04.03.2015 13:53

Стыд и харам

Исламские радикалы развязали антироссийскую кампанию на фоне падения нравов в мусульманской среде

11 февраля с. г. Верховный суд РФ признал законными требования к внешнему виду школьников, утвержденные правительством Мордовии и запрещающие, в частности, ношение религиозной одежды и головных уборов (в том числе – пресловутых хиджабов). Апелляционная жалоба заявителей на то, что вновь введенные правила якобы нарушают право на свободу вероисповедания, была отклонена.
Кстати, ранее республиканская прокуратура также признала постановление правительства РМ соответствующим федеральному законодательству. При этом, под запрет попали не только хиджабы, но и мини-юбки, джинсы, пирсинг и декольте. Кроме того, школьницам категорически запрещено красить волосы в яркие цвета и демонстрировать религиозную атрибутику.
Впрочем, никто из любительниц вызывающих нарядов или металлических «украшений» – по моде каннибалов из Папуа Новой Гвинеи – не издал в защиту своих пристрастий ни единого звука. Зато исламские радикалы (и мордовские, и московские), возмущенные «произволом Кремля», раздули громкий скандал. И даже, как ни странно, привлекли на свою сторону либеральных правозащитников, не так давно сокрушавшихся по поводу жестокого убийства мусульманскими боевиками карикатуристов из «Шарли Эбдо».

