02.03.2013 12:54

Кабальный кадастр

Стараниями главы региона Алексея Орлова, в Калмыкии реализуется социально опасная схема по «людоедскому» увеличению налогов на недвижимость для населения

Всякий раз, столкнувшись с грубым нарушением закона, опытные юристы вспоминают вопрос, известный еще со времен римского права: «Кому это выгодно?». Принято думать, что, отвечая на него, можно почти без труда вычислить виновного. Интеллигентная Россия в копилку мировой мудрости добавила еще два: «Кто виноват?» и «Что делать?».
Безусловно, если бы нам научиться вовремя и без опаски на эти вопросы отвечать, большую часть юридических контор можно было бы закрыть за ненадобностью. И все-таки попробуем с помощью этих несложных, пусть и риторических вопросов, разобраться, почему жизнь в Калмыкии лучше не становится, несмотря на громкие победные реляции региональных властей. Начнем с главного – с земли.
В конце декабря-2012 в Калмыкии была проведена плановая кадастровая оценка стоимости земель сельхозназначения, объектов недвижимости и земель населенных пунктов. Однако, как это уже стало печальной традицией при нынешнем главе региона Алексее Орлове, в итоге все пошло через пень-колоду. В связи с чем, очень скоро жители республики будут вынуждены платить налоги на недвижимость по сильно завышенным тарифам, которые впору назвать людоедскими. О мотивах и последствиях «кадастрового беспредела» рассказывают наши эксперты – предприниматель, сопредседатель общественного движения «Вперед, Калмыкия!» Константин Мушаев, а также экс-министр земельных и имущественных отношений РК Пюрвя Мендяев.

– Говорят, что тендер на проведение кадастровой оценки в Калмыкии выиграла некая фирма, представляющая филиал ФГУП «ФКЦ «Земля» по ЮФО из Ростова-на-Дону. А еще говорят, что никакая инвентаризация объектов, как положено, не проводилась, и в результате кадастровая оценка была завышена в разы. Интересно, во сколько раз?

Константин Мушаев: В восемь!

– В восемь раз? Как вы думаете, это много?
К. М.: Скажу, как предприниматель. Многие жители Калмыкии являются либо собственниками земли, либо арендаторами. Арендуют землю под предприятия, магазины, ларьки. Повышение кадастровой оценки в 8 раз означает, что в 8 раз повысятся налоги, арендные платежи. Для республиканского бизнеса – это страшный удар, а для многих предпринимателей – самое настоящее разорение.
Неужели не ясно – у людей же благосостояние не выросло в 8 раз! Оно вообще не растет! Да и население Элисты (столицы Калмыкии; прим. «Инсайдера») не увеличилось в 8 раз. Так что все издержки лягут на плечи потребителей, рядовых граждан. Как следствие, увеличится и стоимость товаров. И люди будут покупать более дешевые товары в других регионах.
Согласитесь, для любого предпринимателя есть разница – платить за землю под магазином 100 тыс. в год или 800 тыс. Поэтому, я думаю, в условиях такого небольшого города, как Элиста, в условиях и без того ограниченного спроса, это – реальная экономическая катастрофа.
В конечном счете, такой неразумный подход приведет к тому, что население будет разорено, даже если все налоги от несправедливо завышенной кадастровой оценки и попадут в наш дырявый бюджет. На мой взгляд, просто появится лишний повод для чиновников, нечистых на руку, растащить эти деньги. Мы ведь до сих пор не получили внятного ответа – на что пошли деньги Якобашвили…

– Пюрвя, а вы, как бывший республиканский чиновник, что скажете – кому, прежде всего, выгодно столь резкое повышение кадастровой оценки?


Пюрвя Мендяев: Вообще-то странная ситуация: оценка увеличилась в 8 раз без всякой внятной причины. Хотя любое повышение оценки стоимости объектов должно быть чем-то обосновано. Обычно есть множество условий, которые повышение кадастровой оценки как-то объясняют.

