10.01.2014 21:33

Трескучий клёкот облезлой птицы

Предновогоднее обращение главы Калмыкии Алексея Орлова явило миру неисправимо лживого, злобного, завистливого и некомпетентного чиновника

Алексей ОрловНа исходе 2013 г. глава Калмыкии Алексей Орлов, обожающий лично объяснять жителям республики, как им повезло с руководством, и завирально-красочно рассказывать, сколь поразительные перспективы ожидают их в туманном будущем, внезапно отступил от своей традиции.

В отличие от года 2012-го, Алексей Маратович не стал обращаться к согражданам с прочувствованной записью в своем блоге. И даже – отменил намеченную на 17 декабря итоговую пресс-конференцию. Ошарашенным журналистам сообщили: глава-де настолько занят важными государственными делами, что ему недосуг выслушивать заранее заготовленные вопросы и зачитывать заранее припасенные экспромты.

Вездесущие сороки тут же принесли на хвостах обескураживающую весть: скучной и рутинной «прессухе» лидер РК предпочел удалую охоту в веселой компании верных корешей и министров своего правительства, чем ввергли мастеров пера и микрофона в еще более глубокое изумление. Интрига сохранялась на протяжении двух недель: никто не мог уверенно сказать, что стряслось с обычно словоохотливым главой региона.

То ли Алексей Маратович, убедившись, что миллионы, выброшенные из тощего республиканского бюджета на крикливый пиар, не принесли никакого результата, и впрямь решил (коль все равно ничего не изменишь) подтвердить свою репутацию «самого информационно закрытого главы региона». А может, он надумал последовать старой мудрости: «меньше говори – авось, за умного сойдешь». В любом случае, томное молчание явно затягивалось.

Мрак неизвестности отчасти развеялся лишь 30 декабря, когда глава Калмыкии выступил с дежурным обращением к депутатам Народного хурала (парламента РК) и прочим, как прежде было принято говорить, членам партхозактива.

Все сразу заметили: перед собравшимися предстал совсем не тот полный показной энергии живчик, что год назад. Этот субъект с замедленной речью и странной жестикуляцией совершенно не походил на знакомого всем г-на Орлова.

Более того, стоявший на трибуне немолодой осунувшийся мужчина вызывал серьезное опасение за состояние его здоровья. Укатали, видать, Сивку крутые горки государственных печалей. Есть версия, что схожий эффект дает и близкое знакомство с крепкими спиртными напитками. Но, так или иначе, оратор не производил впечатление политика, готового и дальше нести груз забот о республике. Косвенно это подтверждается и тем фактом, что нынешнее обращение оказалось по времени вдвое короче предыдущего.

Тем не менее, Алексей Орлов геройски вышел на трибуну и зачитал свое послание депутатам, а значит – и всему народу Калмыкии. Но, увы, его речь вновь искусно обходила самые сложные вопросы, ответов на которые давно ждут его земляки.

Так, не было сказано ни полслова о дальнейшей судьбе калмыцких пастбищ на Черных землях, по-прежнему нещадно эксплуатируемых дагестанскими животноводами якобы на правах аренды. Кроме того, собравшиеся не услышали отчета об использовании почти 2,5 млрд. руб., доставшихся бюджету региона в виде налогов бизнесмена Давида Якобашвили в 2012 г. (которые тот выплатил по просьбе своего друга – экс-главы РК Кирсана Илюмжинова; прим. «Инсайдера»). Глава умолчал и о планах сдерживания роста тарифов на услуги ЖКХ. Да и вообще, не особо распространялся на тему обеспечения комфортной жизнью своих сограждан – ни про газ ни разу не заикнулся, ни про многострадальные водоводы…

Зато изрядную долю проведенного на трибуне времени г-н Орлов посвятил своей излюбленной теме – бездефицитному бюджету, попутно пнув своих предшественников, будто бы решавших текущие проблемы «за счет погружения республики в долговую яму». Хотя, как известно, именно при Алексее Орлове степная республика была загнана в тяжелейшую долговую кабалу.

