04.10.2013 19:31

Изолятор медленного убивания

Бизнес-оппоненты мурманского губернатора Марины Ковтун томятся в СИЗО, где существует угроза их жизни, по грубо сфабрикованным обвинениям

Российское правосудие весьма избирательно относится к гражданам, оказавшимся под подозрением полицейских. Одни умирают в тюрьмах – притом, что следователи и тюремщики прекрасно знают об их болезнях. Другие остаются на свободе или отбывают арест в комфортабельных условиях.
Мурманское «дело энергетиков» прогремело на всю страну. Областные власти, на фоне бездарных провалов в сфере ЖКХ (чего стоит хотя бы необоснованное повышение тарифов сразу на 225%), объявили о «раскрытом коммунальном заговоре «энергетических олигархов» и о якобы имевших место миллиардных хищениях.
На этой волне, в минувшем феврале был арестован бывший глава ОАО «Колэнергосбыт» Геннадий Шубин, а также (правда, заочно) депутат областной думы Дмитрий Гавриков. Под стражу попали и несколько местных бизнесменов, включая советника гендиректора компании «КРЭС-Альянс» Светлану Приходько и Наталью Тюкачеву, которая состояла в совете директоров «Колэнергосбыта».
Позднее Тюкачеву и Приходько, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, судья перевел из СИЗО под домашний арест. Однако все прочие фигуранты «энергетического» дела до сих пор остаются за решеткой, где их жизни подвергаются серьезной опасности.

