27.07.2016 07:54

Полуживая мертвечина

Правозащитница Людмила Алексеева выступила с очередным русофобским интервью

Чем обычно занимается нормальная престарелая (если, конечно, можно говорить о полной «нормальности» в столь преклонном возрасте) женщина на 90-м году жизни? Правильно, кротко и богобоязненно готовится к уходу в мир иной. Никого не беспокоя, кроме своего духовника и самых близких людей, порою с грустью (а иногда – и с плохо скрываемой радостью) задумывающихся о грядущей дате похорон.
Правда, председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева – явно не из категории перечисленных выше особ. Ибо она умудряется «удружить» России (и, в первую очередь, русским; возможно, комиссарское происхождение покоя не дает: по отцу она Славинская, а по деду и вовсе неизвестно кто), даже ступив иссохшей ногой на веющий могильным холодом смертный одр. 
В последние годы г-жа Алексеева все реже появляется на публике. Старая каракатица – как называет ее в узких кругах еще один «правозащитник», глава движения «За права человека» Лев Пономарев, который давно спит и видит себя на месте неуемной бабульки – в основном сидит безвылазно в своей роскошной квартире в центре Москвы. Но вот ее слабеющие пальцы пока еще в силах нажимать на кнопки телефона, а она сама – скрипучим голосом отвечать на звонки западных журналистов.

На сей раз, ей позвонил некто Давид Аксельрод – из американского издания «Крым.Реалии».
– Вы – крымчанка, родом из Евпатории. Испытываете ли вы переживания за Крым, за людей, которые здесь проживают, поскольку тут сейчас крайне неспокойная обстановка?
– Больше всего я переживаю за крымских татар. Мы, московские правозащитники, помогали им в 60-х годах, и сохранили дружбу до сих пор. Я очень сочувствую этому народу и очень его уважаю.
Прим. авт. Помнится, несколько лет назад на какой-то пресс-конференции г-жа Алексеева, отвечая на вопрос о том, почему либеральные правозащитники не обращали внимания на многочисленные нарушения прав русских в дудаевской Чечне (включая убийства, изнасилования и массовый отъем жилья), лицемерно потупив выцветшие глазки, заявила, что, мол, «мы просто не знали тогда обо всех этих нарушениях».
Сегодня та же Алексеева (интересно, кем все-таки был ее предок? ведь незадолго до ее рождения всех приличных людей в Крыму перестреляли большевики) сокрушается (на что был намек в преамбуле интервью) из-за арестов членов террористической группировки «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Невзирая на то, что эти бородатые «праведники» открыто выступают за создание всемирного халифата.
Да, на словах – мирным путем. Но кто же когда-нибудь видел, чтобы у исламистов получалось что-либо без кровавой войны и прилюдного отрезания голов?  
– Вы не могли бы охарактеризовать ситуацию с правами человека на полуострове?
– Нужно прекратить преследования представителей крымско-татарского народа. Это – коренное население Крыма, и им необходимо предоставить особо благоприятные условия для жизни на исторической родине. Всем людям, чьи права были нарушены, мы готовы оказать помощь.
Прим. авт. С чего вдруг Алексеева взяла, будто бы какой-то народ, проживающий на территории России, должен иметь «особо благоприятные условия» в сравнении со всеми остальными? Или пресловутое равенство, декларируемое «правозащитниками», имеет отношение лишь к некой избранной группе народов – например, к тем же крымским татарам, самозваные лидеры которых ориентируются на Турцию, а то и на средневековый халифат?
– Говорят, в целом по России дышится гораздо свободнее, чем в Крыму. Это мнение оправдано?
– Я думаю, да. Крым – это не Москва и не Санкт-Петербург. Даже несмотря на то, что большинство населения в Крыму – русские, он остается особой зоной, требующей особого внимания со стороны правозащитников.
Прим. авт. Отметим, с каким нескрываемым презрением, лишь слегка завуалированным напускной политкорректностью, г-жа Алексеева в очередной раз высказалась о крымском большинстве. Мол, эти русские, хоть и твари дрожащие, которых я уважаю намного меньше «коренного» населения (хотя, кто там коренной – еще вопрос), а тоже право имеют… 
– Крымско-татарский Меджлис признан экстремистской организацией. Есть ли у его представителей способы реальной защиты?
– И запрет Меджлиса, и запреты собраний крымских татар вызывают такое возмущение, что даже слов нет. Тут же надо сказать про запрет на въезд в Крым Мустафе Джемилеву и другим активистам. Джемилев жизнь положил за то, чтобы крымские татары смогли вернуться в Крым, отсидел много лет. Это колоссальное, бессовестное нарушение его прав и прав всего народа иметь признанного лидера.Крымские татары – договороспособные люди. Их нельзя наказывать за то, что они – крымские татары…

