26.07.2014 13:30

Дон Орлеоне

За неполные 4 года нахождения у власти, Алексей Орлов превратил Калмыкию в коррупционный оазис

Калмыкия со времен прихода к власти Алексея Орлова все плотнее опутывается коррупционным спрутом. На словах, или путем издевательских конкурсов карикатур, республиканская верхушка изображает борьбу со взяточничеством. А на деле – подает дурной пример нижестоящим сотрудникам: своим кумовством и безудержной алчностью.
Главные враги нашей страны – это уже давно не внешние недоброжелатели, и даже не дураки и дороги, а матерые коррупционеры, которые стали настоящим стихийным бедствием. К примеру, Калмыкия вошла в первую тройку рейтинга наиболее коррупциогенных регионов России. Для кого-то это может показаться удивительным: обычно самыми коррумпированными считают кавказские республики. Однако нет – на сей раз, степной регион уступил Чечне и Дагестану.
Эксперты анализировали только голые цифры: отследили количество торгов на аукционах по госзакупкам, где цена была снижена менее, чем на 5% (по мнению экспертов, выгодный для региона аукцион должен пройти со снижением на 10-20%). Так вот, в Калмыкии таких аукционов прошло 60%; лучше ситуация даже в криминально-неблагополучном Дагестане, где эта цифра составила 58%. Специалисты уверены – столь малое снижение цен говорит о сговоре чиновников и бизнесменов.

