28.02.2014 20:15

«Оборотни» в сугробах

Как главных антикоррупционеров МВД коррупция одолела

Казалось, уже утихший коррупционный скандал в МВД на этой неделе вдруг резко сменил темп, быстро достигнув своего апогея. Вначале без объяснения причин последовал неожиданный президентский указ об увольнении Дениса Сугробова, который 3 года руководил Главным управлением экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК). А затем следователи СКР получили карт-бланш и начали охоту на приближенных отставника. И вслед за первой партией гуэбовских оперативников, арестованных еще 20 февраля, наручники последовательно защелкнулись вначале на запястьях правой руки Сугробова – замначальника ГУЭБиПК генерал-майора Бориса Колесникова, после чего на 2 месяца в СИЗО отправился начальник скандального управления «Б» Салават Мулояров – еще одно доверенное лицо бывшего главы антикоррупционного управления.
Обоих подозревают в организации и руководстве незаконной операцией по дискредитации высокопоставленного офицера ФСБ России Игоря Демина. Причем разработка, которая изначально подводила ее участников сразу под несколько статей Уголовного кодекса, поставила крест не только на карьере самого молодого в истории МВД генерал-лейтенанта (Сугробов умудрился получить это звание в неполные 37 лет) и его «оловянных солдатиков». Этот скандал, в первую очередь, бьет по человеку, без которого генеральская карьера экс-начальника ГУЭБиПК никогда бы не состоялась, – опытному кадровому бойцу, помощнику президента Евгению Школову.

