24.08.2011 12:52

Защитник Грузии печальной

"Темные пятна" в военной биографии абхазского политика Александра Анкваба

В СМИ неоднократно упоминалось о том, что вице-президент Абхазии Александр Анкваб, в конце июня выдвинувший свою кандидатуру в президенты этой частично признанной страны, в период абхазско-грузинского конфликта 1992-1993 гг. проявил себя, мягко говоря, непатриотично.
Кстати, г-н Анкваб на протяжении многих лет изображает из себя "большого патриота" и чуть ли не "великого стратега", якобы руководившего чуть ли не всеми победными войсковыми операциями абхазской армии (!). Впрочем, факты, изложенные подполковником Вооруженных сил РА, кавалером ордена Леона Тимуром Надарая, опровергают эту несостоятельную версию.

Напомним предысторию событий. В январе 1992 г. Верховный Совет Абхазии во главе с Владиславом Ардзинбой начал организовывать полк внутренних войск (своего рода абхазскую гвардию), поскольку угроза войны с Грузией нарастала с каждым днем.
Открыто формировать абхазские вооруженные силы в той обстановке было нельзя – Абхазия все еще оставалась в составе Грузии. Поэтому набор и обучение ополченцев происходили под прикрытием подразделения внутренних войск, дислоцировавшегося в с. Ачадара.
Бывший советский офицер Тимур Надарая добровольно вступил в ряды этого подразделения, напрямую подчинявшегося Владиславу Ардзинбе. Однако грузинские депутаты ВС Абхазии были крайне недовольны "военными приготовлениями сепаратистов". И вскоре, когда министром внутренних дел республики грузины назначили полковника Александра Анкваба, "абхазская гвардия" была переподчинена ему.
Частично полк внутренних войск состоял из солдат срочной службы, которых в разное время насчитывалось не более 100-150 человек. Но главной военной силой подразделения были резервисты (числом от 400 до 600), находившиеся на казарменном положении в Гагрском, Очамчырском, Гулрыпшском и Сухумском районах Абхазии.
По оценкам экспертов, до переподчинения г-ну Анквабу полк являлся реальной силой сдерживания грузинской агрессии – к примеру, в марте 1992 г., при противостоянии на реке Ингур (на границе с Грузией).
Тем не менее, Анкваб приступил к расформированию единственного на тот момент боеспособного соединения – под предлогом того, что несколько военнослужащих полка были обвинены в совершении правонарушений. Причем, "пацифистский" приказ министра внутренних дел имел место буквально накануне войны, начавшейся 14 августа 1992 г.
Вот что пишет в своем открытом письме, озаглавленном "Боже, спаси нас от друзей, а от врагов мы как-нибудь сами…", подполковник Вооруженных сил Абхазии, кавалер ордена Леона Тимур Надарая (газета "Республика Абхазия", №69, 26-27 июня 2003 г.):
"Я командовал Пицундской ротой полка ВВ Абхазии. Все 57 резервистов, которые числились в моей роте, были отправлены домой, хотя им ничего не инкриминировалось. Такими действиями была подорвана боеготовность всего полка, и тем самым облегчено выполнение войсками Госсовета Грузии поставленной перед ним задачи.
Единственным подразделением, не подчинившимся решению министра внутренних дел, была рота, которой командовал Аслан Зантария. Он, зная, что войны не миновать, не выполнил приказ о расформировании и ушел со своими бойцами в горы в районе с. Джгерда.
Анкваб был взбешен поведением Зантарии, несколько раз приезжал в село Тамыш, откуда был родом Аслан, и когда переговоры о добровольной сдаче оружия провалились, он стал угрожать, при его родственниках, что поднимет вертолеты и уничтожит их как бандформирование"... (конец цитаты).
Следует отметить, что впоследствии, вопреки пораженческому распоряжению г-на Анкваба, именно это подразделение стало костяком вооруженного сопротивления грузинским войскам в Очамчирском районе Абхазии, а сам А. Зантария – первым командующим Восточным фронтом.
Приведем выдержку из еще одного письменно зафиксированного свидетельства – публикации "Мы знаем и настоящих лидеров, и иезуитов…" ("Республика Абхазия", №74 от 8-9 июля 2003 г., автор – заслуженный учитель РА, мать героев Абхазии Раиса Амичба):
"Помню, как А. Анкваб подъехал к моему дому с большой группой милиционеров и стал угрожать расправой над моими сыновьями, если они не подчинятся ему и не разоружат свое подразделение. Потом я узнала, что Анкваб и сопровождавшая его группа направились в с. Джгерда.
Анкваб всячески добивался возвращения автоматов, захваченных абхазскими гвардейцами у грузинских экстремистов. Лютую ненависть испытывал Анкваб к резервистам полка внутренних войск, которые, рискуя жизнью, освободили ему место министра МВД.
Услышав о том, что после выдворения Гиви Ломинадзе (министра МВД Абхазии, грузина по национальности – примечание Асиды Бароевой) Анкваб пообещал своему тбилисскому начальству возбудить уголовное дело против участников этой спецоперации, многие абхазские резервисты вынуждены были уйти из Сухуми в с. Адзюбжа, где они усиленно занимались подготовкой спецназа"…