Поневоле напрашивается параллель: в ноябре-2009 в СИЗО «Матросская тишина» при невыясненных обстоятельствах умер юрист Сергей Магнитский, ранее вскрывший миллиардные махинации высокопоставленных налоговиков и полицейских. Помощь к больному человеку, о чьем диагнозе были известно обвинению, судье и администрации тюрьмы, попросту «не успела». До этого защитники Магнитского не раз просили перевести его в «гражданскую» больницу. Не сбылось…
Вскоре стало известно, что родственники силовиков, замешанных в деле Магнитского, обладают роскошными квартирами и автомобилями, приобрести которые на официальную зарплату они были явно не в состоянии. Но эти силовики не то, чтобы попали под подозрение, – они пошли на повышение. Зато Сергей Магнитский оказался в могиле. В 37 лет.
В апреле 2010 г. все в той же «Матросской тишине», по сути, убили тяжелобольную предпринимательницу Веру Трифонову. После этого случая тогда еще президент Дмитрий Медведев заявил, что «предварительный арест для обвиняемых в экономических преступлениях нецелесообразен».
В ту пору многие, в том числе и силовые структуры, кивали в знак согласия главе государства. Но воз и ныне там – обвиняемые «по экономике» и в наши дни попадают в СИЗО, а болезни, даже самые опасные, препятствием для заключения под стражу не становятся. Случай с мурманскими предпринимателями – еще одна страница в этой позорной летописи.
Почему так происходит? Ответ достаточно прост. Заказные дела по экономическим преступлениям зачастую становятся удобным инструментом для черных рейдеров, как это, допустим, имело место с Натальей Тюкачевой, от которой местные силовики прямо в тюремной камере требовали отказаться от принадлежащего ей бизнеса.
Нередко в подобных процессах даже нет официальных потерпевших, а в материалах следствия фигурирует некая «группа неустановленных лиц». Складывается абсурдная ситуация: пострадавших от «преступления» нет, а «преступники», никому не нанесшие ущерба, все равно содержатся за решеткой.
Например, в мурманском деле выяснилось, что все долги, которые предъявляли «Колэнергосбыту», компанией давно выплачены. Однако следователей и судей это интересует мало. Создается впечатление, что их цель – не восстановление справедливости, а отстаивание интересов заказчиков уголовных дел. При таком раскладе, шантаж бесправных людей, оказавшихся за решеткой, вполне объясним.
Претензии к «Колэнергосбыту» выгодны, в первую очередь, региональной власти. Предприятие работало стабильно и эффективно, энергосистема региона была выстроена еще при губернаторе Юрии Евдокимове. Компании, связанные с энергетикой, были зарегистрированы в регионе и налоги платили в Мурманске.
Ситуацию пробовал изменить сменивший Евдокимова новый глава области Дмитрий Дмитриенко, но у него ничего не получилось. Новый губернатор Марина Ковтун, представительница «Норильского никеля», предприняла более решительные действия.
С какой целью? Во-первых, «Колэнергосбыт» имеет статус гарантирующего поставщика электроэнергии, а это «хлебное место» давно привлекало огромную компанию-монстра – ОАО «МРСК Северо-Запада» – структуру, подконтрольную «Норникелю». И, разумеется, зарегистрированную и платящую налоги за пределами Мурманской области.
Во-вторых, контроль над другими предприятиями были не прочь получить как некоторые местные кланы, так и крупные федеральные игроки. Неудивительно, что после перемен в руководстве в этих предприятиях (эксперты, впрочем, прямо называют эти перемены рейдерским захватом) высокие кресла заняли родственники и друзья областных чиновников и силовиков.
Напомним, самая настоящая травля мурманских энергетиков началась после того, как губернатору Марине Ковтун понадобилось создать «дымовую завесу» вокруг передела собственности в регионе, сопровождающегося резким повышением коммунальных тарифов. Депутаты областного собрания наотрез отказывались поддерживать это сомнительное решение. Однако глава области задействовала административный ресурс, и грабительские тарифы были установлены.
У экспертов нет сомнений в том, что шум вокруг якобы имевших место миллиардных хищениях был поднят еще и потому, чтобы отвлечь внимание жителей области от нерешенных социальных проблем. Марина Ковтун правит полтора года, за этот срок регион, числившийся прежде в середнячках, попал в долговую яму. Задолженность на сегодняшний день составляет почти половину доходов бюджета. И с каждым днем ситуация только ухудшается – правительство готово с поклонами брать новые кредиты.
Весьма показательно, что поводом для возбуждения уголовных дел стали давно решенные в правовом поле судебные споры. Так, компания «МРСК Северо-Запада» заявила о том, что «Колэнергосбыт» нанес ей ущерб на сумму 1 млрд. руб., хотя суд давно установил, что нанесение убытков МРСК было спровоцировано правительством Мурманской области. Задолженность ОАО «ТГК-1» (территориальная генерирующая компания) – 150 млн. руб. – также была погашена.
Тем не менее, силовики громко отрапортовали о разоблачении «вертикально структурированной преступной группы в сфере энергетики», якобы включающей свыше 100 компаний, в том числе зарегистрированных в оффшорных зонах за рубежом.
Ущерб от деятельности Шубина и его «преступной группы» бездоказательно оценили в несколько миллиардов рублей, на основании чего было возбуждено свыше 10 уголовных дел, которые находятся в производстве следственных органов МВД и СКР. А самому Шубину были предъявлены обвинения по части 4 ст. 160 УК (растрата), ст. 159 (мошенничество) и ст. 174.1 (легализация денежных средств, приобретенных в результате преступления).
Неудивительно, что почти сразу же г-жа Ковтун выдала свою прямую заинтересованность в устранении бизнес-конкурентов, во всеуслышание заявив о том, что она намерена покупать мазут для нужд региона не в России, а… в соседней Норвегии.
Да и «Норильский никель» («родная» для г-жи Ковтун компания) тоже никогда не был в стороне от энергетических интересов. Недаром еще спустя какое-то время следствие предъявило обвинение гендиректору управляющей компании «Жилищно-коммунальный сервис» города Оленегорск Владимиру Доронину, а также руководителю ООО «УК Жилкомфорт» Елене Пархомчук. Таким образом, предприимчивая губернаторша, при содействии коррумпированных силовиков, подмяла под себя не только мурманскую энергетику, но и львиную долю бизнеса, обслуживающего ЖКХ.
«В результате преступных действий Доронина и Пархомчук нанесен вред законным интересам муниципального унитарного предприятия «Оленегорские тепловые сети», выразившийся в причинении имущественного ущерба в размере 49 млн. руб. Совершенным преступлением была создана реальная угроза срыва снабжения Оленегорска тепловой энергией в зимний период», – сообщалось в криминальной хронике.
По сфабрикованным данным следствия, с сентября 2012 по январь 2013 гг. управляющая компания «ЖКС» будто бы получала от жильцов обслуживаемых домов деньги на оплату тепла. Однако собранные средства не перечислялись на банковский счет МУП, с которым был заключен договор по поставке тепловой энергии.
В пресс-службе местного СКР отметили, что Пархомчук «фактически осуществляла руководство деятельностью УК «ЖКС» (вешать надо за такие ужасные аббревиатуры – прим. «Инсайдера») и принимала решения о распоряжении денежными средствами предприятия.
Ну, а Доронину было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 2 ст. 201 УК (злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия).
Самое трагическое в этой истории то, что г-н Доронин – которого, к счастью, не поместили в СИЗО – 2 сентября скончался у себя дома, будучи помещенным под домашний арест. Тюремное наказание и само по себе – огромный стресс; но иногда, как видим, смерть возможна и без него. Особенно – если заказчик «незапланированного убийства» – Марина Ковтун.
У российской фемиды, конечно, отмечены и более вопиющие примеры неправосудных решений. Вспомним отсроченный на 14 лет приговор для дочери председателя иркутского облизбиркома, сбившей двух женщин, одна из которых погибла на месте, а другая стала инвалидом.
Судья «вошла в положение» и учла, что у незамужней девицы с высокопоставленным покровителем есть малолетние дети (как будто рождение внебрачных детей – некий огромный подвиг, недоступный для беспринципных прошмандовок). Между тем, никто даже и не поинтересовался, есть ли дети у жертв резонансного преступления, и если есть, то на что они будут жить дальше. 
Глава совета депутатов одного из подмосковных поселков, единоросс Игорь Арансон (характерная фамилия для выходцев из Подмосковья), вместе со своим сыном избил двух прохожих. Преступление зафиксировала камера наружного наблюдения. Казалось бы, дело решенное. Однако потерпевших быстро перевели в статус обвиняемых, и продажный суд постановил, что они должны заплатить агрессивному депутату материальную компенсацию.
Служители фемиды, рассматривавшие дела Сергея Магнитского и Веры Трифоновой, закрыли глаза на грозящие летальным исходом болезни обвиняемых. Магнитского и Трифоновой уже нет в живых. Кто следующий в этом скорбном списке?
Или Шубину и прочим узникам, томящимся в заключении, чтобы не «попасть под раздачу» за то, чего они не совершали, нужно было родиться Аронсонами?

Иван КРАСИЛЬНИКОВ

Прочитано 4237 раз

Карта сайта

Сейчас один гость онлайн