04.03.2016 20:11

Плешаков сбежал от следствия на автопилоте

Внебрачный сын Примакова, обанкротивший «Трансаэро», скрылся за границей

18 февраля с. г. был задержан, а днем позже помещен под домашний арест председатель совета директоров аэропорта «Домодедово» Дмитрий Каменщик. Который, надо сказать, отношения к январскому теракту-2011 не имеет в принципе: с террористическим подпольем не связан, на нерадивых ментов, прозевавших смертника с «поясом шахида», никакого влияния оказать не мог. Просто кому-то выгодно сделать из него козла отпущения, за что и расплачивается.
На этом фоне, ситуация для экс-руководителя авиакомпании «Трансаэро» Александра Плешакова складывается куда более радужно. После того, как он вывел на личные офшорные счета огромные суммы («благодаря» чему долги авиакомпании составили порядка 250 млрд. руб., а невыплаты рядовым сотрудникам – свыше 1 млрд.), «эффективный менеджер» с комфортом обосновался во Франции вместе с супругой Ольгой Плешаковой (гендиректором «Трансаэро»), и матерью Татьяной Анодиной – главой Межгосударственного авиационного комитета.
Любопытно, что проблемы у «Трансаэро» начались не из-за финансового кризиса, а после смерти в июне 2015 г. известного политика Евгения Примакова, который считался негласным административным ресурсом компании, до последнего момента прикрывая махинации своей близкой подружки (а в прошлом – любовницы) Анодиной.

Дубиной по правосудию

В узких кругах ни для кого не секрет, что Александр Плешаков является внебрачным сыном «политического тяжеловеса» Примакова. Конечно, нам абсолютно все равно, с кем весело проводила свободное от работы время Татьяна Григорьевна в пору безмятежной юности. Тем не менее, столь пикантный факт, безусловно, нельзя обойти вниманием. Хотя бы – по той причине, что годы спустя он вылился в громкий скандал, не затихающий до сих пор.
К слову, наряду с компанией-перевозчиком пострадала и фирма-туроператор «Трансаэро тур». Она также оказалась на грани банкротства из-за внушительных долгов. Впрочем, в криминальной истории с «семейным подрядом» Плешаковых-Анодиной намного интереснее другое обстоятельство. А именно – тесные связи предприимчивой семейки с насквозь коррумпированными силовиками.
По странному совпадению, уголовное дело против Дмитрия Каменщика (по ч. 3 ст. 238 УК РФ – «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц») возбудил следователь по особо важным делам Главного следственного управления СКР России Сергей Дубинский, обладающий специфической репутацией.
Напомним, именно Дубинский, работая еще в Генпрокуратуре РФ, в 2007-08 гг. выступал обвинителем по нашумевшему тогда делу члена Совета Федерации Левона Чахмахчяна. Сенатор, откликнувшийся на просьбу Плешакова посодействовать в организации авиарейсов «Трансаэро» между Россией и Арменией, сам того не подозревая, неожиданно оказался вовлеченным в провокацию, хитро закрученную для отвода глаз Плешаковым.


Ольга и Александр Плешаковы

Разумеется, первоначальное обвинение во мздоимстве следствие так и не доказало.  Принцип «если нельзя, но очень хочется» – не сработал. Что же касается «покушения на мошенничество» (в которое «чудесным образом» превратилось «получение взятки»), то и здесь все шито белыми нитками.
К примеру, в ходе следствия на пресловутом кейсе не обнаружили отпечатков пальцев ни Чахмахчяна, ни его помощника и т. д. Вот уж действительно, «прав не тот, кто прав, – а тот, у кого больше прав». Зато сам Дубинский к тому периоду прославился фабрикацией целой серии «заказных» уголовных дел.
Похоже, вступив на сомнительную стезю, Сергей Викторович не сошел с нее и по сей день. Так, на исходе 2015 г. СМИ стали известны обстоятельства прекращения Следственным комитетом РФ уголовного дела о неисполнении требований транспортной безопасности (ч. 3 ст. 263-1 УК РФ), возбужденного в связи с терактом в аэропорту Домодедово. Его фигурантами являлись четверо топ-менеджеров коммерческих структур аэропорта и столько же милицейских начальников.
Постановление о прекращении уголовного дела следователь Дубинский вынес еще 24 августа, однако фигуранты расследования узнали об этом только в конце ноября. После 53-х месяцев расследования СКР установил, что «в их действиях отсутствует состав преступления».
Аналогичное решение следователь вынес по уголовному преследованию директора российского представительства зарегистрированной на острове Мэн управляющей аэропортом офшорной компании Airport Management Company Limited Игоря Борисова; его заместителя Вячеслава Некрасова; управляющего директора, отвечающего за безопасность аэропорта, ЗАО «Эйрпорт Авиэйшн Секьюрити Домодедово» Андрея Данилова и начальника службы авиационной безопасности этого ЗАО Анатолия Моисеева.
Вне всякого сомнения, такой ничтожный итог длительного расследования не может не вызывать резонных вопросов. На каком основании следователь Дубинский сделал вывод о невиновности перечисленных выше лиц – которые в силу занимаемых должностей (и, заметим, в отличие от Дмитрия Каменщика) несут прямую ответственность за гибель десятков пассажиров и сотрудников аэропорта? И какую взятку предложили правоохранителю за «правильное» решение? 

