01.05.2013 02:02

Старик и золотая рыба

В Калмыкии ограбленный до нитки простой народ сочиняет про недееспособного главу региона уже не только издевательские балаганные пьесы, но и сатирические волшебные сказки

Жили-были старик со старухой. Ну, не у самого синего моря, врать не буду. От них до моря где-то вёрст триста с гаком по степи скакать. Это если по прямой. А если по трассе, то ещё дальше, потому что трасса, прямо скажем, не очень в смысле асфальта.
Остальное всё в точности сходится, как в сказке: хата древняя, ветхая до неприличия, вот-вот развалится. А про корыто и говорить не хочется – дуршлаг в чистом виде. Лапшу откинуть можно, но чтобы постирать или там помыться – об этом и мечтать нельзя.
Да и о чём мечтать, если воду все равно отключили давно, и включать не собираются. Порядки такие в славном граде Шелеста. Город так называется – Шелеста – аккурат посреди степи раскинулся с незапамятных времён. И вот ветерок, допустим, или реформы, новации и прочие веяния – всё мимо проносится. Да с таким специфическим шелестом, что иначе город и не назовёшь.

Короче, старуха старику всю плешь прогрызла за неустроенность быта и отсутствие перспектив. Мол, ты какого хрена, старый, сиднем сидишь и не чешешься? Да поварёшкой как треснет по макушке:
– Ты гляди – Илья Муромец выискался! Так тот же хоть сидел-сидел, а потом поднялся, и как начал соловьев-разбойников гонять, как стал головы рубить змеям всяким горынычам, так ему предыдущую отсидку в стаж включили. А ты доколе будешь мне глаза мозолить и печку продавливать зря? 
Старик, естественно, возражает:
– Согласно Конвенции ООН по правам человека, ты не имеешь права покушаться на мою интеллектуальную собственность, – и почесал шишку на макушке заскорузлой пятернёй.
– Значит, так! – говорит старуха. – Я тебе сейчас по твоей плешивой собственности сковородкой огрею, тебя родная мама не узнает, а не то, что ООН. Подымайся быстро! Иди хоть к чёрту на кулички, но поймай золотую рыбу и потребуй переселения из ветхого жилья. И не забудь про новое корыто, а не то я тебя и в этом закопаю – согласно Конвенции ООН про утилизацию вредных отходов.
Вздорная старуха, но что делать? Бывает так: и вместе жить невмоготу, и разбегаться уже поздно.
Взял старик удочку и пошёл, куда глаза глядят. А куда им там глядеть, если в округе всего один водоём, да и тот больше отстойник напоминает? Вот к нему и потопал старик, голову понуро свесив чуть не до колен.
Пришёл на берег, снасти размотал, только собрался удочку забросить, но тут ветер поднялся, волны пошли. И выплывает вдруг из водоёма какая-то больно уж заковыристая рыба. Явно не пресноводного покроя, с виду больше на камбалу смахивает.
А главное – золотая вся! Даже штемпель с пробой возле хвоста просматривается. Если приглядеться, можно различить и циферки – «593». Проба, конечно, не высших достоинств в смысле цены за тройскую унцию, но у нас по одежке встречают, а штемпель на хвост сегодня любой прицепить можно.
Камбала золотая подплыла к старику и говорит человеческим голосом с легким рыбьим акцентом:
– Гражданин, вы, извините, что намеревались делать этим приспособлением на берегу данного водоёма, будь он неладен?
– Батюшки! – всплеснул руками старик. – Вы, простите, реально рыба золотая?
– А ты что, не видишь без очков? – камбала повернулась янтарным бочком, брызнув во все стороны золотыми солнечными зайчиками. – Скажите, какой идиот вас надоумил рыбу волшебную крючком ловить на хлебный мякиш?
– Полностью согласен – имеет место выход за рамки классической схемы. А сосед мне вообще динамитом предлагал для верности жахнуть, представляете? Грубеют люди, ожесточились все…
– Ближе к делу: у вас какой ко мне вопрос?
– Ой, рыбочка ты моя пучеглазенькая, золотце самоварное, вопрос у меня, собственно, один: когда в Шелесте начнут претворять в жизнь программу переселения из ветхого жилья? Сжальтесь, уважаемая, сделайте что-нибудь, а то меня моя старуха со свету сживает, уже половником по башке огрела, боюсь, до сотрясения мозга доведет.
