22.08.2019 13:43

«Трансаэро» в глубоком пике

Семейство Александра Плешакова уходит от ответственности?

Александр и Ольга ПлешаковыКонкурсный управляющий авиакомпании «Трансаэро» Алексей Белокопыт просит взыскать с «Аэрофлота» 368,6 млн рублей в качестве процентов за пользование чужими деньгами

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области рассмотрит иск «Трансаэро» о взыскании с «Аэрофлота» 1,45 млрд рублей 24 сентября.

«Отложить судебное заседание по рассмотрению ходатайства (заявления), назначить дату судебного заседания на 24 сентября», – говорится в материалах суда.

Вспомним, как все начиналось. В 2015 году «Трансаэро» оказалась не в состоянии обслуживать долги, превышавшие 250 млрд руб. В октябре того же года Росавиация аннулировала сертификат эксплуатанта «Трансаэро». В 2017 году «Трансаэро» признали банкротом. В арбитраже Петербурга также рассматривается еще ряд исков против бывших топ-менеджеров и акционеров перевозчика, которых пытаются привлечь к субсидиарной ответственности по долгам компании.

Это теперь в СМИ пишут, что Центральный банк России вскрыл махинации с акциями обанкротившейся авиакомпании «Трансаэро». А ведь когда-то это был второй по количеству пассажирских самолетов перевозчик в России после «Аэрофлота». И создал его в возрасте 26 лет в 1990 году будущий сенатор от Пензенской области Александр Плешаков.

В 2015 году компания «Трансаэро» была признана банкротом. Александр Плешаков и его супруга срочно выехали за границу. Но и там продолжали операции с акциями де-факто несуществующей компании из-за чего пострадали около двух тысяч инвесторов, решивших, что она, преодолев финансовый крах, возобновила свою работу.

А теперь отмотаем время лет на девятнадцать назад. Изначально Совет Федерации формировался из руководителей регионов. Потом тенденция изменилась, место сенатора в верхней палате парламента в марте 2001 года вместо Василия Бочкарева занял доселе пензенцам неизвестный Александр Плешаков. Почему губернатор остановил свой выбор именно на нем?

Обывателям это назначение преподносили под определенным соусом: дескать, Плешаков, как руководитель второй в стране крупнейшей авиакомпании, приложит все усилия для того, чтобы возродить пензенский аэропорт. В конце 90-х тот действительно представлял из себя печальное зрелище — прямо возле взлетно-посадочной полосы выделили участки под картошку, а на самой ВПП ваш покорный слуга обучался вождению на автомобиле.

Плешаков и правда однажды подогнал в Пензу «Боинг-737» и при большом скоплении местных чиновников заявил, что эти белоснежные машины скоро станут основными пензенскими авиаперевозчиками. Не догадывался, видимо, тогда, что быть сенатором ему оставалось меньше года.

Но подоплека назначения Александра Плешакова заключалась совсем в другом. Наверное, мало кто помнит о существовании такого любопытного издания, как «Стрингер», специализировавшегося на журналистских расследованиях. Сразу после того, как Плешаков стал сенатором, оно опубликовало материал и о нем, и о его матери Татьяне Анодиной – председателе Межгосударственного авиационного комитета.

Вот пара абзацев. Первый: «В самом начале 90-х вышло закрытое постановление РФ, полностью освободившее на пять лет российскую авиакомпанию «Трансаэро» (сделавшую ставку на «Боинги») от уплаты таможенных пошлин, сборов и налогов на ввозимые самолеты, оборудование, запчасти и двигатели. Сегодня парк «Трансаэро» на 87 процентов состоит из зарубежной авиатехники. Объективно получается, что чем чаще бьются отечественные самолеты, тем оптимистичнее выглядит будущее фирмы».

И вторая цитата: «Сегодня Плешаков заседает в Совете Федерации представителем Пензенской губернии, а во главе «Трансаэро» встала его жена Ольга. Естественно, что Татьяна Анодина по-матерински заботится о дочерней компании, по сути, загоняя отечественную авиацию в штопор».

28 апреля 2001 года в правительстве области состоялась встреча Александра Плешакова с представителями пензенской общественности. На ней он произнес следующую фразу: «Считаю себя достаточно обеспеченным человеком, поэтому блага и выгоды от нового поста меня не интересуют».

8 сентября того же года на праздновании 200-летия образования Пензенской губернии в областном драмтеатре Василия Бочкарева осыпали всевозможными подарками. А вот Александр Плешаков не подарил ничего. «Лучший подарок — это поддержка интересов региона в Верхней палате, — заявил он.

Честно говоря, кроме презентации того самого «Боинга» (об этом случае потом просто забыли), ничего более полезного Плешаков для области не сделал. Впоследствии утверждал, что не дали ему воплотить в жизнь грандиозные планы. А пока строил из себя умопомрачительного либерала. Как-то раз столичные журналисты выловили миллионера в метро, на котором господин сенатор собирался доехать до верхней палаты парламента.