– Да если, например, власть уйму денег потратила, пока воду проводила в каком-нибудь районе, и ей надо чем-то закрывать возникшие бюджетные дыры…

П. М.: Совершенно верно. Провели, допустим, рекультивацию. Провели какие-то землеустройные работы. Внесли чернозем, или изменили к лучшему структуру пашни. Тогда, в принципе, можно объяснить и повышение стоимости земли. А вот если ничего не изменилось, никаких тебе строек новых, вообще ничего, то весьма удивительно восьмикратное повышение кадастровой оценки! Получается, повысили тарифы на пустом месте.
Нет, понятно, конечно, что кадастровая оценка стоимости земли в Калмыкии никогда не была очень высокой. Может быть, даже она была одной из самых низких по региону. Это объяснимо, ведь мы не можем сравнивать нашу не очень плодородную степную землю и земли Краснодарского края или Ставрополья. У нас только два района – Городовиковский и Яшалтинский, где земли приблизительно сравнимы по качеству, скажем, с ростовскими или ставропольскими. А прочие земли ни в какое сравнение не идут с другими регионами.
Ну, допустим, захотели мы с помощью такого резкого повышения пополнить казну, бюджет. Понятно. Но разве можно наполнить дырявый мешок? Если даже деньги Якобашвили – 2,5 млрд. руб. – не то что не наполнили, а даже не пополнили бюджет, хотя бы частично. Так и продажа земли не решит эту проблему, потому что, как мне кажется, из нашего бюджета деньги утекают в неизвестном направлении.

– До чего же недальновидная политика у руководства Калмыкии! По-моему, она обязательно приведет к тому, что такие крупные налогоплательщики, как Якобашвили, сюда больше не придут. Мы как-то позвонили Давиду Михайловичу и спросили, доволен ли он своим визитом в Калмыкию. «Визитом доволен, но я не понимаю, каким образом используются мои деньги, как налогоплательщика. По всей видимости, ими расплачиваются с долгами, а обещали-то совсем другое»...

П. М.:
Эта ситуация напомнила мне несколько аналогичных случаев. Первый случай – когда в разы подняли арендную ставку платежей за землю. Это произошло еще в 2011 г., на следующий год после прихода к власти Орлова.
Мне кажется, что у Орлова такая методика – прием ошеломляющего действия. После того, как с его подачи повышаются все арендные ставки, общество впадает в состояние ступора. Начинается брожение, вопли, крики. Через какое-то время после того, как все впали в шоковое состояние, вновь на политической сцене появляется Орлов, теперь уже «весь в белом», и слегка уменьшает размер завышенных платежей. А в людской памяти остается тот факт, что чиновники сотворили какую-то запредельную глупость, а когда появился глава региона «весь в белом», то все сразу стало хорошо.
Допустим, сначала объявили повышение в 10 раз, а потом, «благодаря Орлову», всего лишь в 6 раз. И люди облегченно вздохнули: барин приехал и рассудил. Хотя, по-моему, большинство наших людей уже прекрасно поняли, что он сам все это санкционировал, сам лично ухудшил жизнь людей, взвалив на их плечи непосильную ношу.
То есть, он действует по одному и тому же шаблону. Второй случай массового обмана – повышение тарифов на электроэнергию. У нас в 2011 г. повысились тарифы просто в неизмеримое количество раз! Тоже абсолютно шоковая ситуация для всех. И власть сразу же стала кивать на федеральный центр. И говорить: «Мы ничего сделать не можем, это все федеральная власть с ее неумеренными аппетитами!».
Ну, понятно, не все знают, что на это ответили федерально-регулирующие органы. А ответ был такой: «Вы что там, с ума посходили? Вы же сами завысили ставку!». Есть часть федеральная, есть часть республиканская. Они говорят: «Мы свою часть повысили только на 15 %. А все остальное повышение – вы сами сделали. Мы бы начали с вами разговор о каких-то там льготах, если бы вы свою часть не взвинтили бы до небес. Мы просили в регионах повышать не более чем на 15 %. А вы повысили на все 100 %!». А у нас здесь началась просто политическая атака, помните? На федеральный центр. Даже В. В. Путина во всем этом обвиняли. Получается, что основная часть этого повышения шла и идет за счет нашей, региональной части. А это огромные деньги, и они, скорее всего, умыкаются из бюджета.
Федеральный центр тогда ответил примерно так: «Ребята, вы сначала свою часть понизьте. Как можно говорить о снижении ставки по федеральной части, когда вы лупите свою на 100 %, и фактически выходите за разрешенные пределы?». Потом начались разговоры, что якобы понизили. И опять это было предъявлено народу, как великий подвиг Орлова. Мол, местная власть приняла очередное «спасительное» решение. Когда с тебя содрали не 7 шкур, а 4, ты начинаешь даже радоваться. Это как в анекдоте, когда ребе советует: запустите в свой дом жить козу, осла, лошадь. А потом, когда вы их выгоните, то вам десятерым в 1-комнатной квартирке станет просторно. У нас – то же самое.
Ну, в 8 раз повысили кадастровую оценку – это фантастическая цифра, которой реально не может быть. Может быть какое-то повышение из-за роста цен и прочих проблем, но никак невозможно в 8 раз, нет такой инфляции. Явно завышенная цифра. Понятно, что следующим шагом после этого идиотского решения будет принято решение о том, что надо ввести понижающие коэффициенты или еще что-нибудь в этом роде, чтобы избежать народного гнева и заработать себе какие-то политические очки.