– Сожалею, но строительный комплекс не по моему профилю. Если других просьб не имеется, будем прощаться, – камбала шевельнула плавниками, всем видом показывая, что разговор закончен.
– Минуточку! – закричал старик, понимая, что второго такого случая не представится. – Да как же так! Вы и корыто могли новое сварганить, и бабу тупую столбовой дворянкой сделали, а тут какое-то ветхое жильё не под силу?
– Корыто тоже не в моём ассортименте. У нас сейчас от Нептуна указ вышел – галантереей одни рыбы занимаются, китайским ширпотребом – другие. Да, кадровые вопросы у меня остались – желаете, старуху вашу сделаю начальникам управления или заместителем министра? 
– Боже упаси! – замахал старик руками. – А нельзя, чтобы вы начальника большого обратно в сантехники перевели?
– Какие будут предложения?
– Звонок другу можно?
Рыба согласилась, но просила поторопиться, потому что у неё ещё дел уйма, а тут на пустяки целых пять минут ушло. Дед по мобиле стал накручивать друзей:
– Алё, Пюрвя! Ты не поверишь, есть возможность порешать сразу все вопросы – рыбу я тут золотую поймал. Отвечаю за базар – владычица морская со всеми полномочиями. Не перебивай! Она спрашивает: кого мы хотим с должности снять, чтобы жить народу стало лучше. Что говоришь? Самого главу? Не бросай трубу, я уточню, – дед повернулся к рыбе. – Простите, товарищ рыба, а самого главного вы можете того…до плинтуса? В смысле, с должности снять?
– Не принципиально, назовите фамилию и кратко претензии, мне для отчёта нужно.
Дед кричит в трубу:
– Слышь, ты кого предлагаешь? Я понимаю, что самого главного, но тут просят претензии для протокола. Не тарахти, записываю: врёт народу… Ясное дело, брешет, как дышит, об этом все знают. Ещё что? Ага, понял – окружил себя роднёй и близкими знакомыми. Ну, это не аргумент – он что, врагами себя окружить должен? Конечно, все там – браться, сватья, кумовья, кореша закадычные. Дорвались до кормушки, не оттащишь. Временщики они, типа оккупантов. Одна задача – хапнуть, карманы набить и убежать. Да, слышал, он предлагает землю пустить в свободную продажу. Тогда нам полная труба, самих распродадут вместе с землёй. Ещё что? Уже говорили, что брехло – и птицефабрика, и мясокомбинат – туфта всё это. Я вот ещё что слышал: крупный бизнесмен к нам приехал, зарегистрировался, как налогоплательщик, отдал в бюджет почти 2,5 миллиарда рублей! А сейчас нет этих денег, как корова языком… Давай, пока, думаю, хватит и этого.
Дед отключил мобилу, записал на бумажке тезисы, внизу крупно – фамилия и должность. Повернулся к рыбе:
– Стесняюсь спросить, уважаемая, вам заявление от всех нас куда вставить?
– Я тебе сейчас вставлю! – чертыхнулась рыба. – Сама всё слышала, да и без вас всё знаю. Ступай домой, выполню ваше желание.
Рыбка хвостиком вильнула и скрылась в глубине. Дед леску смотал и побрёл домой – с неохотой и некоторой опаской. Если рыба его обманула, старуха точно прибьёт. Эта же вам не сказка, а суровая действительность.
Приходит домой, видит – старуха, будто в бане попарилась: краснощёкая, раздобревшая, в чистом сарафане. Дед не поймёт, тихонько так спрашивает:
– Ты новости сегодня слушала?
– Дурачина ты, простофиля! Да какие новости – люди бегают от двора ко двору, целуются, обнимаются, радуются. На соседней улице уже фейерверк запускали. Прямо как День победы!
– А по какому поводу радость?
– Ты пока дурака на пруду гонял, у нас события развернулись – фантастика! Сняли нашего самого главного, разжаловали до нуля, поставили старшим помощником младшего сантехника. У нас уже были люди из администрации, велели завтра за ордером приходить. Переезжать будем! Кстати, новое корыто принесли – типа бонуса, сказали. Во, как! Так что, собирай вещи, готовься к новоселью.
Старик погладил шишечку на темечке, оглянулся по сторонам и хмыкнул в усы:
– Ишь ты! Вроде камбала невзрачная, а ты смотри, что творит – только хвостиком вильнула, а у людей столько радости!
Тут и сказке конец, а кто понял – молодец!

Прочитано 3936 раз

Карта сайта

Сейчас один гость онлайн