Кроме того, 28% торгов в Калмыкии было проведено с единственной поданной заявкой. Расшифруем: первоначальные условия аукциона были составлены так, что честный предприниматель и не видел смысла в нем участвовать: или работа принесет убыток, или требования завышены. На торги приходили те, кто точно знал – потом выплаты ему увеличат, или будут смотреть на результат сквозь пальцы. То есть, заявлялись «свои».
Всего за 9 месяцев 2013 г. в Калмыкии было проведено 2549 закупок на сумму свыше 4,5 млрд. руб. А теперь – небольшой расчет. Минимально цена на аукционе должна снижаться хотя бы на 10%. Но если она снизилась на 5% – значит, бюджет сразу потерял 150 млн. руб.
По данным, которые озвучил президент России Владимир Путин, сумма «откатов» с каждого подряда в зависимости от региона может составлять от 30 до 50%. Полагаем, для Калмыкии актуальна верхняя планка. Выходит, на «откатах» республика могла потерять свыше 2 млрд. руб. И это, напомним, всего лишь за один год.
Можно, конечно, предположить, что чиновники по глупости провели аукционы в убыток республике (а значит, и всей стране). Хотя известно, что на чиновничьи должности при Орлове попадают люди, может, и не самые умные, но зато хитрые и изворотливые, которые своего не упустят. Чего стоит только заказ на ремонт туалета в здании правительства РК почти на 400 тыс. руб.!
И это – только официальные, задокументированные цифры: по федеральному закону, все госзакупки проводятся через электронные аукционы, где все ходы записаны. Страшно представить, что творилось бы с бюджетом, если бы электронной формы не было. Тогда измордованному орловской кликой народу не доставалось бы вообще ничего.
Чего еще ожидать от кланового, в средневековом стиле, управления республикой, которое ввел Алексей Орлов? Сплошные кореша, родственники, одноклассники, однокурсники, собутыльники – и каждый норовит ухватить себе, да побольше.
Вспомним хотя бы историю с приближенной Орлова, экс-министром науки и образования Ларисой Васильевой – по кличке Кузина-белошвейка (ибо по диплому это «научное светило»… технолог по пошиву одежды).
В 2011 г. против одного из предпринимателей было возбуждено уголовное дело о мошенничестве в размере 10 млн. руб., эти средства пропали из бюджета республики. Региональное министерство заключило контракт на поставку школьного оборудования с фирмой «Росфинанс» на 22 млн. руб.
Был составлен и подписан акт приемки-сдачи оборудования, однако поставлено оно не было. Вернее, его часть «Росфинанс» поставил позже, а около половины предмета сделки, видимо, решил не доставлять – зачем, ведь по бумагам-то все «приняли» (разумеется, за солидный «откат»).
В итоге, всех собак навешали на хозяина фирмы, хотя в деле речь шла о подписи Васильевой под документами. Мол, не знала министр, что и зачем подписывает, а сотрудник министерства Владимир Бочкаев, составлявший документы, просто ошибся. Конечно, чиновники все знали и понимали. Понимали и другое – глава, в случае чего, прикроет свою протеже, а заодно и ее верного сообщника.
Так и вышло: Васильева пошла на повышение. Теперь она – вице-премьер (несмотря на то, что Орлову пришлось ее уволить с министерского поста по требованию руководства Минобрнауки РФ – за взятки в процессе сдачи ЕГЭ), а Бочкаев, как ни в чем не бывало, продолжает работать.
Кстати, у последнего – скромного чиновника по должности – оказалось в собственности две иномарки (у супруги – еще одна), но это лишь по декларации. Чем реально располагает та же Васильева, мы можем только догадываться.
О какой борьбе с коррупцией можно говорить, когда перед глазами множество вопиющих примеров: принял участие в коррупционной схеме – но не только не сел, а пошел на повышение?
Скажем, о том, что при экс-министре внутренних дел РК Баатре Гиндееве в ведомстве творится неладное, говорили все. То громкое преступление не раскрыто, то пошел слух, что силовики крышуют подпольные игровые точки, то независимую прессу зажимают.
Москва отправила Гиндеева в отставку, но Орлов вскоре назначил его главой Общественной палаты республики. Может быть, потому, что бывшему главному полицейскому есть, что рассказать о коррупционных схемах орловского клана? А тут все довольны – и орловцы, и экс-министр. Только это тоже коррупция – торговля должностями, их продажа в обмен на молчание.
Или еще персонаж – Лев Мухлаев, главврач республиканской стоматологической поликлиники. Счетная палата обнаружила в его учреждении миллионные нарушения. Но ничего, его тоже определили не в камеру, а в палату. Общественную, конечно.
Все перечисленное не намекает, кричит – примкни к воровскому клану, и никакая борьба с коррупцией тебе не страшна. Достаточно посмотреть генеалогическое древо семьи Орловых.
Двоюродная сестра главы Стелла Емченова стала замом главного врача республиканской больницы по диагностике, должность ей попросту придумали. Дали довольствие из бюджетного пайка. И уволить ее удалось лишь после массовых протестов медиков.
Ее супруг, Руслан Нагаев, был при Кирсане Илюмжинове уволен за нарушение медицинской этики. Зато при Орлове Нагаев устроился прекрасно – сначала стал депутатом Народного Хурала, потом сменил белый халат на пиджак чиновника, возглавив управление здравоохранения Элисты. Ныне он – руководитель Минздрава РК, исправно «пилит» бюджетные деньги, постоянно отказывая смертельно больным детям в приобретении жизненно важных лекарств.
Так прожорливый орловский клан опутывает все сферы, где можно вольно распоряжаться бюджетными деньгами. Удивительное совпадение: Службу финансово-бюджетного контроля РК возглавляет Петр Бакинов – сын двоюродного брата матери Алексея Орлова. А его жена Татьяна до недавних пор возглавляла министерство по земельным отношениям.
Какой тут «контроль» между родственниками, и тем более супругами – разве что внутри семейного бюджета… Любопытно, что заместитель Бакиновой была обвинена в злоупотреблении полномочиями – махинациях с земельными участками. Логичный вопрос: шло ли это мимо министра, или в «борьбе» с коррупцией по-прежнему страдают пешки, а короли остаются в стороне и на свободе?
В 2011 г. фирме «Юг-Миниойл Калмыкия», принадлежащей матери главы РК, Светлане Орловой, предоставили по незаконному тендеру лакомый участок на разработку строительного песка – сумму аукциона замолчали.
Знаменитый шахматный город Сити Чесс, построенный Илюмжиновым, прибирают к рукам структуры, связанные с руководителем администрации главы Калмыкии Игорем Шалхаковым и, опять же, с Алексеем Орловым. О негласном договоре главы и властей Дагестана по поводу аренды лаганских земель уже ходят мрачные легенды. Вроде и нет никакого договора, а земли по факту – до сих пор «в аренде»...
О Петре Ланцанове – однокласснике Орлова – надо писать отдельный том. Причем, желательно – в рамках масштабного уголовного дела. Ведь, занимая посты министра сельского хозяйства и 1-го вице-премьера РК, он только в 2011 г. «освоил» (то есть, растратил неэффективно или, что более похоже на правду, прикарманил) около 800 млн. руб. казенных средств. А сколько «сельских» денег было растранжирено в последующие годы?
Службу мировой юстиции РК возглавляет еще одна кузина Орлова – Карина Дорджиева, министерство образования и Минзем – родственники главы Николай Манцаев и Николай Андреев, столицей Калмыкии правит, профукав треть денег Давида Якобашвили (из суммы 2,4 млрд. руб., уплаченной бизнесменом по просьбе Илюмжинова в калмыцкую казну) очередной родич Орлова – нелегитимный сити-менеджер Элисты Артур Дорджиев (остальные две трети «упавших с неба денег» «распилили» другие, не менее прожорливые члены орловского клана). И – несть числа этой нахрапистой саранче.
Похоже на коррупцию, не так ли? Смотрят руководители помельче на проделки клана главы и думают: если вышестоящие себе такое позволяют, то чем мы хуже? Запускается цепная реакция – за взяточниками наверху тянутся низы, а в результате коррупция буквально пронизывает регион. На словах идет «борьба» – вызывающие недоумение конкурсы карикатур, совещания, советы и т. д., в реальности – практикуется молчаливое поощрение мздоимства и казнокрадства.
Кстати, показательна история пока что неудачного похода в политику гендиректора автобусной фирмы «Экспресс-тур» Александра Бугаева. Человек в 90-е с треском после уголовного дела вылетел с должности в таможне, к его двум дипломам есть вопросы – не куплены ли, а политическая карьера, тем не менее, задалась.
После выборов в Хурал, Бугаев попал в списке «ЕР» с непроходного 21-го места на вполне проходное 18-е. Произошло это явно неслучайно, в обход других фигурантов списка. Дело явно попахивает банальной продажей депутатского кресла. По слухам, кандидатуру Бугаева лично лоббировал спикер Хурала, ставленник Орлова и подпольный латифундист Анатолий Козачко.
Продолжение еще интереснее – мандат пришлось отдать представителю криминально-националистического движения «Родной край», с которым администрация главы заигрывает не на шутку. (Орлов даже на пресс-конференцию в Москву в прошлом году ездил в сопровождении группы «роднокраевцев» спортивного телосложения). Говорят, Бугаеву в качестве утешения пообещали «железное» прохождение в горсовет Элисты, выборы в который пройдут в нынешнем году.
Клан Орлова готов продать все – тендеры, госзаказы, должности – только деньги давай. На этом фоне, громкие слова о борьбе с коррупцией звучат неприкрыто-цинично. Еще циничнее выглядят результаты официозных опросов, согласно которым, доля граждан, столкнувшихся с проявлениями коррупции, якобы снизилась в республике с 46% в 2011-м до 22,8% в 2013 г.
А что же калмыцкие силовики? По словам начальника управления МВД РК по противодействию коррупции Санала Эрендженова, количество коррупционных преступлений снижается, а взятки берут по мелочи – средняя их сумма, уточняет подполковник, 10-15 тыс. руб. Мол, занимаются взяточничеством санитарные врачи, медики да учителя...
От таких слов становится и смешно, и горько. Крайних, как всегда, нашли среди обычных людей. Как в басне Крылова – слона-то полицейские и не приметили. О коррупции в правительстве региона в интервью Эрендженова – ни слова.