– И себе в карман что-нибудь положить…Поразительный имидж создавал себе г-н Орлов! Видно, хотел, чтобы все ему кланялись, чтобы люди благодарили его, не разгибая спины.

К. М.: Мне кажется, что эта проблема касается и тарифов на электроэнергию. Калмыцкие тарифы за электричество фактически сравнялись с московскими расценками. Что-то здесь не так. Мне кажется, орловские чиновники искусственно загоняют республику в долги. Подписывают акты сверок, там проходит огромное количество электроэнергии, которое населению и не попадало.
Возможно, часть приписанных сумм возвращается каким-то образом от представителей энергетических компаний. А убытки вешаются на население. Поэтому повышаются тарифы и цены. На самом деле, население города практически не увеличилось – как оно было в 80-90 гг. в пределах ста тысяч, так оно до сих пор и есть. Тем более, у нас нет особых предприятий-потребителей большого количества электроэнергии. Но при этом у нас невероятно увеличивается количество потребленной электроэнергии. Просто нужно сесть и посчитать, а затем посмотреть, может ли один человек потреблять такое количество электроэнергии. На мой взгляд, в этом есть и коррупционная составляющая.

– Хотелось бы напомнить, уважаемые, что речь шла о кадастровой оценке земли и объектов недвижимости…

К. М.: А я предлагаю на эту проблему взглянуть шире. Мы ведь помним, как г-н Орлов пришел сюда, какие громкие заявления делал. Он и фотографироваться обожает на фоне портрета Б. Б. Городовикова (1-го секретаря Калмыцкого обкома КПСС в 60-70 гг., эффективного хозяйственника и руководителя; прим. «Инсайдера»). Он пытается убедить нас всех, что он – великий реформатор. Что он, якобы, все тут построит. Гигантский мясокомбинат, птицефабрику. Но за всеми его пустыми обещаниями реальных возможностей нет, и не было никаких.
Если Кирсан Николаевич Илюмжинов сказал, что построит хурул (буддийский храм – прим. «Инсайдера»), он привлек внешних инвесторов, и построили хурул. Сказал, что будет Сити-чесс )знаменитый Шахматный город; прим. «Инсайдера») – привлек инвесторов со стороны, и построили Сити-чесс. Но за всем, что обещает Орлов, нет ничего и никого. Даже налогоплательщика Давида Якобашвили привел Кирсан Николаевич, а не Алексей Маратович. У него нет таких возможностей, хотя он много людям наобещал. Начал строительство кетченеровского мясокомбината, а толку никакого; птицефабрику собирается начинать строить так же «успешно», как и мясокомбинат.
На мой взгляд, логика его чиновников такова: они пытаются создать миф, что Алексей Маратович – великий преобразователь, великий строитель. Только подкрепить этот миф у них нечем, ни средств нет, ни умения. Не умеет Алексей Маратович договариваться, привлекать в республику финансы. И поэтому, думаю, он выбрал другой путь – распродать землю Калмыкии, вогнать ее население в нищету, содрать деньги с людей любыми путями, хоть с помощью распродажи земли. Если кадастровую оценку повысили, значит, со всего населения будут собирать деньги в дырявый бюджет. На бумаге они строятся, эти объекты, эти черные дыры! Причем, по гигантским ценам – 5 млрд. руб. Только на десятую часть от этой суммы можно было в каждой деревне построить отдельный мясокомбинат!
Так нет же, огромные заемные средства сейчас будут закачиваться в эти, якобы, стройки, и там будут растворяться. Боюсь, что все эти деньги попросту исчезнут. Да они так продадут не только Калмыкию. Дай им еще и Дагестан, они и Дагестан продадут! И все равно им денег не хватит, чтобы все это достроить…
Я считаю, что все происходящее – звенья одной цепи. Это – политика временщика, политика разграбления собственных территорий, ограбления собственного населения. А на словах это преподносится, как зарабатывание денег для бюджета, для наших учителей. Да сколько у нас этих учителей? Думаете, им надо, чтобы кто-то распродал нашу землю и загнал бы все наше население в беспросветную нищету?

