02.09.2014 07:28

Каспаров: от адюльтера до предательства

Пикантные детали биографии бывшего короля шахмат

Это покажется нонсенсом, и даже неисправимой обидой. Однако, как говорят, вся жизнь недавнего претендента на должность главы ФИДЕ Гарри Каспарова пропитана… изнеженным ренегатством. И у многих его прежних соратников нет никаких сомнений в том, что, при случае, он легко «сдаст» всех тех, кто готов поддержать его всеми силами, и с неподдельным воодушевлением.
В 2005 г. Гарри Каспаров заявил, что он «оставляет большие шахматы, чтобы заняться большой политикой». Тем самым, он ворвался яркой звездой на политический небосклон России, снискав себе множество поклонников среди борцов с авторитарным режимом Путина.
Парадоксально, но сегодня люди, некогда возлагавшие надежды на Каспарова – как на отважного и харизматичного лидера, способного составить реальную конкуренцию серому полковнику 1-го управления КГБ (департамент внешней разведки), – предостерегают желающих иметь дело с экс-чемпионом от каких-либо серьезных с ним отношений.
В наши дни лидеры российской оппозиции обвиняют Каспарова во всех смертных грехах. Говорят, что он боязлив, нерешителен, истеричен, обожает интриги, плохо ладит с людьми. Но, что самое неприятное, – многие оппозиционеры уверены, что Гарри Кимович нарочно внедрен в оппозиционное движение путинской охранкой (ФСБ) с единственной целью: в час «Х» всех предать и все развалить.