Именно он в конце 2000-х взял под крыло прозябавшего на третьих ролях в московской полиции амбициозного Дениса Сугробова, открыв перед ним двери скоростного «кадрового лифта». Молодой протеже не подвел куратора и, стремительно меняя звания и места службы, за 4 года неожиданно вырос в начальника могущественного антикоррупционного управления.
А когда ГУЭБиПК начало выдавать на гора десятки дел, связанных с разоблачением коррупционеров, в МВД начали поговаривать, что это не предел, и вскоре у Сугробова могут появится шансы сесть и в министерское кресло. Это, конечно, многим не нравилось, но все знали, кто стоит за спиной у молодого генерала. Тот, кто в далекие 80-е коротал вечера в дрезденской резидентуре вместе с нынешним президентом, и это делало его ставленника просто неуязвимым.
Причем, за время тесной опеки со стороны Школова у начальника главка не только появилась преданная ему команда «оловянных солдатиков», но даже наладилась личная жизнь.
Генерал удачно составил пару женщине старше себя на 10 лет, выйдя из ЗАГСа не только свояком медведевского фаворита Константина Чуйченко, но и заодно мужем российского директора крупного швейцарского трейдера Glencorе, который является совладельцем крупнейшей в мире алюминиевой компании «Российский алюминий».
Решив финансовые вопросы своего протеже, Евгений Школов любезно выполнял и различные прихоти любимчика. Так, в ноябре прошлого года он по просьбе Сугробова лично продавил генеральское звание для Бориса Колесникова, несмотря на отрицательное мнение на этот счет министра МВД Владимира Колокольцева. Все эти шаги Школов делал ради одного. Ни для кого не было секретом, что громкие задержания, реализованные «оловянными солдатиками» Сугробова, тут же становились абзацами докладов самого Евгения Михайловича, которые тот представлял президенту. Таким образом, Школов нуждался в громких делах, которые ему обеспечивал его протеже.
А сотрудники управления «Б», которые как раз и раскрывали преступления в бюджетной сфере, зная, что их прикрывают, никогда не стеснялись в выборе средств, тем более что начальство неустанно требовало от них громких арестов. Говорят, что в ГУЭБе был установлен план по посадкам – не меньше одной в месяц, за неисполнение которого строго наказывали. Фактически в ведомстве был открыт конвейер по штамповке дел, где главным ноу-хау стала провокация взятки. На языке сугробовской команды это называлось «наступательный метод работы» – так как нечего ждать милостей у природы, пора все делать своими руками.
Способ был простейшим – опера находили возможных посредников среди бизнесменов или чиновников, запугивали и «ломали» их, после чего те под видеозапись подкидывали деньги жертвам ГУЭБа. «Взяткополучатель» мог и не прикасаться к ним вообще, они могли просто находиться на столе или рядом, но этого было вполне достаточно, чтобы спецназ заковывал потенциального коррупционера в наручники, после чего Сугробов рапортовал о победе, а его куратор докладывал о ней президенту. Все. Именно так брали бывшего работника Счетной палаты Александра Михайлика (после ареста у него повесилась жена). По этой же схеме арестовывали мэра Ярославля Урлашова.
Именно так губэповцы попытались разработать и Демина. Судя по документам, которые теперь есть у следствия, операция по дискредитации чекиста готовилась несколько месяцев, была тщательно проработана и вступила в финальную фазу в октябре прошлого года. Ее непосредственными исполнителями стали неоднократно проверенные в деле замы начальника управления «Б» Алексей Боднар и Иван Косоуров, а также оперативники Сергей Борисовский и Михаил Назаров. Получив приказ, опера начали поднимать всю агентуру и знакомых, пытаясь найти выходы на фээсбэшника, и вскоре им это удалось.
Выяснилось, что бывший губэповский опер Сергей Пирожков приятельствует с хорошим знакомым Демина – сотрудником Минатома c симпатичной фамилией Глоба. Под благовидным предлогом, Пирожков организует в конце октября своим бывшим коллегам встречу с ним в ресторане «Ранчо» в подмосковных Сосенках,
На ней присутствует также Алексей Боднар, который, представившись, рассказывает собеседнику о желании подставить Демина, предложив заодно поучаствовать в оперативной разработке. В случае отказа Глобе намекают на возможность начать разработку и против него самого.
Узнав о настоящей цели встречи и явно испугавшись, собеседник просит время подумать, тянет с ответом, а 10 января обращается в ФСБ, где и рассказывает о предложении, сделанном ему полицейскими. Чекисты, выслушав заявителя, принимают решение переиграть зарвавшихся полицейских, взяв их с поличным. Глоба же позвонил Боднару и уверил того, что вскоре встреча с Деминым состоится.
И вот тут возникает один интересный момент. Практически одновременно с этим сугробовские опера получают разрешение Мосгорсуда поставить деминский телефон на прослушку. Как говорят знающие люди, чтобы скрыть от суда личность абонента, его в документах указывают под другой фамилией. Но когда техники из управления специальных мероприятий получают «наряд» на эту работу, они с удивлением обнаруживают, что должны прослушивать служебный телефон, расположенный в здании по адресу Старосадский переулок, д. 7, где располагаются сотрудники центрального аппарата ФСБ.
Заподозрив неладное, техники информируют свое начальство о странной прихоти коллег из ГУЭБа, после чего информация об этом «заказе» поступает прямиком на Лубянку. Сравнив информацию Глобы и коллег из БСТМ, в ФСБ окончательно приходят к выводу, что против их сотрудника полным ходом идет масштабная операция.
Не зная об этом, сугробовские сотрудники приступили к реализации своего плана – агента Руслана Чухлиба одевают в приличный костюм и рубашку, фиктивно оформляют его на работу в ООО «Первый дом клининга» на пост помощника гендиректора по безопасности, и вручают новоиспеченному топ-менеджеру визитки.