Прим. авт. Поразительно, с каким размахом Людмила Алексеева передергивает факты. Попробовала бы она «договориться» с папашей г-на Джемилева, который, как сообщают СМИ, во время войны состоял на службе у нацистов – сразу оказалась бы в Бабьем Яру. В виде трупа, разумеется, – раздетая догола и с пулей в не обремененной мозгами голове.
Что же касается запрета Джемилеву (кстати, вору-форточнику, отсидевшему, в том числе, срок за изнасилование) на въезд в Россию, то, напомним, он сам отказался от гражданства РФ. А стало быть, российские власти на вполне законном основании не пускают Джемилева в Крым, где он создал, по сути, этническое ОПГ, а заодно – сильно разбогател, возомнив себя бахчисарайским султаном. (Посмотрите, какой дворец отгрохал себе «бескорыстный» борец за народные права).   
Попробовал бы какой-нибудь бесцеремонный иностранец публично выступить за присоединение штата Техас обратно к Мексике. Неужели власти США погладили бы такого деятеля по головке, а не вышвырнули бы пинком под дряблый зад? Г-жа Алексеева сама ведь – американская гражданка: у нее и сыновья (от первого брака) там живут, и тело своего второго мужа, умершего в Москве в 2006 г., она эксгумировала и перезахоронила в США (дабы ничто не связывало ее с Россией). Казалось бы, ей лучше знать; но – по-прежнему не унимается.
Да и кто, скажите на милость, преследует в России крымских татар за их национальность? Похоже, г-жа Алексеева – под влиянием прогрессирующей болезни Альцгеймера – перепутала весь народ с кучкой бандитов, исламистов и протурецких сепаратистов, которых и впрямь жестко «прессуют», и поделом.

– Складывается впечатление, что деятельность правозащитников в Крыму носит декларативный характер…

– Понимаете, у правозащитников, как и у 14% населения, не кричавшего «крымнаш», присутствует скепсис по отношению к людям, которые рвались из более свободной страны – Украины – в менее свободную Россию. По национальному признаку ли, по причине веры в то, что в России пенсии больше, либо по какой-то третьей причине, не знаю…

Прим. авт. Г-жа Алексеева снова изобразила вселенское неведение: не знает она, видите ли, по какой причине русские жители Крыма «рвались в несвободную Россию». Хотя, быть может, дело здесь как раз в том, что им не хватало свободы в чужой стране, гражданами которой они оказались не по своей воле?
Впрочем, насчет «декларативного характера» правозащитной деятельности – в самую точку. Как говорится, помелом трепать – не западные гранты до седьмого пота распиливать…
Итак, что мы имеем в итоге? Подборку ангажированных вопросов, ни на один их которых г-жа Алексеева толком не ответила. Зато – вдоволь потопталась по стране, где родилась и «заработала» немалые доходы – не только на гробовые хватит, но и правнукам останется. Которые ее там же, в Америке, и похоронят. Может, оно и к лучшему: издалека не так будет смердеть. 

Прочитано 607 раз

Карта сайта

Сейчас 200 гостей онлайн