07.12.2015 07:55

Абхазию прибило к турецким берегам

Рауль Хаджимба строит «турецкий мир» за спиной России

Инцидент со сбитым турецкими ВВС российским бомбардировщиком Су-24 и последовавшая за ним угроза торговой войны вызвали неоднозначную реакцию на постсоветском пространстве. В том числе, традиционно (а точнее – по недоразумению; здесь и далее в скобках – прим. «Инсайдера») считающаяся пророссийской Абхазия также не выразила 100%-й поддержки действиям России.
Разумеется, и президент Абхазии Рауль Хаджимба, и депутаты парламента РА вслух высказались за солидарность с Россией, подчеркнув «приверженность стратегическим обязательствам и необходимость совместной борьбы с международным терроризмом». Однако, абхазское общество далеко не столь однозначно в своих оценках российско-турецкого кризиса.
В частности, председатель фонда «Апсны» (самоназвание Абхазии, в переводе означающее «Страна мертвецов»), участник грузино-абхазского конфликта 1992-93 гг. Сонер Гогуа заявил, что большая часть инвестиций в абхазскую экономику – турецкие, а не российские (словно запамятовав о том, что бюджет РА на три четверти формируется за счет России), а прекращение торговли с турками приведет и без того бедную республику (ибо абхазы работать не умеют и не хотят) к крайней нищете. Кроме того, Гогуа посетовал на опасность разрыва отношений с абхазской диаспорой в Турции, выразив тем самым мнение большинства абхазов.

Исторически сложилось так, что в Турции проживает многочисленная абхазская диаспора. После Кавказской войны в XIX в. на территорию Османской империи переселилось значительное количество автохтонного кавказского населения, среди которого были и абхазы (занимавшиеся работорговлей совместно с турками).
В настоящий момент численность этнических абхазов в Турции, по разным оценкам, составляет от 400 до 800 тыс. чел., что в несколько раз превышает все население РА. Конечно, ассимиляционная политика, начатая еще Ататюрком, способствовала утрате национальных традиций и забыванию новыми поколениями родного языка. Тем не менее, многие из турецких абхазов продолжают ассоциировать себя со своей исторической родиной.
Распад СССР и попытки Грузии вернуть отдаляющуюся от нее Абхазию под свой контроль спровоцировали волнения турецких абхазов. Протесты и жесткие требования диаспоры осудить действия Грузии заставили руководство Турции искать иной подход к грузино-абхазскому узлу противоречий.
Формально признавая территориальную целостность Грузии, Анкара начала выстраивать отношения с тогда еще никем не признанной Республикой Абхазия на ниве экономического развития. Неудивительно, что до 2008 г. турецкие деньги формировали свыше 30% республиканского бюджета (притом, что российский бизнес не пускают в Абхазию до сих пор).
Пятидневная война 08.08.08 и признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии ненадолго изменили соотношение сил. Москва, по-видимому, решила, что дело сделано, и уж теперь Абхазия точно никуда не уйдет.
Между тем, со временем экономическое влияние Турции начало стремительно расти и в «частично признанном» государстве. На 2015 г. примерно половина внешней торговли РА приходится на Турцию, большая часть гостиничного бизнеса – в руках турецких бизнесменов. Горнодобывающая компания «Тамсаш» – стратегически важное для абхазской экономики предприятие – развивается, опять же, благодаря инвестициям из Турции.
Особо стоит отметить роль турецкого торгового флота (в основном, занимающегося контрабандой): Анкаре удалось добиться у официального Тбилиси разрешения на проходы турецких судов в порты Абхазии без отчисления процентов от сделок в грузинский бюджет.
В целом, энтузиазм абхазской диаспоры был умело использован Турцией для расширения не только своего экономического, но и политического влияния. Кстати, паспорта граждан «частично признанного» государства тоже печатаются на территории Турции.
Летом 2014 г. Сухум (в 1810 г. отбитый русскими войсками у Османской империи) посетила официальная делегация Турецкой Республики. В ответ на возмущение Тбилиси, турецкие парламентарии заверили грузинских коллег, что визит носил исключительно культурно-туристический характер, не имея целью вмешательство в политику.
Впрочем, последующие события в Абхазии заставляют сильно усомниться в словах и помыслах Анкары. Новым руководством Абхазии (пришедшим к власти в ходе государственного переворота) накануне президентских выборов был сделан нетривиальный ход: права избирателей получили не только граждане республики, но и абхазы, проживающие в других странах.
К примеру, избирательные участки были созданы не только в отдельных регионах России, но и в Стамбуле. А «победителем» на выборах в августе-2014 стал Рауль Хаджимба (ярый националист и русофоб) – удобная фигура для турецкого бизнеса. То есть, на примере Абхазии Кремлю ясно дается понять, что свято место пусто не бывает, а «вероломные партнеры» из числа региональных держав отнюдь не являются основой безопасного существования России.
Если Турция смогла выстроить крепкие связи с «навечно пророссийской» Абхазией, не говоря уже о теплой дружбе с Азербайджаном, Казахстаном и странами Средней Азии, солидарность которых с внешнеполитическим курсом РФ вызывает много вопросов, то впору говорить об опасной конкуренции «русского мира» с турецким (или османским). Причем, в непосредственной близости от российской границы.
Поневоле приходится констатировать: система взаимодействия РФ с окружающим миром в нынешних условиях попросту не работает. В итоге, игнорирование интересов других государств и региональных блоков, а тем более невнимательность, граничащая с безразличием, к осуществляемой ими политике в ближнем зарубежье, может обойтись России очень дорого.

Александр КУРКИН
Источник

Прочитано 1529 раз

Карта сайта

Сейчас 450 гостей онлайн