– Поразительные вещи вы говорите. Что тогда будет, если Орлов останется руководить Калмыкией еще 2,5 года, которые ему формально осталось «досидеть» в своем кресле?

К. М.: Ну, если так, то вся эта группа, которая вокруг него сформировалась, они наверняка захотят распродать все, что у нас есть, все, что было при Кирсане Николаевиче построено, и все эти деньги аккумулировать в своих руках, и потратить на какие-то свои стройки, которые не нужны республике. Мясокомбинаты эти никогда работать не будут. Потому что они не жизнеспособны.
В тех же Кетченерах нет ни воды, ни электроэнергии, ни откормочной базы. Естественно, люди со всей территории Калмыкии туда скот везти не станут. И цены там нормальной не будет. Людям будет проще сдавать мясо на мясокомбинаты в соседних регионах, перекупщикам по более высоким ценам. Все эти предприятия, мне кажется, задуманы с единственной целью: пустить пыль в глаза населению. И оправдать безумное разворовывание средств, массовые хищения, которые на этих объектах происходят и готовятся.

– А нет у вас такого впечатления, что Алексей Маратович не мыслит себя в качестве главы региона на следующий срок, и у него есть только одно желание – правда, это лишь мое предположение – побольше ухватить и подальше убежать?

К. М.: Если бы Алексей Маратович мыслил себя руководителем такого уровня, как Городовиков, он думал бы на годы вперед. Он бы не пытался распродавать землю. Это, во-первых. А во-вторых, он не затевал бы более чем сомнительные стройки 5-миллиардные...

– Есть версия, что эти стройки опасны не только тем, что кто-то здесь что-то украдет, а тем, что когда этот человек уйдет из власти, Калмыкия останется с огромными долгами – например, тому же Россельхозбанку.

К. М.: Под Кетченеровский мясокомбинат у Россельхозбанка Алексей Маратович просит кредит в 2,5 млрд. А отдавать, конечно, будет Республика Калмыкия. То есть, уже сегодня создаются предпосылки – готовится решение о продаже земель, повышается кадастровая оценка земли, но позднее, годы спустя, все эти расходы лягут на плечи населения. Мало того, что власть намеревается строить никому не нужные объекты, которые работать не будут. Она еще и загоняет республику в многолетние беспросветные долги.
Кстати, все это делается под благим лозунгом: наполнить бюджет не наполняемый, который у них никогда не наполнится. Это как черная дыра, куда, сколько ни вкладывай, все будет мало, и растворится непонятно где. А простым людям объясняют, что мы, дескать, создаем большие стройки, на которые необходимы деньги, для вашего блага. Но при этом не было проведено ни одной независимой экспертизы, которая бы оценила проект строительства мясокомбината, его эффективность. Нет ни одной профессиональной оценки того, возможно ли вообще функционирование огромного мясокомбината в условиях Кетченеровского района.