Что это? Ревность к успешному политику, эхо внутренней борьбы за лидерство в российской оппозиции, или предупреждение, основанное на реальных фактах? Для того, чтобы это понять, придется окинуть взглядом всю биографию экс-претендента на главенство в ФИДЕ.
Как известно, любовь к шахматам юному Гарри привили его родители. Основную роль в этом играл его отец, Ким Моисеевич Вайнштейн. Он же впервые и разглядел в своем сыне незаурядный талант. Когда мальчик в возрасте 5 лет внезапно подсказал отцу решение сложной шахматной композиции, Ким немедленно отправил его в детский шахматный клуб.
К сожалению, вскоре Вайнштейн-старший скончался. Воспитанием и дальнейшим продвижением Гарри по лестнице шахматного успеха занялась мама, армянка по национальности, Клара Каспарова (Каспарян).
Надо отдать должное этой женщине: ради успеха сына она отказалась от собственной карьеры. Но одновременно – она полностью подчинила Гарри себе и своим целям. Решив однажды, что карьере советского шахматиста (а Каспаров вырос и состоялся как шахматист именно во времена СССР) может повредить еврейская фамилия, она добилась, чтобы Гарри выступал под ее фамилией. Предать память отца, да еще и направившего сына на верный путь, – что может быть подлее и недостойнее? Но, тем не менее, Гарри спокойно для себя принял это «формальное неудобство».
Впрочем, в строго лимитированном и зарегулированном советском обществе было сложно добиться успеха без поддержки партийно-государственных бонз. Таким ангелом-хранителем, спонсором и лоббистом юного Гарри стал всемогущий глава КГБ Азербайджана и лидер южного советского региона Гейдар Алиев.
По странной серии случайностей, г-н Алиев всегда и везде поддерживал Гарри – настолько, что, помимо шикарной квартиры в Баку (столице Азербайджана), предоставил Каспаровым собственную виллу. Где, в свободное от пребывания Гарри время (юный шахматист и его мама часто бывали в разъездах), останавливались звезды советского шоу-бизнеса.
Более того, когда Каспаров начал откровенно «тонуть» во время знаменитого «безлимитного» матча с Анатолием Карповым, именно Алиев употребил все свое влияние, чтобы остановить турнир, и тем самым дать возможность любимому Гарри восстановить силы, параллельно развернув обширную диффамацию Карпова.
Неужели – из чувства альтруизма? Как бы не так. Осведомленные источники свидетельствуют: г-н Алиев (кстати, отец нынешнего автократического правителя Азербайджана – Ильхама Алиева) предъявил Каспарову ультиматум. Которому тот, скорее всего, был вынужден следовать строго: вступай в партию (КПСС) и стучи (докладывай) на своих – если хочешь сделать карьеру, и вознестись на шахматный пьедестал. 
Так и вышло: юный Гарри поспешно (в 19 лет, что практически немыслимо по меркам той затхлой эпохи) вступил в компартию по совету своего благодетеля. А уже год спустя Госкомспорт СССР был буквально завален десятками жалоб советских гроссмейстеров на то, что Каспаров «способствовал» их невыезду из страны, что в то время можно было приравнять к профессиональному самоубийству. 
Но что же тогдашний лидер Азербайджана? Вы полагаете, Каспаров преисполнился к нему благодарности? Да, на словах он до сих пор уверяет, что г-н Алиев оказал ему неоценимую помощь. Однако, на заре распада СССР, едва почуяв, что ветер меняется, Каспаров легко «оставил с носом» и Гейдара Алиева, и компартию, в которой состоял в течении нескольких лет. А заодно – легко и непринужденно «сдал» Азербайджан, в котором родился, вырос и добился феноменального успеха.
У русского поэта Маяковского есть такие строки: «Можно забыть, где и когда пузы растил и зобы, но землю, с которой вдвоем голодал, – нельзя никогда забыть!». Учитывая, что именно в Азербайджане Гарри прожил свое благословенное время, его поведение во время вспыхнувшей в 1987 г. армяно-азербайджанской войны, как минимум, выглядит странно.
Можно было бы ограничиться порицанием, уйти в тень – но полуеврей-полуармянин Каспаров сразу понял, что в конфликте вокруг Нагорного Карабаха Азербайджан занимает слабую позицию. И начал нарочито, напоказ, поддерживать армянское население непризнанного анклава (по-армянски – Арцах; прим. авт.).
Более того, шахматист, словно ангел апокалипсиса, заявил, что «Баку для него умер». Его право; но ни до того, ни после шахматный гений не был замечен во внимании к проблемам хоть армянского, хоть еврейского государства. Отсюда – вывод: его показное пренебрежение своей родиной (и в географическом, и в социальном смысле) было продиктовано лишь сиюминутной политической выгодой.
Если бы «неприемлемое поведение» Каспарова ограничивалось лишь его борьбой с коммунизмом, это еще можно было бы понять. Но точно так же он ведет себя и в прочих жизненных сферах. Например, с «любимыми» женщинами. Его долгий роман с русской актрисой Мариной Нееловой закончился тем, что, с началом беременности подруги, Каспаров устами своей мамы отказался от отцовства, и оставил ее. Впоследствии он бросил еще двоих женщин – в схожих обстоятельствах.
Крайне сомнительной чертой Каспарова можно считать и его убежденность в том, что все покупается и все продается. Иногда (как в случае с Игнатиусом Леонгом) такой подход срабатывает, а иногда нет – когда на пути Каспарова встают мужественные люди вроде Эндрю Полсона.
Напомним, в начале с. г., благодаря журналистам The New York Times, стал достоянием публики проект закулисного договора между кандидатом на пост президента ФИДЕ и (на тот момент) генеральным секретарем федерации Игнатиусом Леонгом.
Его суть (что так и не было опровергнуто судом) заключалась в банальной попытке подкупа шахматного чиновника в обмен на голоса ряда азиатских национальных федераций. А вот получивший аналогичное предложение экс-президент Английской шахматной федерации Эндрю Полсон не только не согласился с наглостью Каспарова, но и публично сообщил о попытке подкупа.
Выходит, не так уж неправы в своих опасениях российские оппозиционеры, с которых мы начали этот разговор. М-р Каспаров действительно патологически склонен к банальной «сдаче» всего и всех.
В конце концов, обратившись к политике (к слову, весьма неудачно), он предал и само шахматное искусство. А следовательно, нынешних спонсоров, лоббистов и сторонников м-ра Каспарова очень трудно заподозрить в дальновидности. Что и доказал сокрушительный проигрыш экс-чемпиона действующему президенту ФИДЕ Кирсану Илюмжинову.

Элеонора ДЖАНАМАДЗЕ

Прочитано 3057 раз

Карта сайта

Сейчас 458 гостей онлайн