Не забыл Алексей Маратович всей своей мощью обрушиться и на тех, кто «пытается толкать наш коммунальный дом (sic!), нашу республику на авантюрные популистские меры». Поскольку это «либо люди неосведомленные, либо некомпетентные, либо неадекватные персонажи… безответственные товарищи», – убежден калмыцкий глава. Короче, приехали: тут вам недалеко и до транслирования идей чучхе – все тем же кондово-большевистским языком…

Если о филькином «бездефицитном бюджете» уже было сказано экспертами довольно много, то вторая, насыщенная богатыми эпитетами часть орловского спича, требует отдельного рассмотрения.

Действительно, если опустить тот факт, что бюджет Калмыкии никогда не был реально бездефицитным, если забыть о том, что общий долг по кредитам предприятий республики уже практически сравнялся с ее бюджетом, если не обращать внимания на то, что на каждого жителя региона, включая младенцев и глубоких стариков, приходится по 50 тыс. руб. кредитов (рекорд среди субъектов РФ!), – в сухом остатке мы увидим лишь крайнее нежелание бюрократической команды Орлова брать на себя ответственность за грубейшие провалы в региональной экономике.

И вот здесь неплохо бы разобраться: кто же эти злодеи, эти «неадекватные персонажи» и «безответственные товарищи», толкающие упирающегося Орлова и его команду на решительные шаги во благо Калмыкии и ее жителей? Неужели, по мнению калмыцкого руководителя, это – президент Путин и премьер-министр Медведев, не раз устраивавшие Алексею Маратовичу громкие разносы (порой – в присутствии телекамер, на всю страну) за циничное пренебрежение интересами простых граждан? Свят-свят-свят…

С другой стороны, всякий, кто слушал, или читал предновогоднее обращение г-на Орлова, вправе возразить: но ведь он вполне заслуженно гордится тем, что при его руководстве российский Минфин впервые перевел степную республику в разряд регионов «с надлежащим качеством управления местными финансами»?

Прежде, чем понять, что это означает, и есть ли тут, чем гордиться, надо уяснить одну вещь. Еще со времен «лучшего министра финансов» Алексея Кудрина Минфин РФ из структуры, призванной определять стратегическую финансовую политику государства, стал чем-то вроде бухгалтерии, причем – третьеразрядной. Единственная забота таких бухгалтеров – любой ценой «нарисовать» сбалансированный баланс, а идеальный баланс для них тот, где в графе «кредит» записан ноль, и в графе «дебет» записан ноль. Чаще всего, такой «баланс» фиксирует смерть или отставание практически любого предприятия – но зато как красиво нарисовано!

И вот эти горе-бухгалтеры (работу-то им надо изображать) составляют вопросник по бюджетам регионов, в котором обозначены некие абстрактные маркеры – вроде наличия местных законов о бюджете и ведомственных актов о порядке распределения бюджетных средств. Затем какой-нибудь младший помощник старшего письмоводителя звонит в Калмыкию и допрашивает республиканского министра финансов: есть у вас такая бумажка? А такая? Региональный министр, чтобы не попасть впросак, разумеется, врет, как сивый мерин, и на основе этого «интервью» выводится средний балл.

Далее, на основе полученных баллов, регионы ранжируются по трем группам. В первую попадают те, где, по мнению бухгалтеров из Минфина, наблюдается «высокое качество управления финансами». Во вторую попадают середнячки с «надлежащим качеством управления» (в ней сейчас 54 региона), а в последнюю – неудачники, чья «неудачливость» состоит лишь в том, что они не уделяют драгоценного времени на пустопорожний треп о ничего не стоящих бумажках.