«Связи решают всё!»

В способности безнаказанно «отжимать» бизнес нельзя отказать и руководству «Трансаэро». Достаточно вспомнить дело миноритария авиакомпании Эскерхана Муталибова. В 2011 г. он, владелец 5% акций стоимостью 1 753 845 540 руб., запросил обычную для акционера информацию. И вдруг узнал, что данные о нем отсутствуют в реестре акционеров, а его акции… принадлежат другому лицу.   
Дальше – больше. Как выяснилось, доля Александра Плешакова выросла ровно на те же 5%. Характерно, что в ходе списания акций обязанности трансфер-агента регистратора выполняла…  авиакомпания «Трансаэро». То есть, и передаточные распоряжения по списанию акций принимала, и подлинность подписей на распоряжениях заверяла.
Иными словами, фальшивый распорядительный документ был принят и заверен в самой «Трансаэро». Как говорится, «без шума и пыли». И это невероятное обстоятельство убедительно доказывало, что связи решают (и закрывают!) все. Кстати, за невыдачу первичных документов ФСФР дважды штрафовало авиакомпанию: на 500 и 600 тыс. руб. Штрафы руководители «Трансаэро» оплатили, но первичные документы не представили.
Логично заключить, что, если бы с документами все было «чисто» и в рамках закона, их бы не скрывали. Отсюда вывод: либо эти бумаги были уничтожены руководителями «Трансаэро», либо на них стоят подписи не самого Муталибова.
Между тем, «Трансаэро» неоднократно штрафовали за непредставление сведений потенциальным инвесторам. Но понятное дело – лучше отделываться штрафами, чем делиться миллиардами. А еще приятнее, судя по последним событиям, успеть вовремя вывести их из страны. Даже – ценой банкротства крупнейшей частной авиакомпании в России…

Да будет «счастье»

Вернемся к делу Чахмахчяна. Как выяснилось, Плешаков тайно записывал своего высокопоставленного гостя в процессе беседы. Но это – не единственное нарушение закона в деле экс-сенатора. От Бориса Кузнецова – бывшего адвоката экс-сенатора – стало известно о беспрецедентном решении Верховного суда РФ, который разрешил прослушивание телефонных переговоров члена Совета Федерации до снятия с него депутатского иммунитета, да еще и задним числом.
Кстати, адвокат Кузнецов, посчитавший, что «с конституцией и законами, гарантирующими неприкосновенность членов Федерального собрания, обошлись как с рулоном туалетной бумаги», тоже стал пострадавшим по скандальному делу. В действиях защитника прокуратура Москвы усмотрела разглашение государственной тайны (ч. 1 ст. 283 УК РФ – до 4 лет лишения свободы).  
Как указывал Чахмахчян в своем открытом письме, «Достоянием гласности стали результаты плановой проверки сотрудниками Счетной палаты Домодедовской таможни. Среди прочего была выявлена недоплата авиакомпанией «Трансаэро» в бюджет страны миллиардов рублей. Подобный оборот событий Плешакова не устраивал. Потому он писал письма и «рвался» на прием к руководству Счетной палаты, пытаясь срочно отвести от себя удар, выставить «Трансаэро» в качестве жертвы, а не ответчика…» (конец цитаты).
Судя по всему, опытный политик Чахмахчян попросту не ожидал циничной подлянки от респектабельного с виду бизнесмена. Вдобавок, как заявил нам в приватной беседе адвокат Н., в ходе закрытого судебного заседания Чахмахчян почти со 100%-й точностью предсказал, к каким последствиям для «Трансаэро» приведут безнаказанные аферы Александра Плешакова и его супруги Ольги Плешаковой. А вот это уже наталкивает на вполне определенные подозрения.
Чего в тот раз добился Плешаков? Он ловко отвлек общественное мнение от жульничества в бухгалтерии «Трансаэро», переключив внимание на «подставленного» сенатора. И заодно дискредитировал еще одного уважаемого человека – аудитора Счетной палаты России Владимира Панского, а также его сотрудников, проверяющих работу Домодедовской таможни, – избавившись, таким образом, от дальнейших проверок.
Притом, все это обошлось Плешакову весьма недорого – ведь намного дешевле дать взятку (пусть даже относительно крупную) продажному прокурору или следователю, который «все сделает, как надо», нежели платить в казну миллиардные налоги.
Напоследок отметим, что ни силовики, ни представители российского парламента, к которым неоднократно обращался Чахмахчян, даже не почесались с целью предотвратить наглый обман государства и всех граждан России. За чей счет, по сути, сегодня благоденствует, купаясь в заграничной роскоши, шайка беспринципных проходимцев, связанных родственными узами.
Мало того, теперь месье Плешаков, непонятно как избежавший уголовной ответственности, едва ли не официально числится в списке… жертв Владимира Путина. Втиснувшись в один ряд с Ходорковским, Невзлиным, Бородиным, Чичваркиным, Пугачевым и прочими «несгибаемыми борцами» за свободу собственного кармана.
Осталось только следователя Дубинского, который по какому-то недоразумению по-прежнему считает себя правоохранителем, пристроить где-нибудь на берегах Темзы, и будет всем перебежчикам счастье. В кавычках, разумеется.

Егор ПОГОДИН

Прочитано 2756 раз

Карта сайта

Сейчас 309 гостей онлайн