпускники как раз очных отделений.
Недоумение инициатива Минобрнауки вызвала и в Госдуме: 1-й зампред комитета по образованию Олег Смолин заявил, что не видит в запретах никакого смысла. «Надо идти путем оценки качества подготовки. При аттестации студентов приглашайте работодателей, представителей Рособрнадзора, проверяйте качество на выходе, не перекрывайте людям искусственно возможности на входе», – отметил депутат.
По мнению экспертов, среди выпускников очных отделений процент специалистов с низким уровнем профессиональной подготовки ничуть не ниже, чем среди выпускников-заочников: в условиях общего снижения качества образования на первый план выходит личная мотивация студентов. Люди, четко осознающие цель получения диплома и стремящиеся добиться успеха в выбранной профессии, учатся лучше, чем студенты, поступившие из страха перед срочной службой в армии или просто ради «корочки», – эта закономерность справедлива для любых форм обучения.
Если давно обсуждаемый, но так пока и не введенный запрет на заочное и очно-заочное обучение такой специальности, как фармацевт-провизор, еще можно объяснить необходимостью участия студентов в практических занятиях, то ограничения по отношению к гуманитарным профилям выглядят, мягко говоря, нелогично.
Между тем, проблема снижения качества высшего образования в России действительно существует – большим достижением считается попадание 13 российских вузов в топ-700 мировых университетов (еще недавно Россия была представлена в международных рейтингах всего пятью учебными заведениями). Тем не менее, вряд ли носящая комплексный характер проблема может быть решена при помощи неконструктивных мер точечного характера.
Как бы то ни было, готовящееся решение нанесет серьезный удар по социальным лифтам, еще сохранившимся в России. При том, что максимальная студенческая стипендия составляет сегодня около 6 тыс. руб., далеко не все молодые люди могут позволить себе учиться на очном отделении. Для многих дистанционное или заочное обучение остается единственным доступным способом повысить свою ценность на рынке труда и перейти на новую ступень социальной лестницы.
Конечно, можно возразить, что очники тоже подрабатывают, чтобы не быть обузой для семьи. Однако, финансовая самостоятельность студента, совмещающего учебу на дневном отделении и работу, это, скорее, исключение. Вдобавок, не во всех городах существует широкий рынок труда, исключение – наиболее крупные административные центры вроде Москвы и Санкт-Петербурга. Помимо этого, многие юристы, получив среднее специальное образование, идут работать по профессии, продолжая заочное обучение в вузе, – для чего лишать людей возможности карьерного роста?
Ограничивая заочное обучение, кабмин вовсе не спешит повышать стипендии для учащихся дневных отделений. В прошлом году правительство отклонило законопроект, согласно которому предлагалось поднять размер выплат до уровня прожиточного минимума, согласившись лишь проиндексировать их на 4%. В настоящее время государство рассматривает студенческие стипендии не как способ поддержать учащихся во время получения ими профессии, а как «стимулирующую выплату», размер которой может быть сколь угодно низким.
Не умея навести порядок в системе высшего образования (в конце концов, аккредитацию «шарашкиным конторам» ранее выдал сам Рособрнадзор), не желая поддерживать талантливую молодежь материально, бездарные и коррумпированные чиновники, включая министра Ливанова, предпочитают прибегать к бездумным запретам, полагая, что они произведут положительный эффект.

Надежда АЛЕКСЕЕВА
Источник

Прочитано 1307 раз

Карта сайта

Сейчас 483 гостей онлайн