Как считает следствие, глава компании, куда «устроили» подсадную утку, находился под контролем оперативников. Деньги на этом этапе не жалеют: при «прослушке» оперов зафиксировано, к примеру, их обсуждение, как лучше принарядить Чухлиба – звучит фраза: «Да купи ему Лексус, что мелочиться, а как закончится – отберем». Это пожелание было выполнено: в салоне на Новорижском шоссе покупается Лексус E 250 за 1,6 млн. руб. (О том, откуда брались деньги на такие «мелочи» – чуть ниже).       
Наряженный и благоухающий дорогим парфюмом Чухлиб приходит в служебный кабинет Демина и без долгих прелюдий предлагает взять его предприятие под крышу, ограждая от различных проверок и нежелательного интереса правоохранительных и проверяющих органов. Подробности возможного сотрудничества визитер предлагает обсудить в более приватном месте – ресторане Sisters на Петровке.
Заранее предупрежденный коллегами о комбинации Демин соглашается на повторную встречу, на которой отказывается от сотрудничества. Но это лишь подстегивает cугробовских оперов, которые понимают, что вся их комбинация рушится. И, явно под нажимом губэповских начальников, Чухлиб вновь названивает Демину, пытаясь договориться о встрече.
С явной издевкой фээсбэшник назначает ее на 14 февраля, и во время попытки всунуть ему в руки конверт с $10 тыс. агента кладут на ресторанный пол спецназовцы ФСБ. Вслед за этим, Главное следственное управление СКР возбуждает уголовное дело о провокации взятки и превышении должностных полномочий, после чего автоматчики ФСБ в масках вместе со следователями входят в здание за Казанским вокзалом, где расположено полицейское антикоррупционное ведомство.  
Результаты обыска ошеломляют. Так, в служебном сейфе оперативника Борисовского обнаруживается 1 млн. долларов наличными, объяснить происхождение которых он не может, лишь мямля, что эти средства необходимы ему «для оперативных нужд». И это – сейф простого оперативника.  Так что 1,5 млн. руб., потраченные губэповцами на джип для Чухлиба, явно были суммой, которую они просто не заметили.
Не менее удивил следователей кабинет генерала Колесникова, которого все за глаза звали «Борис Борисыч» – здесь обнаруживают дорожки кокаина, которые явно были «проложены» совсем недавно. Понятно, что боевой заместитель начальника управления никакого отношения к наркотикам не имеет, хотя о его интересе к препаратам, расширяющим сознание, поговаривали давно. Следователи теперь интересуются у подчиненных – не замечали ли они таких наклонностей у генерал-майора ранее.   
Но самый главный улов обыска – это тонны компромата, километры «прослушки» и материалы слежки, которую вели по приказу руководства ГУЭБиПК. Среди тех, кого прослушивали, как уверяют информированные источники, – журналисты ведущих изданий, судьи и руководство МВД. Так, выяснилось, что несколько месяцев под колпаком гуэбовских «оборотней» находился глава Следственного департамента МВД Юрий Алексеев – говорят, что его телефон слушался практически круглосуточно, а все передвижения фиксировались.
Дело в том, что уголовные дела, сконструированные сугробовскими «умельцами», передавались в 4-й отдел управления по расследованию организованной преступной деятельности и коррупции Следственного департамента МВД России. А главу СД Алексеева качество «разработок» нередко категорически не устраивало. Это, однако, нисколько не смущало ни Сугробова, ни его «адепта» – начальника того самого 4-го отдела, бескомпромиссного карьериста, уроженца Дагестана Горуна Сунгурова. Если Алексеев проявлял строптивость, тут же следовал звонок из администрации президента.
Судя по тому валу дел, которые «прогнали» через следствие, телефонная поддержка Школова работала безотказно. Как и «машина» по слежке и подставам. Уверяют, что среди изъятого у гуэбовцев есть запись встречи в ресторане «Недальний Восток», на которой Алексеев обсуждает возможность снятия Александра Бастрыкина с его должности, а собеседники уверяют начальника полицейского следствия, что за 20 млн. долларов это можно сделать.
Компромат, который накопили гуэбовцы, видимо, объясняет и то, почему изначально Басманный суд отказался арестовывать сугробовских товарищей, ограничившись лишь домашним арестом для Чухлиба и Сапожникова.
Примечательно, что когда разъяренный глава ФСБ Бортников хотел переговорить по данному вопросу с председателем Мосгорсуда, это оказалось невозможным. Ольга Егорова оказалась занята – якобы, что-то весело отмечала.
На фоне сугробовского «конвейра посадок», старые добрые «оборотни в погонах» с тремя подброшенными патронами выглядят просто наивными мальчиками. Остановить этот карательно-коррупционный механизм удалось, увы, очень по-русски – лишь после личного вмешательства первого лица. Рассказывают, что Бортников после безуспешных попыток поговорить с главой Мосгорсуда полетел в Сочи, где и показал все документы на Сугробова президенту.
Тот, рассвирепев, приказал уволить начальника ГУЭБиПК и провести объективное расследование его деятельности. После чего, говорят, Ольга Егорова уже лично присутствовала в заседании Мосгорсуда, где рассматривалась жалоба прокуратуры и настоятельно рекомендовала отменить решение Басманного суда. Тот благоразумно прислушался к рекомендации председателя, арестовав всех доставленных в суд полицейских.
Теперь, после ареста Колесникова и Мулоярова, осталось пождать, когда они, осознав, что больше никто не придет к ним на помощь, начнут говорить. И вот тогда карьера Евгения Школова может завершиться так же, как и у его протеже – неожиданным президентским указом без объяснения причин. А в зале Басманного суда, вполне возможно, в окружении ФСИНовского конвоя появятся еще двое обвиняемых: самый молодой генерал МВД и его зарвавшийся покровитель.

Дмитрий ВАСИЛЬЧУК
Источник

Прочитано 14543 раз Последнее изменение Пятница, 28 Февраль 2014 20:36

Карта сайта

Сейчас один гость онлайн