26.11.2013 05:54

Историк с большой дороги

Преступная схема, связанная с «левыми» поставками медицинского оборудования, будет работать до тех пор, пока остаётся на свободе её создатель и вдохновитель – главный фигурант скандального «дела о томографах», глава ЗАО «МСМ-Медимпэкс» Дмитрий Балалыкин

Когда в 2010 г. тогдашний президент России Дмитрий Медведев увидел материалы т. н. «дела о томографах», его возмущению не было предела. Действительно, кто угодно возмутится, получив информацию о том, как нечистоплотные коммерсанты, продажные чиновники и бессовестные главы региональных лечебных учреждений совместными усилиями, на протяжении многих лет, присваивали деньги российских налогоплательщиков.
Хуже всего, что наглое казнокрадство происходило под предлогом обеспечения граждан качественными медицинскими услугами – то есть, того, на чем настаивало высшее руководство РФ. «В частности, за томографы, при отпускной цене производителя от 28 до 40 млн. руб., в ряде случаев было реально заплачено 90-95 млн. руб. Учитывая, что в последние годы закупается более 150 томографов ежегодно, доказанная (но далеко не вся!) прибыль мошенников – в ущерб бюджету – составила свыше 3,5 млрд. руб.», – подсчитали журналисты.
Но даже не гигантские размеры воровства, в первую очередь, вызвали возмущение Дмитрия Медведева, а социальные последствия вскрывшихся махинаций: «Это терпеть больше нельзя. Это то, что вызывает, во-первых, дикую ненависть наших людей и, во-вторых, создает отрицательный авторитет страны», – заявил президент. После чего маховик расследования закрутился на полную катушку.