Плешаков разоткровенничался: «На метро мне быстрее! На машине я до Совета Федерации сорок минут буду добираться, а на метро ехать минут пятнадцать. Я не только на метро езжу, у меня и велосипед есть. Только я на нем на работу не пробовал еще ездить». Теперь понятно, почему Василий Кузьмич в свое время решил всех чиновников пересадить на велосипеды и скутеры. Плешакова ноу-хау.

И еще задали журналисты сенатору буквально провокационный вопрос: зачем ему с его «Трансаэро», хорошими ботинками и собственным Vertu нужен Совет Федерации с его неправильной квадратурой? Почему он, москвич, — сенатор от Пензенской области? Тут он посерьезнел и сказал, что задача была поставлена, и это было ее решение.

А вот, какая именно была поставлена задача, Александр Петрович объяснил чуть позже, когда его с треском выперли из Совета Федерации. Случилось это в июне 2002 года через месяц после инаугурации Василия Бочкарева. В своих последующих многочисленных интервью Плешаков утверждал, что мандата его лишили из-за нежелания финансировать предвыборную кампанию губернатора. Мол, он и так нехило забашлял депутатам Законодательного собрания области за свое назначение.

Потом у Александра Плешакова были четыре относительно спокойных года, пока в 2006 году компанию «Трансаэро» не заподозрили в неуплате ввозных таможенных пошлин на сумму в 300 миллионов долларов (7329,9 млн.руб. – на май 2006 года).

Чтобы уйти от уплаты таможенных пошлин, Плешаков вспомнил о своих давних связях с коррумпированными силовиками. Надо отметить, что этот человек отличается ярким криминальным талантом воровать и уходить от ответственности. В итоге на свет появилась предложенная силовиками схема подставить тогдашнего сенатора Левона Чахмахчяна в обмен на возможность уйти от уплаты таможенных пошлин. На что Плешаков с готовностью профессионального провокатора и согласился.

Надо сказать, что прокурор Сергей Дубинский, полковник Дмитрий Фролов, занимавшиеся сфабрикованным делом Чахмахчяна, сейчас находятся в Лефортово. Рука правосудия настигла их и отправила туда, где им и положено быть – в места не столь отдаленные.

Но сами Плешаковы уже плевали на эти проблемы, заблаговременно скрывшись за пределами страны. Чуть позже к ним присоединилась и Татьяна Анодина, буквально бросив в беспорядке свое рабочее место в созданном и возглавляемом ею Международном авиационном комитете. Говорят, что ушлая семейка сейчас отсиживается в Баку, прячась от следователей.

Но история на этом не закончилась. В ноябре 2016 г. гендиректор «Трансаэро» Александр Бурдин, фактически оставшийся единственным «на хозяйстве» топ-менеджером, предложил план реанимации авиакомпании. Вкратце, план предполагал полное списание долгов, избавление от лишних активов и регистрацию нового юридического лица, которому отошли бы остатки былой роскоши. Такой поворот позволил бы Плешаковым спокойно, не опасаясь каких-либо преследований, вернуться в Россию и заняться старыми делами – до следующего банкротства.

Но что-то пошло не так: в августе 2018 г. Бурдин присоединился к Плешаковым, бежав от уголовного преследования, возбужденного по факту растрат и невыплаты зарплаты сотрудникам «Трансаэро». Зато в СИЗО сейчас находится бывший арбитражный управляющий компании Михаил Котов. Его обвиняют в расхищении оставшегося от авиакомпании имущества, несмотря на представленные им свидетельства своей невиновности. А недавно под домашний арест попал бывший главный бухгалтер авиаперевозчика Андрей Ковалев.

Теперь у компании новый управляющий. Алексей Белокопыт. Именно он просил просил суд признать недействительными сделки по выплате авиакомпанией ответчикам дивидендов за 2013 год, возвратить денежные средства в конкурсную массу, а также взыскать с них проценты за пользование чужими денежными средствами.

В частности, конкурсный управляющий заявил требование к Плешакову в размере 31,7 миллиона рублей, его жене Ольге (занимала должность председателя совета директоров «Трансаэро») — 32 миллионов рублей, дочерям Наталье и Татьяне — по 6 миллионов рублей, матери основателя авиакомпании Татьяне Анодиной — 5,1 миллиона рублей. «Доказательств недостоверности бухгалтерской отчетности должника, а также недействительности решения годового общего собрания акционеров о распределении прибыли и выплате дивидендов конкурсным управляющим не представлено», — отметил суд первой инстанции в решении от 5 апреля.

К тому же в марте банк ВТБ подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам авиакомпании «Трансаэро» и взыскании 249,2 миллиарда рублей с Александра Плешакова, Ольги Плешаковой и матери основателя.

По некоторым расчетам, ущерб, причиненный действиями Плешаковых и Анодиной кредиторам, гражданам и государству составляет почти четверть триллиона рублей. Но отчего-то именно к этому семейству у правоохранительных органов претензий нет.

Прочитано 7571 раз

Карта сайта

Сейчас 87 гостей онлайн