Вот такая министерская "благодарность": вместо награды – уголовное дело. На эту же тему пишет и Тимур Надарая:

"В начале августа 1992 г. я приехал из Пицунды в Сухуми, в МВД. Анкваб после моего доклада спросил:
– Вы, товарищ лейтенант, всех резервистов отпустили домой?
– Так точно! – ответил я.
– Смотрите, проверю. Если увижу хоть одного, накажу сильно…
Я не мог тогда понять, почему попали в немилость наши резервисты, хотя именно они проводили спецоперацию по выдворению Ломинадзе и посадили на его место А. Анкваба. Было видно, что задача расформирования резервистов являлась для него в этот период главной. А вот о боеготовности вверенного мне подразделения им не было сказано ни слова"...
Любопытно, но в своем интервью газете "Айтайра" (от 10 июня 2003 г.), издающейся на деньги г-на Анкваба, "заработанные" в Москве криминальными путями,
бывший министр МВД заявил о том, что он "за несколько месяцев до войны знал, что она начнется, был почти уверен в этом".
Напрашивается логичный вопрос: если он знал о грядущей войне, то зачем тогда расформировывал боеспособные абхазские части? Или главный абхазский милиционер (по странному совпадению, накануне войны зачастивший в Тбилиси с "дружественными визитами"), выполняя выгодное для грузинской стороны решение, действовал отнюдь не по собственной инициативе?
В том же интервью г-н Анкваб договорился до того, что обвинил тогдашнего главу Абхазии Владислава Ардзинбу в… наивности и нерешительности. Мол, "я его неоднократно предупреждал о надвигающейся войне", но тот якобы "недооценивал ситуацию и продолжал вести свою игру, не предпринимая никаких мер".
Вдобавок, бывший руководитель МВД попытался свалить на Ардзинбу свое нелегитимное решение о расформировании полка внутренних войск. Действительно, кому же еще числиться в спасителях нации, как не г-ну Анквабу, лишившему родную страну вооруженной защиты в самый тяжелый момент…
Но чем же занимался лично А. Анкваб в день вторжения в Абхазию войск Госсовета Грузии? Неужели и вправду "руководил оборонными мероприятиями", как на голубом глазу утверждают его самые ярые на сегодня сторонники – в первую очередь, дезертиры всех мастей, коррумпированные чиновники и "авторитетные" представители криминалитета?
Сам Анкваб поведал читателям газеты "Айтайра", что 14 августа 1992 г., после сообщения о начале войны, он "с трудом дозвонился в полк ВВ Абхазии, а затем уговорил солдата, чтобы тот позвал Виктора Какалия или Гиви Агрба. Через несколько минут Какалия взял трубку. Я ему передал то, что услышал из Гали и от главы администрации Очамчирского района. Какалия объявил в полку боевую тревогу"…
Комментарий Тимура Надарая:
"Заметьте, не Анкваб дал команду поднять полк по боевой тревоге, а подчиненный ему командир полка В. Какалия. Как рассказывали мои однополчане, после объявления тревоги В. Какалия уехал в город для получения более точных указаний, и еще около часа они, будучи в полной готовности, находились в неведении, пока Г. Агрба не взял командование на себя.
Меня как военного человека удивляет, какого это солдата пришлось уговаривать (!), чтобы он позвал своих командиров, когда на другом конце провода говорил сам министр, и сколько времени у Анкваба ушло на уговоры солдата и на рассказы об услышанном из Очамчиры и Гали, когда каждая минута была так дорога?"…
Без сомнения, "вялое" поведение г-на Анкваба в острой критической ситуации выглядит более чем странно. Поневоле напрашивается подозрение, будто министр намеренно саботировал принятие решения о сопротивлении грузинским войскам, которые стремительно приближались к столице Абхазии…