– В газете «Парламентский вестник Калмыкии» от 6 февраля вышла прямо-таки издевательская заметка «Минзем просит не беспокоиться». В ней сказано, что ставка арендной платы за земли сельхозназначения, а также выкупная стоимость земельных участков не будет запредельной. «Оценка земель сельхозназначения, – пишет газета, – проводилась за счет средств федерального бюджета. А оценка земель населенных пунктов – за счет средств ресбюджета. Вот из-за этого и увеличились ставки арендной платы за земли сельхозназначения и выкупная стоимость земельных участков под жилыми строениями».
Министр по земельным и имущественным отношениям Николай Андреев (родственник г-на Орлова – прим. «Инсайдера»), тот самый, у которого была поддельная трудовая книжка, успокаивает: «Беспокоиться не стоит, вопрос у нас стоит на контроле. Стоимость земли вырастет в несколько раз. Мы понимаем, что так не должно быть. И рассматриваем понижающие коэффициенты». Неужели после этих слов и впрямь что-то изменится?

К. М.: На мой взгляд, ситуация повторяется. Все, как с лаганскими землями. Мы этот вопрос уже поднимали, поскольку дагестанская пресса очень активно освещала этот вопрос. Был большой общественный резонанс. Но никто из представителей власти к нам не пришел. Потом, чтобы сбить общественный накал, было заявлено, что на самом деле земли Дагестану не отдаются, а переходят в ведение Лаганского района. Администрация Лаганского района будет организовывать торги, и эти земли будут распроданы людям, которые заплатят больше денег. Надо признать, местный «Белый дом» все очень толково переиграл. Люди успокоились, им сказали, что проблема решена. А на деле – как планировалось передать наши земли через торги представителям Дагестана или кому-то еще, так все и осталось.
Ведь что такое торги? Это электронная площадка. Надо внести залог, крупную сумму, и только тогда ты допускаешься к торгам. И все разыгрывается в электронном виде: кто больше дал, через интернет. Естественно, ни один животновод калмыцкий не сможет собрать сотню-другую миллионов. И выиграют те, у кого денег окажется больше.
Точно так же и с кадастровой оценкой. Когда информация просочилась о том, что этот вопрос поднимается, и будет сильный резонанс, они и подготовили статью в «Парламентском вестнике». Успокаивают людей, что ничего страшного – ну, подумаешь, цена в несколько раз поднимется. Я хочу сказать, что верить им нельзя. И успокаиваться нам тоже нельзя.
Даже если не в 8, а в 4 раза поднимется кадастровая оценка, все равно, это будет крах для населения, экономический крах для бизнеса, для наших предприятий, организаций. Это понизит их конкурентоспособность. Нам и так трудно бороться с иногородними фирмами на местном рынке, а будет еще труднее. И не будет никакого экономического эффекта, как обещает правительство. Это очень сильный удар по экономике республики.

П. М.: Понижающий коэффициент – это механизм, который позволит драть с людей не 7 шкур, а всего 4. И потом мы должны будем солнцеликого и богоподобного лидера целовать, как благодетеля…

К. М.: Со стороны это как бы планомерная и методичная, хищническая атака на наше население, на республику, на частную собственность.

П. М.: Здесь опять получается то же самое, о чем я уже говорил: люди впадают в шоковое состояние из-за того, что в 8 раз подняли ставки за аренду земли. Потом еще в разы выросла цена на электроэнергию. И вдруг местная власть – а это на самом деле борьба нанайских мальчиков самих с собой – тебе говорит: «Вот тут мы напряглись, нашли способ, душу положили ради вас, и теперь вы будете всего лишь в 4 раза больше платить».
Эти чиновники орловские обладают не только умением хапнуть. Они еще и бессовестно манипулируют людьми. Был шок, потом будет якобы найден выход из этого шока, и в результате – всеобщее ликование и благодарность. А дело идет к выборам. И абсолютно понятно, что будет принят понижающий коэффициент. И что? На «белом коне» человек, который с тебя содрал всего 3 шкуры вместо 8 заранее объявленных. Народ ликует.
Так они хотят обеспечить себе победу. А на самом-то деле перед нами люди, способные к беспредельному хамству, циничному манипулированию сознанием своих земляков. Нет, я не думаю, что их задача – хапнуть и убежать. Наоборот, они уверены, что пришли надолго, и всерьез намереваются сидеть на шее нашего народа и проводить над ним бесчеловечные эксперименты.

