12.08.2014 09:10

ФСБ виляет Каспаровым?

Активисты российской оппозиции подозревают экс-чемпиона в сотрудничестве со спецслужбами

Еще недавно Лолита Цария руководила московским филиалом «Объединенного гражданского фронта». Эту небольшую, но успевшую громко заявить о себе организацию основал 13-й чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров. Вернее, Каспаров в самом начале поддерживал движение деньгами, говорит Лолита Цария. Однако во всем остальном, холодно иронизирует она, «даже самые несуеверные из нас смогли убедиться, что цифра 13 приносит сплошные несчастья».
Когда я спрашиваю, что она имеет в виду, бесстрастное лицо этой отважной грузинки, борющейся с авторитарным режимом в России, неожиданно вспыхивает: «Конечно, вы можете принять меня за параноика. К сожалению, в оппозиционных кругах нередко принято обвинять друг друга в сотрудничестве с ФСБ – охранкой Путина, подавляющей гражданские свободы. Причем, зачастую без всяких доказательств. Но я теперь на 100% уверена, что Каспаров так или иначе связан с путинскими спецслужбами».
Видя мое замешательство, г-жа Цария поясняет: «Меня и моих соратников неоднократно вызывали на допросы в ФСБ. И, поверьте мне, в распоряжении спецслужб было все, что угодно, любая информация, касающаяся деятельности ОГФ. О'кей, я согласна: в свое оправдание Гарри мог сослаться на прослушки телефонов и взлом электронной почты. Но как, в таком случае, к сотрудникам ФСБ попали документы, которые я передавала в руки Каспарову ЛИЧНО?».

