04.07.2017 19:19

Лучшая хитрость – это честность

Кирсан Илюмжинов: «Быть до конца честным – вот самая большая хитрость для политика»

Кирсан ИлюмжиновХитрость – давняя спутница человека. Однако если высокий ум признается всеми как положительное качество, то с хитростью все немного иначе.

Есть мнение, что хитрость всегда соседствует с обманом и ложью. Поэтому люди к хитрости часто относятся с недоверием, но особым пороком ее не считают. В России множество поговорок о хитрости, если и не осуждающих ее, то, по крайней мере, низводящих до уровня не самого достойного занятия: «Хитри, да хвост береги», «Как ни хитри, а правды не перехитришь», «С хитростью – до обеда, а с умом – целый день».

У калмыков хитрецы и проныры всегда вызывали неизменную улыбку. Есть у нас сказка о старике по имени Кеедя. Ничего у него не было из имущества, кроме рыже-лысого барана. С помощью природной смекалки старик сумел в короткие сроки обзавестись семью верблюдами, лошадью и дохой. Пришлось ему, правда, пожертвовать бараном, но внакладе хитрец не остался. В Калмыкии к этому персонажу относятся по-доброму, даже памятник поставили в Элисте.

Интересно, что от хитрости нередко страдают не только окружающие, но и сами хитрецы. Вспомните гомеровскую «Одиссею», целиком построенную на злоключениях героя, вызванных его же действиями. Ослепив циклопа Полифема, Одиссей навлек на себя гнев морского бога Посейдона, отца гиганта. Да, он был вынужден схитрить, чтобы избегнуть гибели, но в отместку Посейдон 20 лет препятствовал его возвращению домой.

Тем не менее, Гомер называет своего героя «многохитрым» и открыто восхищается им. Не меньшую изворотливость демонстрирует и жена Одиссея, Пенелопа. Окруженная женихами, охочими до богатств считавшегося погибшим царя Итаки, она обещает каждому из них руку и сердце, как только закончит ткать саван для мужа. Каждое утро она садится за работу, но каждую ночь распускает ткань. Хитрость Пенелопы позволяет ей сохранить верность мужу, и вновь вызывает восхищение автора.

Заметьте, хитрецы занимают почетное место в фольклоре многих народов: можно вспомнить эпос о Ходже Насреддине или обработанную Гете германскую балладу о Рейнеке-лисе. Уж сколько веков люди восхищаются их проделками, хотя, если присмотреться, эти персонажи далеко не ангелы.

Чего только стоит трюк, который провернул Насреддин с ростовщиком Джафаром! Сидя в мешке, в котором его должны были утопить, хитрец уговорил жадного до денег ростовщика поменяться с ним местами. Бедолагу не только утопили, но перед этим еще и задали хорошую взбучку. Да и проделки лиса ничуть не лучше.

Впрочем, люди закрывают глаза на неприглядные фокусы народных любимцев. Разгадка проста: эти герои противостоят персонажам куда более могущественным и неприятным. Перед ними, как и перед многими из нас, стоит простой выбор – сдаться сразу, или попробовать найти выход из, казалось бы, безвыходной ситуации.

Выходит, без хитрости порой не обойтись. Воинская хитрость, например, прямо считается за доблесть. Одиссей прославился тем, что придумал Троянского коня, с помощью которого спецназ ахейцев сумел захватить осаждаемый долгие годы город.

Недаром один из родоначальников военной науки, китайский полководец Сунь-цзы учил: «Война – это путь обмана». В своем трактате об искусстве войны он изложил 12 уловок (стратагем), которые позволяют достичь победы над противником, и эти заповеди до сих пор актуальны для военачальников всего мира.

Вот пример из истории шахмат. Легенда гласит, что, когда поссорились два государя соседних царств, советники предложили им перед битвой выяснить, кто из них сильнее в игре чатуранга, древнем индийском аналоге шахмат.

Долго играли цари, но силы были равны, и никто не мог одолеть противника. Прошел месяц, другой, а потом их войска, состоявшие из ремесленников и пахарей, тихо разбрелись по домам. Советники, конечно, предполагали, чем кончится дело, и пошли на хитрость, чтобы избежать разорительной для обоих царств войны.

Политика – еще одна область человеческой деятельности, где хитрость неизбежна. В самом деле, если бы политики всегда были искренними, мир, пожалуй, погряз бы в бесконечных конфликтах.

Но и в политике хитрость хитрости рознь. Два имени, Никколо Макиавелли и Шарль Талейран, стали олицетворением изворотливости, беспринципности и цинизма. Их судьбы удивительно схожи: оба родились в семьях обедневших, но родовитых аристократов, оба, что называется, «хлебнули лиха», оба знали взлеты и падения. И вошли в историю, как выдающиеся хитрецы.

Но если Талейран с его сентенцией «Вовремя предать – не предать, а предвидеть» действительно заслуживает нелестных эпитетов, которыми его наградили оппоненты, то Макиавелли в жизни, говорят, был кристально честным человеком. Он всего лишь непредвзято рассмотрел современную ему социально-политическую обстановку, сделал определенные выводы и объективно изложил их в нескольких своих работах. Наиболее известная из них – «Государь».

Принципы Макиавелли, как и стратагемы Сунь-цзы, можно применять по-разному. Я вообще считаю, что хитрость как таковая – нейтральное свойство человеческого интеллекта. Все зависит от того, с какой целью, к добру или к худу, человек использует это качество.

Одно дело – если человек, подобно Талейрану, предает союзников направо и налево ради собственной выгоды. И совсем другое – когда к хитрости прибегают для того, чтобы избегнуть страшной беды для всех, как это сделали мудрецы из индийской легенды.

Поэтому я больше склонен поддержать Бенджамина Франклина, некогда сказавшего: «Честность – лучшая политика». Быть до конца честным – вот самая большая хитрость и для политика, и для любого человека.

Источник

От редакции. Автор статьи – президент Международной шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсан Илюмжинов.

Прочитано 5790 раз

Карта сайта

Сейчас 383 гостей онлайн