К реальной жизни этот высосанный из пальца рейтинг имеет примерно такое же отношение, как поиски бозона Хиггса к процессу ассенизации деревенских сортиров. Стоит ли в такой ситуации гордиться тем, что после долгих и, по сути, бесплодных усилий Калмыкия наконец попала в весьма непрезентабельную группу «середнячков» (да и то – оказавшись в ней далеко не на первом месте)?

Впрочем, те, кто давно следит за публичными выступлениями и публицистическими потугами Алексея Маратовича, давно привыкли к его неизбывной склонности натягивать сову на глобус, передергивать факты и путаться в показаниях. Нынешнее обращение к Хуралу исключением не стало – и имитация утомленно-жестких путинских ноток в орловском выступлении никак не компенсирует его убогое содержание.

Возможно, в последующем мы уделим отдельное внимание разбору «узких мест» этого «исторического» спича, благо – было сказано немало. Но сейчас хотелось бы остановиться на том, что особенно бросается в глаза.

Во-первых, г-н Орлов, похоже, объявил войну местным представителям федеральных ведомств. Снисходительно объяснив провалы своих министров тем, что он якобы «специально задал слишком высокие планки» (ну надо же, планировщик хренов!), глава РК хищным степным орлом налетел на федералов:

«Создается впечатление, что многие из них полагают, что мандат, выданный вышестоящим федеральным органом, – это пожизненная пайцза, и что можно превратить региональное подразделение в частную лавочку, трактовать законы по своему усмотрению или по известной поговорке «Закон что дышло», – клекочет эта нелепая птица, камнем пикируя из заоблачного поднебесья.

Смело, что и говорить! Так бы вот он беседовал со своими нечистыми на руку министрами и прочими подчиненными. Однако, следуя своей трусливой привычке, г-н Орлов не называет ни имен, ни ведомств.

Лишь чуть отмотав его речь к началу, можно предположить, что имеет он в виду республиканское МВД под управлением недавно назначенного полковника Андрея Мишагина. А может быть, где-то вдалеке за кадром, – и других силовиков. Допустим, Следственный комитет. Или – Прокуратуру РК, в последние месяцы доставляющую ему немало неприятностей. Скажем, только за 2013 г. прокурорскими сотрудниками было привлечено к административной и дисциплинарной ответственности более 500 должностных лиц, а против 10 из них были возбуждены уголовные дела.

Так вот, рассказывая о еле-еле ползущем при нем ремонте республиканской больницы им. Жемчуева, Орлов сетует, что ее проблемы «уходят своими корнями… в 2009 г. Правоохранительные органы не могут дать ответ, что там происходит».

Грязный и подлый намек принят к сведению – учитывая то обстоятельство, кто в ту пору управлял республикой. Правда, г-н Орлов лукаво не упомянул, что как раз-таки Кирсан Илюмжинов начал беспощадную борьбу с расхитителями федеральных средств, выделенных на строительство национальной гимназии, детской поликлиники и иных жизненно важных объектов. И что именно при Илюмжинове был осужден за коррупционные преступления тогдашний мэр Элисты (столицы Калмыкии) Радий Бурулов, а также арестован его зам и подельник Владимир Томутов, впоследствии приговоренный к 6-летнему тюремному сроку за воровство 64 млн. руб. «детских» денег .

Так почему бы г-ну Орлову не продолжить масштабную антикоррупционную кампанию, начатую его предшественником, и которая в орловское правление по неведомым причинам сошла на нет? Но вместо этого он (театр абсурда!) предпочитает бодаться не с коррупционерами, а с государевыми людьми, при этом заявляя, что не в силах уследить за своими окончательно потерявшими берега чинушами (тем самым невольно признаваясь в своей полнейшей управленческой импотенции). А потому – и это второе, что привлекает внимание – на протяжении всего обращения Орлов громко зовет на помощь республиканскую общественность.