– Если они распродадут землю, то получат прибыль и, возможно, распихают ее по карманам. А что им дальше продавать?

П. М.: Найдут что. Не надо за них беспокоиться. Беспокоиться надо за нашу республику. Мы ведь сейчас столкнулись с феноменальным явлением. С беспринципной, ненавидящей свой народ властью. Это наплевательское отношение к своему народу меня поражает. Ведь они как рассуждают? Они воспринимают народ, как безмозглую, безответную биомассу. Они думают: «вот сейчас сделаем какую-то подлость, гадость, а народ, пипл, схавает». Все это, на мой взгляд, уже вышло за пределы добра и зла. Вот такую систему выстроил г-н Орлов.

– В том же номере газеты «Парламентский вестник» была опубликована еще одна заметка: «Виноваты счетчики? Люди не при делах?». «Люди не при делах» – заметьте, какая появилась блатная риторика у орловской власти. В заметке, в частности, пытаются ответить на вопрос, почему жители многоэтажек Элисты стали существенно больше платить за тепло в квартирах.
Ответов несколько. Первый – такой: потому что в декабре было холодней, чем в ноябре. Во-вторых, элистинцы получили квитанции, где суммы за тепло начислены по фактическим показателям приборов учета. В-третьих, выяснилось, что жители на протяжении ряда лет платили за тепло по заниженным показаниям приборов учета. В-четвертых, там ссылаются на то, что прежде счетчики показывали неправильные показатели. Короче, обвинили энергосервис, погоду, Всевышнего и самих жильцов, якобы плативших по заниженным показаниям. Как вы можете это прокомментировать?

К. М.:
На мой взгляд, все это ложь. Население осталось почти тем же самым, что и было 20 лет назад, и примерно так же отапливается. Но почему в разы выросло потребление? Чем они это объясняют? Что, у каждого жильца квартиры увеличились в 3 раза? Надо просто взять общие цифры и поделить на количество жильцов. На мой взгляд, чиновники подписывают кабальные акты сверок с другими организациями. Возможно, речь надо вести о каких-то откатах. Но что абсолютно понятно – население загоняют в долги. А чтобы компенсировать откаты – повышают тарифы.
В реальности, проблему с отоплением решить очень просто. У нас 10 котельных всего. У нас есть свои энергетические источники – сырая нефть есть, нужно горелки поменять на такие, которые могут работать на сырой нефти, и своей сырой нефтью отапливать город бесплатно. Необходимо полностью утеплить фасады зданий, модернизировать все жилищно-коммунальное хозяйство Элисты. И, в принципе, вполне возможно добиться того, чтобы люди платили не в 3 раза больше, а, наоборот, в 3 раза меньше. Это если по факту и не воровать. Но орловские чиновники настолько обнаглели, что все разворовали и продолжают загонять республику в долги, а население – в нищету.