Вот так автор этих строк и оказалась на пресс-конференции «Правительство Республики Мордовия против платков в школе», которая прошла 28 января 2015 г. в Независимом пресс-центре на Пречистенке в Москве.
Причем, денег заказчики мероприятия, по всей видимости, не жалели, так как в нем приняли участие двое адвокатов (включая одного столичного), а также директор центра СОВА, член Совета при Президенте РФ по правам человека Александр Верховский. Судя по виду – чисто-кошерный «мусульманин», который разве что в аспекте обрезания наверняка вряд ли чем-то отличается от присутствовавших в пресс-зале угрюмых бородачей с характерной внешностью.
Теперь – послушаем, о чем они там все говорили. Марат Ашимов, адвокат:
– В сентябре-2013 вступил в силу новый закон об образовании. Правительство РФ хочет регулировать школьную форму. Пункты закона противоречат конституции. К тому же, правительство Мордовии приняло постановление, согласно которому, мусульманки должны ходить в школы без платков.
На все возражения чиновники отвечали, что у нас – светское образование, и никто не должен видеть, кто какой религии придерживается. Девочек стали выгонять, беседовать с родителями. Доходило до запугиваний – лишить родительских прав, поставить на учет в комиссию по делам несовершеннолетних. Некоторые девочки были вынуждены перейти на домашнее обучение.
В Мордовии никогда не было напряженности на межнациональной почве. Но, начиная с 2014 г., учителя, директора, главы районов стали оказывать давление на мусульман. В обществе появился накал. Мы не понимаем, куда нас хотят выгнать с нашей родины. Недавно Путин побывал в церкви в одной из областей, и он стоял в окружении девочек в платочках. А у нас почему-то платки запрещают.
Прим. автора. Обратите внимание, как ловко г-н Ашимов спекулирует на теме межнациональных отношений (не иначе, раньше на плодоовощной базе клиентов обвешивал; стилистика – одна и та же). Несмотря на то, что мусульманские проповедники обычно подчеркивают, будто «ислам не имеет ничего общего с национализмом».
Любопытно, с чего Ашимов взял, что кто-то вознамерился его «изгнать»? Или у него и впрямь есть основания перебраться в более привлекательную для мусульман страну? Например, в Саудовскую Аравию, где демонстрация атрибутики представителей ВСЕХ религий, кроме ислама, запрещена в принципе, а не только в учебных заведениях? (И спасибо еще, что просто крестик с шеи сорвут, а не потащат на площадь наказывать плетьми).
Сильно «переформатировал» адвокат и всем известное событие в с. Отрадное Воронежской области. Дело в том, что «девочки в платочках» находились (а точнее, молились) – рядом с главой государства – в православном храме, а не пришли в таком наряде на школьные уроки. Да уж, не ведает г-н Ашимов, что обман, согласно шариату – это харам, грех. Или в его системе нравственных ценностей – свои, весьма оригинальные понятия о лжи и передергиваниях фактов?
Неудивительно, что после адвокатских «обличений» некий Кямиль Бадретдинов и прочие «родители пострадавших» в красках рассказывали о «притеснениях» их дочерей в мордовских школах. Допустим, о том, что зловредные (и, разумеется, «неверные») учителя срывают фото учениц-мусульманок с доски почета (!).
А также – о том, что кому-то из исламистов чиновники якобы не выдают госсубсидии по той причине, что их дочери ходят в школы в платках (!). Честное слово, ничего нелепее слышать еще не приходилось. (Кстати, кто-нибудь спрашивал у несчастных школьниц, хотят ли они постоянно – и зимой, и летом – ходить укутанными с ног до головы, словно окуклившаяся личинка тутового шелкопряда?). 
Еще цитата: «Мы, мусульмане, государствообразующий народ, и мы не хотим, чтобы нас ущемляли. Платки – это еще и национальная традиция».
Так и быть, спишем первое из двух высказываний на досадный казус, связанный с недостаточным знанием русского языка и истории России. У нас, в конце концов, свобода и демократия – и посему, каждый гражданин может считать себя представителем хоть государство-, хоть уралвагонзаводообразующего народа.
Но вот что касается «традиций», о которых много и вдохновенно говорили выступающие, то поневоле закрадывается крамольная мысль: а может быть, для полного их соблюдения, российским женщинам (независимо от национальности и вероисповедания) заодно стоило бы отказаться от нижнего белья и современных средств гигиены?
А что, тоже ведь – многовековая народная традиция, освященная временем. Возможно, кто-то и захочет «вернуться к корням», натянув на себя вместо трусов широкие шаровары до щиколоток или исподнюю юбку (про бюстгальтеры и вовсе умолчим), а вместо прокладок и тампонов – используя любые подручные предметы?
Анатолий Пчелинцев, партнер адвокатского бюро «Славянский правовой центр», главный редактор журнала «Религия и право»:
– Село Белозерье в Мордовии является одним из самых богатых в России именно потому, что 3 тыс. его жителей живут по мусульманским принципам. Я абсолютно уверен, что 11 февраля ВС примет правильную позицию…
Прим. автора. Как видим, пророк из г-на Пчелинцева – никудышный. Равно как и адвокат – что толку с юриста, который не только с треском проигрывает процессы, но еще и ввязывается в заведомо проигрышные тяжбы?
Не иначе, Анатолий Васильевич рассчитывал деньжат по-быстрому срубить, но – не обломилось. Судя по всему, этот «доктор наук» только и способен, что клянчить пожертвования на сайте своего журнала, на страницах которого он готов прославить кого угодно, включая сектантов-пятидесятников и адептов иных протестантских течений (к одному из них – есть стойкое подозрение – принадлежит и сам г-н Пчелинцев).
Зато с пафосной риторикой «доктор» явно переборщил. Мы уже не раз слышали эту старую песню, исподволь унижающую всех не мусульман: мол, только последователи ислама богаты и счастливы, потому что не пьют, молятся аллаху и беспрестанно крутятся, аки белки в колесе.
Между тем, члены православных и других христианских общин (или иудеи в израильских киббуцах) работают нисколько не меньше, а зачастую и больше. Неспроста ведь многие мусульманские страны прозябают в нищете, а те из них, которые ловят кайф за счет добычи нефти, нещадно эксплуатируют отнюдь не правоверных гастарбайтеров. Но разве кто-то из исламистов либо их защитников (вроде того же Пчелинцева) про это вспоминает?
Инна Загребина, эксперт центра «СОВА», главный редактор журнала «Юридическое религиоведение» (с надрывом в голосе):