С этим призывом, кстати, получается и вовсе смешно, ибо изрядная часть речи г-на Орлова, посвященная роли и месту общественности в деле государственного управления, являет собой прямую компиляцию из строк послания президента Путина Федеральному Собранию. То есть, выходит, оригинальных мыслей по этому поводу ни у Орлова, ни у его не менее импотентной команды попросту нет. Ни о каких традициях калмыцкого народного самоуправления сей господин и его прихлебатели и слыхом не слыхивали.

Хотя, одна захудалая мыслишка у них все же проскальзывает. Судя по всему, под «общественностью» орловская камарилья понимает исключительно карманную Общественную палату и полностью подконтрольные орловцам региональные отделения ОНФ и партии «Единая Россия». Все остальные граждане, видимо, и есть «безответственные товарищи», подлецы и негодяи, толкающие «наш коммунальный дом на авантюрные популистские меры».

Напомним, ручная и прикормленная ОП РК избрала (явно по указанию «сверху») своим председателем экс-министра МВД республики Баатра Гиндеева, с чем г-н Орлов не постеснялся поздравить его от души с высокой трибуны.

Очевидно, Алексей Маратович запамятовал, как еще полчаса назад громил правоохранительные органы, которые до сих пор не могут дать ответ о событиях 4-летней давности вокруг республиканской больницы. Забыл глава, что именно полковник Гиндеев в ответе, как минимум, за преступное бездействие калмыцких стражей порядка. Забыл, что в бытность г-на Гиндеева министром, в МВД и вокруг него произошло столько всякого, что впору за голову хвататься и караул кричать.

Преувеличение? Нисколько. Чего стоят хотя бы резонансные убийства в центре Элисты, совершенные средь бела дня, и порою – прямо у местного Дома правительства , где заседает и сам г-н Орлов. При Илюмжинове, которому завидует и которого по этой же причине дико ненавидит его ничтожно-блеклый «преемник», такого безумного разгула преступности не могло привидеться и в страшном сне.

Зато «общественник в погонах» наверняка поможет главе РК наладить контроль за деятельностью министерства сельского хозяйства, которое возглавляет приятель и одноклассник Алексея Орлова – Петр Ланцанов. О чем – и это весьма странно – глава лично (и чуть ли не слезно) попросил открытым текстом. Уж не пробежала ли черная кошка между старыми собутыльн… пардон – соратниками? В Калмыкии ходят разные слухи об амбициях бывших верных друзей г-на Орлова, и ничего хорошего эти слухи Алексею Маратовичу не сулят…

Обобщая впечатления от трескуче-унылого обращения главы Калмыкии к ее народу, можно констатировать: на трибуну Хурала вышел безмерно уставший от бестолковой и неэффективной работы, запутавшийся в недостоверной информации и собственном наглом вранье, неспособный к самостоятельной деятельности человек, оказавшийся там не в то время и не на своем месте.

И еще: если прежние публичные выступления г-на Орлова сопровождались более-менее оживленным обсуждением в калмыцкой блогосфере, то сейчас ничего подобного нет и в помине. На новогодние праздники столь охлажденное отношение интернет-публики списать трудно: она праздников особо не разбирает. Тут, скорее, что-то совсем другое.

Великий Александр Сергеевич Пушкин закончил свою трагедию «Борис Годунов» репликой боярина Мосальского: «Что ж вы молчите? Кричите: да здравствует Царь Димитрий Иванович!» и последующей ремаркой: «Народ безмолвствует». Литературоведы всего мира восхищаются тем, как гениально поэт дал прочувствовать повисшее в воздухе напряжение, которое вот-вот обернется затяжной и тяжелой смутой.

Если учесть, что восторженный рев толпы на площади в наши дни успешно заменил стрекот клавиатур в интернете, поневоле возникает вопрос: Алексей Маратович, не пора ли паковать чемоданы? Что называется, от греха подальше…

 

Василий СУВОРОВ,
Иван КАРАВАЕВ

Прочитано 4653 раз

Карта сайта

Сейчас один гость онлайн