Читаем дальше письмо Тимура Надарая:
"Конечно, сегодня Анкваб может сказать, что согласие на расформирование резервистов дал В. Ардзинба. Но если, допустим, это даже и так, спрашивается: зачем вы в этом так усердствовали? И почему не ушли в отставку, если видели, что это неразумно, почему не били тревогу, не обратились к народу?
Хотя абсурдно думать, что В. Ардзинба готов был сдаться на милость врагу еще до войны, убирая единственный щит, который мог защитить нашу родину. Скорее всего, расформирование резервистов было вашей идеей, и вы получили такое право, заверив В. Ардзинбу, после частых ваших поездок в Тбилиси на переговоры, что войны не будет.
Именно из-за ваших действий, г-н Анкваб, вверенный вам полк превратился к началу войны из боеспособного подразделения в учебку с сотней новобранцев. Несмотря на это, гвардейцы во главе с Г. Агрба ценой жизни своих товарищей не дали войскам Грузии окружить здание Верховного Совета и взять в плен Ардзинбу и депутатов"...
Пожалуй, к этим свидетельствам Тимура Надарая, подлинного, а не мнимого героя Абхазии, особо нечего добавить. Разве что привести, в виде дополнительного штриха, еще одну цитату из обличительной статьи заслуженного педагога Раисы Амичба:
"Все мы знаем о том, кто из высокопоставленных абхазских чиновников звонил из Сухуми в Ткуарчал (город на юго-востоке Абхазии, ставший символом абхазского сопротивления в период войны 1992-93 гг. – прим. Асиды Бароевой) и давал указания о снятии абхазского флага и сдаче города грузинским агрессорам. Думаю, об этих трусливых приспособленцах, ныне рядящихся в тогу защитников интересов народа, узнает вскоре народ Абхазии"…
Конечно, по имени г-н Анкваб здесь не назван, однако именно его, в первую очередь, имела в виду мать героев Абхазии. А далее – свидетельство абхазского ветерана войны Б. (фамилия не приводится по его личной просьбе):
"Есть ветераны, которые вместе с Анквабом участвовали в обмене пленными, и они помнят, что грузинские боевики встречали Анкваба с радостными возгласами "Батоно Алик!", уезжали вместе с ним, ели, пили, а когда возвращались, привозили еще теплые тела убитых в плену наших парней! Не это ли предательство – вместо живых наших товарищей привезти мертвых?
Я часто думаю о том, что если бы Анкваб не передал грузинам 300 автоматов, находившихся в МВД, а отдал их нашим ополченцам, которые с дубинками в руках стояли против танков на Красном мосту, то война закончилась бы не 30 сентября 1993 года, а 20 августа 1992 года. И тысячи наших братьев были бы сейчас живы.
Были бы живы и те сотни парней, которые погибли после войны в партизанских перестрелках в пограничном с Грузией Гальском районе. Не один Алик виноват в смерти тысяч молодых ребят, но он – среди тех, чьи руки в крови наших братьев!"… (конец цитаты).
Видимо, недаром г-н Анкваб и в наши дни пользуется поддержкой грузинского истеблишмента, чье мнение широко транслируется тбилисскими политологами, вроде председателя т.н. "Клуба экспертов", бывшего министра госбезопасности Абхазии генерал-майора Левана Кикнадзе:
"Анкваб является одним из выдающихся лидеров в абхазской политической элите, который не повелся на призывы Ардзинбы объявить войну грузинам, и всеми средствами пытался остановить братоубийственную войну. Более того, он вовсе отошел от абхазских сепаратистов и вместе с прагматично думающими представителями абхазской интеллигенции, проживающими в Москве, был подключен к процессу урегулирования грузино-абхазского конфликта"...