Одним из первых в поле зрения следователей попал некто Дмитрий Балалыкин, создатель и владелец компании «МСМ-Медимпэкс» – просто в силу того, что эта организация захватила изрядный кусок рынка высокотехнологичного оборудования, в основном, предназначенного для онкологических клиник и центров. Однако первые же допросы этого фигуранта дали следователям богатейшую фактуру: г-н Балалыкин не только раскрыл преступную схему, но и поведал, кто и в каких регионах и ведомствах охотно шел на неприкрытое казнокрадство.
А знал г-н Балалыкин много. Недаром мошенническую технологию, по которой работали поставщики сложного медицинского оборудования, в прессе позднее окрестили «схемой Балалыкина». В созданной им цепочке из обмана и подкупа, как в паутине, запутались представительства иностранных компаний-производителей, федеральные и региональные чиновники, целые ведомства и даже общественные организации.
Как полагают журналисты, «Припертый к стенке неопровержимыми доказательствами своей вины, Балалыкин с легкостью пошел на сотрудничество с органами. Он подробно рассказал о много лет выстраиваемой им схеме мошенничества со сложной медицинской техникой. В афере участвовало московское представительство японского электротехнического гиганта «Toshiba» в лице Андрея Рожкова, высокопоставленные сотрудники администрации президента и министерства здравоохранения. По сути, сложилось организованное преступное сообщество, во главе которого стоял Балалыкин».
Кто же этот человек, сумевший не только создать многоступенчатую схему увода средств из российского бюджета, не только воплотить ее в жизнь, втянув в преступную деятельность десятки человек, но и уцелевший при разгроме криминальной пирамиды?
На заре своей юности наш персонаж избрал себе довольно странную карьеру: окончив Российский государственный медицинский университет им. Пирогова, он начал подвизаться на ниве истории медицины. Трудно сказать, действительно ли г-н Балалыкин обладает особым талантом в этой области, или сказывается отсутствие конкуренции, но здесь ему удалось достичь многого. В этой своей ипостаси он стал дважды доктором наук, заведующим кафедрой, руководителем и членом редколлегий сразу нескольких солидных научных изданий – список титулов велик.
Более того, амбиции Балалыкина зашли настолько далеко, что он позволяет себе поучать коллег, занимающихся реальным лечением людей: «Пациент «стоит в центре» этических вопросов философии медицины, это общефилософская этика, биоэтика. Пациент – он кто? Он право имеет или он предмет для эксперимента? Конечно же, он имеет права и очень даже большие». Ну и, заодно негодует в отношении коммерциализации медицины и состояния нашего общества: «Глубоко больное. Как духовно, так и физически».
Достигшему «просветления» Балалыкину, видите ли, не тот народишко достался. А что до медицины, так он тут вообще единственный Д'Артаньян… Вот только дела, как известно, говорят громче слов: прекрасно вписавшись в «глубоко больное общество», г-н Балалыкин успешно способствует коммерциализации медицины, до пациентов же, равно как и до всех прочих граждан страны, ему дела нет.
Очевидно, сообразив, что на жизнеописаниях Авиценны и Пирогова ни дворца на Рублевке не наживешь, ни Ламборджини не прикупишь – а, видимо, хотелось, и еще как хотелось! – 24-летний юноша создает одну из первых в России компаний по поставкам высокотехнологичного медицинского оборудования – ЗАО «МСМ-Медимпэкс».
Случилось это аккурат в середине «лихих 90-х» и те, кто помнит эти времена, помнят и то, как дикий рынок перемалывал в труху не только наивных безусых юнцов, но и куда более тертых мужиков. Балалыкин же проскочил смутные времена как намыленный, и к новому тысячелетию его компания захватила изрядную долю рынка высокотехнологичного медицинского оборудования в стране.
Не исключено, что во многом преуспеянию «Медимпэкса» способствовал совершенный Балалыкиным «сильный» (с точки зрения коррупционной составляющей) ход: в 1999 г. он закончил Российскую академию государственной службы при Президенте РФ. А в 2005 г. судьба преподнесла ему поистине щедрый подарок: был принят дырявый, как старое решето закон №94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд». Вот тут-то, как в анекдоте, нашему персонажу «масть и поперла».
В следующем, 2006 г., был принят национальный проект «Здоровье», в рамках которого на обеспечение россиян высокотехнологичной медицинской помощью из федерального бюджета были выделены многомиллиардные средства. На них-то и нацелился Балалыкин со своими подельниками.
Как позже установило следствие, разработанная им преступная схема выглядела следующим образом: уже при составлении заявки об объявлении конкурса на поставку, допустим, томографа, чиновники-представители госзаказчика, явно в сговоре с одним из потенциальных поставщиков, готовили ее таким образом, что победить в конкурсе мог только этот конкретный поставщик с конкретным аппаратом.
Все прочие претенденты на контракт отсеивались под различными предлогами – невзирая на то, что подобная практика преследуется ст. 178 УК РФ «Недопущение, ограничение или устранение конкуренции» (а это – до 6 лет лишения свободы при нанесении ущерба в особо крупном размере).
Тем временем поставщик, чья победа в конкурсе уже обеспечена коррумпированными чиновниками, через подставную оффшорную фирму закупает у солидного иностранного производителя требуемый томограф по прайсовой цене. Затем этот аппарат проходит через цепочку липовых оффшорных же контор, попадая в конце концов к собственно российскому поставщику. И – вуаля! – победитель дутого конкурса торжественно передает томограф госзаказчику с внешне разумной маржой.
По бумагам такого поставщика пожалеть бы: за копейки работает. На деле же, пресловутое оборудование достается государству по цене в 2-3 раза выше, чем у производителя, и значительно дороже, чем могли бы предложить иные поставщики.
Естественно, обстоятельства иногда вносили в эту схему разнообразные изменения. Иногда при утверждении цены в госзаказе чиновники отправляли официальные запросы не только ЗАО «МСМ-Медимпэкс», но и его конкурентам. Вот только отчего-то, как установили впоследствии арбитражные слушания, подобные запросы до фирм-конкурентов не доходили (скорее всего, они туда в реальности и не были отправлены). А иногда вместо собственно «Медимпэкса» к конкурсу допускались компании с другим названием – но, при ближайшем рассмотрении, за спинами этих подставных конторок явственно маячит фигура все того же Балалыкина и его компаньонов.