– Детей привлекают к ответственности за религиозные убеждения! Это – государственная политика! Кто хочет ходить в платочках – пожалуйста, к Рамзану Кадырову, или в Татарстан. Но почему в центральной России они запрещены? Я не понимаю!
Прим. автора. Забавно, но г-жа Загребина сама невольно ответила на свой вопрос: именно потому и запрещены, что центральная Россия – это не Чечня и не Татарстан. В Мордовии, для сведения, проживают всего 6% мусульман (да и то, если верить самим мусульманам, которые не прочь приврать, пользуясь отсутствием официальной статистики) – и что теперь, превратить по преимуществу православный регион в подобие мини-халифата? 
Александр Верховский:
– Мы видим, что государство злоупотребляет принципом светского образования. Очевидно, власти усматривают в платочках радикализацию мусульман. Все, что применяется к этим школьницам, выходит за рамки права и здравого смысла.
Прим. автора. Александр Маркович, кажется, вообще не очень понял, куда попал. Судите сами: что забыл ярко выраженный сын древнего народа в компании махровых антисемитов, горячо одобряющих (чего в кулуарах они особо и не скрывали) варварский расстрел карикатуристов из «Шарли Эбдо»?
Да, журнальчик пакостный, согласна. Но ведь г-н Верховский, как убежденный либерал, мог бы и посочувствовать убитым рисовальщикам. Или хотя бы некоторым из них – так сказать, из чувства этнической солидарности. Но – никакого сопереживания к покойным он не проявил. Интересно, это – смена политической ориентации, или банальный бизнес?
Мадина Калимуллина, глава департамента экономики Совета муфтиев России (СМР):
– Платок – личный выбор женщины. Это – благо, и отказываться от него противоестественно. Мы, мусульмане, всегда выступали за мир и диалог. Детям нельзя ставить ультиматум: выбирать обучение или религию...
Прим. автора. За мир и диалог исламисты выступают лишь тогда, когда у них нет возможностей для насилия. Проверено мировым опытом. Начинают обычно с платочков и прочих невинных фенечек, но, если им вовремя не дать по рукам, норовят повсюду установить средневековые порядки.
Ну, а если вдруг каким-то небритым личностям не нравится отправлять дочерей (отметим, соблюдающих мусульманский дресс-код не по своему личному выбору) в светскую школу, то пусть они открывают частные медресе. Кто мешает? Так нет же, исламисты требуют от светского государства гарантий бесплатного обучения, но при этом – упрямо лезут со своим уставом в чужой монастырь.
Нафигулла Аширов, председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России, сопредседатель СМР:
– Девушки-мусульманки, которые не носят платка, – грешницы. Но те, кто срывает с них платки, вынуждают их стать грешницами. Скоро так везде будет, а не только в Мордовии. Запрет ношения платков настраивает граждан против государства. Кто-то из-за своих исламофобских убеждений пытается вбить клин между народами России.
Это – лицемерие на фоне того, что в школах выступают православные попы. В результате, детская косыночка воспринимается враждебно, хотя даже русские женщины раньше носили платки. Мы никому не навязываем свои традиции, но и никому их не отдадим.
Прим. автора. А вот этого дважды судимого (еще в советское время – за грабеж и хулиганство) прощелыгу, который и в постсоветской России несколько раз едва было не угодил в тюрьму по обвинению в экстремизме (и один раз – по обвинению в контрабанде, когда тайком пытался вывезти за границу $35 тыс.), я, признаться, увидеть не ожидала (он не был заявлен среди участников пресс-конференции).
Но, поскольку он там появился, последние сомнения насчет ангажированности мероприятия отпали напрочь. Ибо Нафигулла-хазрат успел прославиться своими радикальными исламистскими (так, он публично выступал в поддержку террористических организаций – Талибан, Хизб ут-Тахрир и всяких-разных ваххабитов), антихристианскими и антисемитскими (привет Верховскому) взглядами. Как, кстати, и его «духовный лидер» – председатель СМР Равиль Гайнутдин, неоднократно допускавший уничижительные высказывания в адрес русских и остальных «неверных» россиян.  
Что более всего поражает, так это наглость г-на Аширова, который, будучи опытным разжигателем межнациональной и религиозной вражды, смеет обвинять Российское государство во «вбивании клиньев» между народами. А также – его откровенно презрительное отношение к русским женщинам (вспомните его слова: «ДАЖЕ русские женщины носили платки» – мол, сейчас русским дальше падать некуда, но и они когда-то придерживались обрядов, а теперь все они, судя по контексту, – грешницы и т. д.).
Так вот, пользуясь случаем, коротко и ясно отвечу уголовнику Нафигулле. Г-н Аширов, русские женщины бывают разные. Как, впрочем, и мусульманки тоже. Помню, самые распутные б..ди на нашем журналистском курсе были татарского или кавказского (возмущайтесь, сколько влезет) происхождения. Чисто ураган, или другое стихийное бедствие – без стыда, и все в хараме.
Это в своих родных аулах (находясь под присмотром мусульманских мужчин, не брезгующих развратничать «на стороне» с иноверками) они молча ходят на цыпочках, покорно укутавшись в хиджаб.
Однако, вырвавшись на свободу, многие из них (но, конечно же, не все) ударяются во все тяжкие. И любовников имеют, и проституцией не прочь подзаработать. А затем, перед возвращением домой, лихорадочно ищут частного врача, который сделал бы им операцию по восстановлению девственной плевы – надо же успеть выскочить замуж за какого-нибудь местного дурачка, прикинувшись «недотрогой». (Для сведения: это явление приобрело массовый характер не только в России, но и в арабских странах – а вы и не знали, г-н Аширов? – где, казалось бы, сам аллах велел до свадьбы держать п..ду на замке).
И посему, не надо снова обвинять русских (это мы тоже слышали не раз): мол, «проклятые кяфиры развращают наших дочерей». Потому что б…ство, г-н Аширов, понятие интернациональное. И даже – межконфессиональное. Почитайте для начала «Сказки тысячи и одной ночи» – в оригинальной, не адаптированной для детей версии. Очень полезное чтение – в плане ознакомления с «подлинными традициями» ваших единоверок.
Поспешите с самообразованием, г-н Аширов. Иначе, того и гляди, кто-нибудь, наслушавшись ваших неадекватных измышлений, устроит «качающим права» исламистам, уютно пристроившимся в центральной России, «развеселую жизнь». По сравнению с которой, Манежка и Кондопога покажутся слаще небесного рая с волоокими гуриями в обнимку.

Ксения РАСКАТОВА

Прочитано 1942 раз

Карта сайта

Сейчас 255 гостей онлайн