А вот зампрокурора РК Сергей Жилин в своем интервью утверждает, что общий уровень совершаемых преступлений в Калмыкии снизился на 18%. И в этом, подчеркивается в публикации, есть прямая заслуга органов власти, а стало быть, и Алексея Орлова.
Последнее, надо сказать, вызывает большие сомнения. Так как через абзац говорится: «Почти в 2 раза больше выявили взяточников. За совершение коррупционных преступлений к уголовной ответственности привлекались как чиновники различных ведомств, так и сотрудники силовых структур».
Получается, должностные лица сначала совершают уголовные преступления, а потом сами же и «борются» с ними, обеспечивая правоохранителям хороший процент раскрываемости. Взятки-то даются не чабану, не каменщику, и не торгующему на базаре предпринимателю… В числе мздоимцев то и дело мелькают главы СМО, сотрудники министерств, надзорных ведомств.
В вину местным властям можно поставить и неуменьшающееся количество уголовных дел в сфере ЖКХ. Поскольку миллионами пропадают там деньги не только населения, но и бюджетные средства, предназначенные, к примеру, для капремонта многоквартирных домов.
В Элисте под статью попали 6 руководителей всех шести управляющих компаний. Не случайно тот же зампрокурора, анализируя ситуацию с преступностью, указывает: «… необходимо усилить внимание на выявление преступлений в сфере экономики».
Но в этом местные власти правоохранительным органам вовсе не помощники. Почему? Ответ находим в комментариях Прокуратуры РК, а также в сообщениях по поводу многомесячных задержек со строительством жилья в республике для переселения из аварийных домов. Речь идет о ненадлежащем ремонте, значительном удорожании строительства, преступном перерасходе средств. Заказчиками и ответственными лицами по этим делам выступают исключительно чиновники разного ранга.              
Но как же, спросите вы, при таких кошмарных условиях снижается количество преступлений? Ларчик открывается просто: во второй половине 2000-х годов Калмыкия по уровню преступности была на первых местах на всем Юге России. Обгоняла Ингушетию с Дагестаном, Карачаево-Черкесию, Краснодарский и Ставропольский края… 
И только после окрика Генпрокуратуры – по поводу незаконного и необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности ради дутых цифр, – процесс «криминализации» населения РК пошел на спад. Волна, вероятно, до сих пор в стадии отлива. Уж слишком высокой она тогда была.
Однако к Орлову и ненасытным представителям его «мафиозного клана», доведших республику до степени почти полного развала, как видим, все это не относится. Они воруют все чаще, больше и наглее.   
«Орловский» беспредел идет вразрез с курсом президента Путина, который прямо заявил: «Необходимо сформировать общественную атмосферу неприятия коррупции, выстроить надежную систему обратной связи между обществом и государством».     
А ведь если задуматься, борьба с коррупцией – не такая уж невыполнимая задача: проводи честно аукционы, назначай чиновников на должности не по кумовскому, а по профессиональному признаку, не зарься на госимущество.
Если эти простые правила соблюдаются руководством региона, то и подчиненные будут брать с начальников пример, и сами их соблюдать. Если нет – негативные явления будут нарастать, как снежный ком. Что, собственно, и происходит сегодня в Калмыкии: честность и клановость абсолютно несовместимы, но именно на аморальных клановых принципах и основан коррупционный режим Алексея Орлова.

Айлун ДЕНТЕЛИНОВА

Прочитано 2572 раз

Карта сайта

Сейчас 278 гостей онлайн