В этой истории нельзя не обратить внимания еще на один аспект. Говорят, г-н Балалыкин к месту и не к месту похваляется своими неимоверными связями. Это, очевидно, полностью соответствует действительности: часть этих «связей» вскрылась в ходе следствия и (об этом позже) была нейтрализована.
Но была, а, возможно, и осталась, другая их часть. По крайней мере, крайне трудно объяснить, отчего, когда нагло выброшенные из конкурсов конкуренты «Медимпэкса» обращались в региональные комиссии Федеральной антимонопольной службы – органы, предназначенные следить за соблюдением закона и обеспечением честной конкуренции – те частенько принимали решения в пользу Балалыкина и коррумпированных чиновников.
Не нравится? Идите в суд! Но, пока суд да дело, – и конкурс прошел, и подельники радостно пересчитывают государственные денежки в своих карманах. Лишь после раскрутки уголовного «дела о томографах» в верхах ФАС спохватились, и в 2010 г. чохом ликвидировали результаты подобных «торгов» сразу в 12 (!) регионах.
Странным образом натыкаются на активное сопротивление и попытки оппонентов «Медимпэкса» апеллировать к мнению экспертного сообщества. Здесь на страже интересов Балалыкина не щадя сил бьется Российская ассоциация терапевтических радиационных онкологов (РАТРО) во главе с Андреем Черниченко.
Кстати, нельзя сказать, чтобы его коллеги безоговорочно поддерживали своего президента. Например, в материалах к 6-й научно-практической конференции клинической онкорадиологии содержалось такое мнение: «Г-н Черниченко практически сразу полностью узурпировал власть, при этом вместо решения стратегических задач развития радиационной онкологии в стране, он под прикрытием должности занимался открытым лоббированием интересов МСМ. Фактически Андрей Вадимович превратил РАТРО в придаток МСМ».
 Между тем, сколь веревочка ни вейся, а конец будет. С подачи Балалыкина следствие вскрыло широчайшую коррупционную сеть, охватившую Екатеринбург, Ярославль, Омск, Ульяновск и другие города и регионы страны.
Следствие и суд изрядно проредили и ряды федеральных чиновников высокого ранга: пошли под суд начальник Главного военно-медицинского управления минобороны РФ Александр Белевитин, его зам Алексей Никитин и директор компании «Директор единого заказчика застройщика Росздрава РФ» Вадим Можаев.
Руководитель ФГУ «Федеральный медцентр Росимущества» Ляйля Торопеева своего часа дожидаться не стала, и исчезла в неизвестном направлении (говорят, ее следы стоит поискать в Ницце или Дубае – и там и там ушлая чиновница давно обзавелась недвижимостью).
Куда меньше повезло начальнику департамента Контрольного управления администрации президента Андрею Воронину и замминистра здравоохранения Алексею Вилькену – им пришлось сменить уютные кресла на жесткие нары. Отправился за решетку директор конкурирующей с МСМ компании «Росслин медикал» Леон Зильбер. И только г-н Балалыкин чудесным образом вышел сухим из воды, оставшись не только на свободе, но и «при своих» должностях и конторах.
Если читатель полагает, что на этом история эпической аферы, длившейся больше трех лет, закончена, то это – жестокое заблуждение. Уже в этом году грянул очередной скандал, и даже еще более отвратительный, чем простое воровство бюджетных денег.
В минувшем августе группа сотрудников Самарского областного клинического онкологического диспансера (СОКОД) обратилась к президенту РФ Владимиру Путину с письмом, в котором не только фигурирует ЗАО «МСМ-Медимпэкс» и описана уже знакомая нам мошенническая схема, но и приводятся куда более тревожные факты.
Онкологи пишут: «Для СОКОД в октябре 2012 г. был закуплен и в декабре 2012 г. установлен медицинский линейный ускоритель «Elekta Synergy» (поставщик – ЗАО «МСМ-Медимпэкс»). Стоимость оборудования по госконтракту составила 160 млн. руб.
На момент определения победителя открытого конкурса, было 2 участника, однако одного из них (ООО «Первая медицинская компания»), предложившего оборудование «Varian», которое соответствовало всем требованиям, с заявки в 127 млн. руб. по формальным причинам отклонили от участия.
По причине несоответствия техническому заданию и невозможности интеграции в комплекс радиотехнического оборудования в СОКОД, линейный ускоритель «Elekta Synergy» бездействует уже 8 месяцев. При этом очередь ожидания онкологических пациентов составляет более месяца…
В августе 2013 г. состоялся еще один конкурс. Победила компания «Юникс», предложившая линейный ускоритель за 125 млн. руб. На этапе заключения контракта решением главврача СОКОД А. Орлова заявка компании «Юникс» была исключена, а контракт вновь был подписан с компанией «МСМ-Медимпэкс», предложившей линейный ускоритель «Elekta Synergy» стоимостью 155 млн. руб., все так же неспособный быть интегрированным в радиотерапевтический комплекс.
Таким образом, имеет место перерасход средств госбюджета на 64 млн. руб., а также оснащение крупного онкологического центра оборудованием, которое не будет функционировать»… (конец цитаты).
Вот так, и никак иначе. Вопреки пафосным словам о стремлении внедрить в стране передовые «интеллектуальные технологии, позволяющие решать весь спектр инженерно-технических, медико-физических и клинических задач, стоящих перед онкологическими клиниками», г-н Балалыкин, обзаведясь новыми подельниками (которых, без сомнений, он вновь сольет со всеми потрохами при первом удобном случае – не привыкать), теперь втридорога «впаривает» государству абсолютно бесполезное в данном случае оборудование.
Пациенты же, которые, по его словам, «право имеют», тем временем испытывают жестокие страдания, а то и вовсе уходят в мир иной. Пожалуй, это – единственное неоспоримое право, оставленное им циничным историком медицины.
Мы не беремся судить, насколько профессиональным ученым является Дмитрий Балалыкин. Однако тот факт, что он уже вписал свое имя в современную историю российской медицины, представляется несомненным. Только история эта – насквозь криминальная.

Роман НОТОВ

Прочитано 4495 раз

Карта сайта

Сейчас 353 гостей онлайн