П. М.: На самом деле, мы столкнулись с убийственной методикой, взятой на вооружение Орловым, когда намеренно резко ухудшается положение людей, для них наступает как бы катарсис, а потом он, Орлов, вроде как людей из этого состояния выводит. И пытается заработать на этом политические очки. Это целая технология. Политическая и избирательная. И вновь орловская Калмыкия впереди планеты всей.
В. В. Путин очень жестко требовал, чтобы не было никаких повышений тарифов, чтобы была по максимуму проведена работа с населением. А что мы видим в Калмыкии? Повсеместно у нас нарушались указания В. В. Путина. Наша власть решила работать с огоньком, выдумкой и применила технологии ужасающие, которые идут вразрез с человеческими нормами поведения, и противоречит тем установкам, которые дает президент РФ. Да мы и всем другим регионам показываем очень дурной пример.
Орловская власть, орудуя такими методами, подставляет даже не себя, она подставляет всю российскую власть. А представьте себе, что произойдет, если извращенная методика Орлова пойдет гулять по всей России? А что – увеличим в 10 раз цены на хлеб, на воду, а потом слегка уменьшим – введем понижающие коэффициенты. И все будут радоваться. Это же вообще шик! Может быть, Нобелевскую премию дадут г-ну Орлову за такой «колоссальный вклад» в циничную науку управления бесправными людьми?

К. М.: Я за то, чтобы власть не была аморальной. За то, чтобы власть была моральной, нравственной. Никто не против того, чтобы зарабатывать деньги. Но если чиновник уровня Алексея Маратовича хочет зарабатывать деньги на чем-то, нужно было сделать это по-другому. Нужно было не за 5 млрд. строить мясокомбинат, загоняя республику в долговую кабалу, а за 10 млн. в каждый район купить мини-производство, мини-мясокомбинат, наладить сеть сбыта. Когда эта система будет функционировать, когда мы начнем мясо вывозить напрямую, продавать колбасы в другие города, тогда и будем зарабатывать деньги.
Ладно, раз ты иначе не можешь, с этого и бери откат, с прибыли. Реорганизуй систему ЖКХ. Сделай так, чтобы в 3 раза дешевле люди платили. И скажи: «Вот я так сделал, что вы в 3 раза меньше платите, так вы мне мою денежку отдайте». А не так – загнать свою республику в долги, разорить полностью хозяйства, людей разорить и на этом зарабатывать.

– Я понимаю, это фигура речи, поскольку никто главе республики не позволит получать откаты на законных основаниях. Он за свою работу получает зарплату. Хотя на самом деле многие чиновники высокого ранга считают, что все, чем они руководят, переходит в их личную собственность. Словно кошка, которая считает, что в доме, где она живет, все принадлежит ей. А человек у нее вроде как в гостях…

К.М.: Ну, если он считает, что это все принадлежит ему, то он мог бы по праву хозяина, как минимум, заботиться о своем населении, о своей территории, приумножать богатство своей земли...

 – Так ведь он знает, что все это временно. В смысле, его власть.

К. М.: Вот поэтому он, по-моему, и старается максимально все разорить, распродать и украсть.

П. М.: Нет, с кошкой нельзя сравнивать этого человека. Кошка что? Покушает, ластится, ходит по дому, мышей ловит. Тут намного хуже, чем кошка.

К. М.: Сначала населению подбрасываются какие-то прекрасные идеи, на реализацию которых заведомо нет денег. Затем чиновники делают вид, что начинают строить мясокомбинат, птицефабрику. А денег-то по-прежнему нет (не считая того, что им «капает» с откатов), и не предвидится при этой власти. Потом они начинают завышать кадастровую оценку земли...

П. М.:
Вот-вот. Сейчас повышение кадастровой цены – это повышение и залоговых цен на землю. Есть земля республиканская – она и станет залогом.

К. М.:
Они уже сейчас могут все республиканские земли заложить в банк, для обеспечения своих кредитов. А это уже грозит потерей калмыцкой идентичности, и неисчислимыми бедствиями для наших потомков, которые окажутся заложниками недальновидной политики, проводимой г-ном Орловым.
Грубо говоря, в скором будущем Калмыкии, как единого целого, больше не будет – на ее месте будут изнемогать под жарким солнцем разрозненные, варварски эксплуатируемые земли, принадлежащие непонятно кому и с какими целями. А наши потомки – точнее, те из них, кто не уедет в другие регионы в поисках работы и пропитания – станут влачить жалкое и безысходное существование, батрача за копейки на новых хозяев калмыцкой земли. Вот это, по-моему, самое страшное, что только можно представить.

Полина ЗАМАХИНА

Прочитано 4651 раз

Карта сайта

Сейчас 426 гостей онлайн