Но, может быть, всех этих свидетельств недостаточно для того, чтобы получить полное представление о коллаборационизме г-на Анкваба в годы кровопролитной войны? Что ж, тогда сошлемся на мнение ныне покойного президента Абхазии Владислава Ардзинбы из его интервью сайту "Абхазия.org" (29.05.2003):
"О вторжении грузинских войск я узнал от главы администрации Очамчирского района Гургулия. Как мне позже стало известно, Александр Анкваб знал о вступлении грузинских войск на территорию Абхазии с момента их появления в Гальском районе, но не сообщил мне об этом...
К сожалению, в руководстве Абхазии были люди, не верившие в нашу способность отстоять свою свободу и независимость, и даже ждавшие грузинского вторжения. В частности, А. Анкваб запретил выдачу оружия сотрудникам МВД, стремившимся встать на защиту родины. По его приказу это оружие было сдано в службу безопасности, которой в то время руководил Автандил Иоселиани, т. е. передано в руки нашим противникам. Этот поступок лишь с формальной точки зрения не являлся преступлением, но на деле он способствовал снижению наших возможностей для обороны…
Этого человека хорошо характеризуют события, связанные с освобождением от должности министра внутренних дел Абхазии Г. Ломинадзе. По поводу кандидатуры нового министра мне многие внушали мысль, что единственное спасение – назначить А. Анкваба. И сам Анкваб в какой-то момент меня убедил, что это необходимо…
Я это воспринял, но понимал, что освобождение Ломинадзе может всколыхнуть все грузинское население против нас. Руководство Грузии могло использовать это обстоятельство для вооруженного вмешательства. Поэтому я с большим опасением относился к проведению такой операции…
Анкваб несколько раз заходил ко мне с единственным вопросом: когда мы будем снимать Ломинадзе. Я говорил Анквабу, что это может стать началом войны. "Пусть будет война, мы им покажем", – говорил он…
Однако на первой же пресс-конференции после смещения Ломинадзе Анкваб сказал, что ничего не знал об этой операции, тем самым, отказавшись разделить вместе со мной ответственность за это решение...
От депутатов Верховного Совета мне известна фраза, сказанная Анквабом в начале войны, что "мы не должны сопротивляться, т. к. грузины нас "переедут". Видимо, позиция такого рода деятелей была хорошо известна Шеварднадзе. Мысль о том, что можно все изменить, если удастся "освободить народ от плохих руководителей, которые завели абхазский народ в тупик", не покидала Шеварднадзе и тогда, когда война была в самом разгаре…
К счастью, надеждам агрессоров не суждено было сбыться. Деятели же, подобные Анквабу, надолго исчезли из политической жизни Абхазии. Однако, как показало время, они не утратили надежды прийти к власти…
Мне непонятно, почему этих людей пытаются отождествить с московской диаспорой, которая представлена в своем большинстве порядочными людьми, патриотами Абхазии…
Не стоит прятаться за спиной московской диаспоры батоно Анквабу (он имеет больше прав на этот титул, т. к. долгое время работал руководителем политуправления МВД Грузии и был любимым учеником Шеварднадзе)"…
Согласитесь, слова Владислава Ардзинбы, сказанные им про г-на Анкваба, звучат поистине убийственно, словно расстрельный приговор. Поэтому совершенно непонятно, каким образом, обладая столь сомнительной репутацией, как у нынешнего вице-президента Абхазии, можно надеяться выиграть президентские выборы.

Тем более что, помимо шокирующих военных "подвигов", за этим скандальным политиком числится немало других неприглядных проступков. О которых, впрочем, речь еще впереди…

Асида БАРОЕВА

Прочитано 6571 раз

Карта сайта

Сейчас один гость онлайн