Слегка успокоившись (наша беседа проходила за чашкой кофе в одном из уютных московских ресторанчиков), Лолита Цария продолжила рассказ, который, судя по всему, дался ей весьма нелегко:
«Я говорила с Гарри по этому поводу, и он на повышенных тонах во всем обвинил своих секретарей. Но почему тогда он не уволил этих людей, которым якобы не доверял? Или – о чем мне не хочется даже думать – он все-таки имел самое прямое отношение к тому, что ОГФ не только попала под плотный колпак ФСБ, но и была в итоге доведена до полного развала. А Гарри… Гарри совсем ничего не сделал для того, чтобы яркая оппозиционная организация продолжила бы свою борьбу».
Не стану скрывать: ничего подобного из уст отчаянной оппозиционерки я услышать не ожидала. С другой стороны, живя и работая в путинской России, скованной страхом и недоверием, я успела привыкнуть к тому, что все политики в этой стране – независимо от убеждений – то и дело обвиняют друг друга в том, на что у них хватает полета фантазии.
Между тем, казус с г-жой Цария, которой у меня нет оснований не доверять, выпадал из общего ряда. И мне пришла в голову мысль развеять сомнения, закравшиеся в душу после беседы с неукротимой Лолитой, – пользуясь моими знакомствами с активистами российской оппозиции. Но лучше бы я сразу отказалась от этой опасной затеи – насколько затем она привела меня в смущение, надолго выбив из колеи.
«Я не знаю, стучал ли («стучать» – популярный тюремный вариант русского глагола «доносить»; прим. авт.) Гарри на всех нас, или нет. Надеюсь, вы понимаете, что у меня нет доступа к контрактам ФСБ с платными сексотами, наводнившими ряды оппозиции, – с легкой улыбкой заявляет мне мятежный писатель, лидер запрещенной в России национал-большевистской партии Эдуард Лимонов, разминая заметно дрожащими пальцами (по ним видно, как сильно постарел за последние годы этот изысканный парижский бонвиван) лежащую перед ним на столе бумажную салфетку. – Но то, что все организации, где появлялся Каспаров, были моментально инфильтрованы стукачами ФСБ, абсолютно точно».
Немного подумав, Эдуард добавляет: «Если вы настаиваете на более жестком ответе, то я отвечу так: Гарри – труслив и взбалмошен, как истеричная баба, невзирая на то, что он явный сексист, и презирает всех женщин, кроме своей властной армянской мамы. А такие слизняки, как он, в большей степени способны на предательство. Знаете, чем он занимался в политике все эти годы? Боролся с кем угодно – со мной, с Касьяновым, Миловым – но только не с Путиным. Никогда не забуду, как он, ослепленный амбициями, разнес вдребезги коалицию «Другая Россия», вместо Касьянова навязывая всем прокремлевского кандидата Геращенко. В тот раз от Гарри впервые, как говорят американцы, «запахло крысой». А теперь подумайте сами, чьим интересам подыгрывал этот избалованный и капризный дилетант, внося смятение и раскол в наши ряды. Есть люди, у которых не выживают комнатные цветы. Вот у Каспарова мрут организации».
Коротко и бесцеремонно ответив на телефонный звонок («Миша, подожди еще полчаса! Ну и что? Этот mudozvon меня всю неделю достает!»), Лимонов вновь вернул беседу в прежнее русло:
«В советское время для того, чтобы ездить за границу, все шахматисты – а Каспаров все-таки шахматист, хотя это и никак не вяжется с его типажом, – подписывались на сотрудничество с КГБ. Прочтите книгу «КГБ играет в шахматы», и вам все станет ясно. Да, кто-то из них бежал от советской системы на Запад, кто-то становился не выездным. Но не таков наш Гарри, который слыл любимчиком партийных бонз того времени. Поэтому я ни за что не поверю, что Каспаров в те годы был бескомпромиссным диссидентом, как он это пытается сегодня представить. Да еще и преспокойно будучи членом КПСС. Думаю, старая гэбэшная закваска в нем осталась до сих пор».  
Политик и правозащитник Сергей Давидис, приверженец либеральных ценностей, относится к взглядам Эдуарда критически, если не сказать больше. Но, к моему неописуемому изумлению, – только не в случае с Каспаровым.
«Поначалу я был с Гарри в хороших отношениях, – с едва улавливаемым беспокойством в голосе рассказывает Давидис. – Более того, я долго и искренне считал его своим другом. Все изменилось после того, как меня стали вызывать на допросы в ФСБ по поводу «беспорядков» на Болотной площади. По тем вопросам, которые мне задавали на Лубянке – в этом зловещем здании-призраке, несущем угрозу всем свободным гражданам России – я вдруг осознал: многое из того, что они знали про меня и мой круг знакомств, следователи могли почерпнуть только из одного источника. И этим источником мог быть только Гарри. Не знаю, зачем он так поступил – возможно, на него надавили, а на Лубянке это умеют. Но, поверьте, это была ужасающая психологическая пытка – узнать о том, что тот, кого ты считал верным другом, предал тебя с неимоверной легкостью, будто отряхнул уличную пыль со своих ботинок».
Вдруг лицо Сергея становится яростным и одухотворенным. Кажется, в его душе проснулась неизбывная еврейская гордость (хотя во внешности Давидиса присутствуют и монголоидные черты – впрочем, привычные в России, на протяжении столетий впитывавшей в себя генетическое наследие Азии и Европы), и он не смог скрыть своего презрения ко всем гонителям древнего народа-законодателя:
«Несмотря на то, что на словах российские власти проповедуют этническое равенство, в стране нарастает государственный антисемитизм. Но мне особенно противно видеть в качестве пособников режима кучку знаменитых евреев, прикрывающих злодеяния правящей клики. К сожалению, Гарри (фамилия Каспарова по отцу – Вайнштейн; прим. авт.) оказался одним из таких евреев-отступников, как ни горько об этом говорить».  
Владимир Милов, пожалуй, самый импозантный и трезвый представитель российской оппозиции (просто удивительно, что путинские апологеты не раз пытались его обвинить в связях с погромщиками-националистами), как всегда, был категоричен и дерзок.
«Мне известно про отвратительный случай с Давидисом, – Владимир изо всех сил старается не выйти из себя. – Почему Каспаров в прошлом году свалил из России? Когда его вызвали свидетелем по «Болотному делу», он дико испугался, что ему, как минимум, ограничат свободу передвижения. Кстати, уже много лет мы в шутку обсуждаем «синдром Каспарова», выражающийся в том, что после пяти суток, проведенных в изоляторе в ноябре 2007 г., Гарри перестал появляться на несанкционированных акциях, где был риск, что его «повинтят» (то есть, арестуют; прим. авт.). С другой стороны, его патологическая трусость – не оправдание для предательства. Ведь что мешало ему просто уехать за границу, не выдавая друзей?».
Видя, что я не нашлась с ответом, разгневанный Милов, возглавляющий партию «Демократический выбор», несколько сбавляет тон и становится миролюбивее. Но – лишь по отношению ко мне, а не к несчастному Гарри:
«Свинство Каспарова заключалось в том, что после того, как он подхватил одноименный синдром, он был в числе тех политиков, которые наиболее активно призывали рядовых граждан как раз к участию в несанкционированных акциях. Это и есть главная политическая черта Каспарова – лицемерие и гапоновщина. Призывать других идти на баррикады, а самому шифроваться – это просто подло. Каспаров всегда декларировал одно, а делал совершенно другое». 
Взяв минутную паузу, г-н Милов резюмирует: «Те, кто считает Гарри демократом, глубоко заблуждаются. Каспаров – это человек-дефолт, доводивший до краха все проекты, за которые брался, и дискредитировавший всех талантливых политиков, которых он боялся как конкурентов. Почему? Да потому, что они могли отобрать у него вожделенные аппаратные рычаги контроля. Комитет-2008, ОГФ, «Другая Россия», Национальная Ассамблея, «Солидарность», Координационный совет оппозиции – вот список созданных с участием Каспарова структур, ответственность за провал которых он на себя так и не взял. Как в сказке «Алиса в стране чудес» – попили чайку, за...ли чашки, и пересели к следующим, чистым. Ответственности за мытье посуды никто не несет. Слава Богу, этот человек, нанесший огромный вред оппозиционному движению, уехал из страны и не собирается возвращаться. Скатертью дорожка – полагаю, вам знакома эта русская поговорка?».
Я молча и, как мне кажется, отрешенно киваю: да, мне знакома эта поговорка. Как бы то ни было, обладая некоторым опытом работы в России, я не стала бы никого судить слишком строго. К несчастью, в русской политической оппозиции, осмелившейся бросить вызов хитроумному кремлевскому диктатору, с избытком хватает взаимной диффамации, предательства и грязи.
Правда, есть во всей этой истории то, что меня смущает по-настоящему. Разумеется, можно верить или не верить бывшим соратникам экс-чемпиона по политической борьбе. Но я заметила одно обстоятельство, которое, признаюсь, пугает меня до сих пор: все они испытали облегчение, и даже не особо скрываемый восторг после того, как Гарри Каспаров отправился в свою бессрочную эмиграцию.

Агнешка НОВАКОВСКА
Источник

Прочитано 2700 раз

Карта сайта

Сейчас 430 гостей онлайн