Пятница, 01 Декабрь 2017 22:18

Моя партия с Бобби Фишером

Кирсан Илюмжинов: «Фишер ценил деньги как знак признания своего таланта, они тешили его честолюбие, которого у него хватило бы на десятерых»

Кирсан ИлюмжиновПервые иностранные деньги я, свежеиспеченный выпускник Московского государственного института международных отношений (МГИМО), получил в руки еще в 1989 году. Это была моя первая зарплата в советско-японском совместном предприятии «Лико-Радуга». Многопрофильная фирма, «дочка» знаменитой «Мицубиси», поставляла в СССР иномарки, открывала рестораны в Москве, организовывала выставки.

Попал я в нее — вы не поверите — буквально с улицы, по объявлению о поиске управляющего. Не знаю, сколько человек откликнулось на объявление, но фирма отобрала только 24 кандидата, в том числе и меня, для прохождения довольно сложного экзамена. Среди прочих требований к кандидатам было указано как желательное знание японского языка, и, видимо, сыграло свою роль то, что я только что окончил факультет востоковедения МГИМО, причем специализировался именно на Японии: меня приняли.

Условия были фантастические: фирма сразу предоставила мне двухкомнатную квартиру, служебный автомобиль, оклад в пять тысяч долларов, плюс некоторую сумму в рублях, премии и проценты с продаж. Выдавали зарплату исключительно долларами.

Старшее поколение наверняка помнит, что за свои услуги разного рода специа­листы, от сантехников в городах до трактористов в колхозах, в те времена предпочитали брать вознаграждение не деньгами, а водкой. Это была валюта простого народа. Ну а тузы повыше — заведующие торговыми базами и универсальными магазинами, чиновники и т.д. – предпочитали полновесные марки и доллары.

Опубликовано в Политика

Карта сайта

Сейчас 335 гостей онлайн