15.10.2014 13:20

«Новороссию» необходимо ликвидировать

Пока она не превратилась во вторую нацистскую Абхазию или бандитское Приднестровье

Александр ЗахарченкоОднажды я ехал в московском такси с коллегой-еврейкой. Достаточно образованной, и даже умной (насколько вообще могут быть умными женщины).

И все бы ничего, да вот только таксист – по виду, обрусевший татарин, по речи – неумный и необразованный (не в укор татарам, ибо глупость, увы, – понятие интернациональное), – весьма ожидаемо завел разговор, от которого мне всегда становится не по себе. Типа, про «дружбу народов», которой якобы славился «могучий Советский Союз» – напомню, настолько «могучий», что, когда он разваливался в прах, никто не вышел на улицы его защищать.

И дело здесь даже не в том, что никакой «дружбы народов» не может быть по определению, ибо и в пределах одного народа люди могут быть смертельными врагами. А в том, что та советская реальность, в которой жил я (а жил я на периферии – в столице одной из северокавказских республик, искусственно «нарезанных на карте» большевиками), разительно отличалась от тех благостных картинок, которые рисовались в фантазиях не очень вдумчивого таксиста, выросшего в сытой, безмятежной и благополучной Москве.

Но вот чего я никак не ожидал, так это что моя коллега-журналист вдруг окажется не на моей стороне. Раньше я как-то не замечал у нее особой любви к мрачному коммунистическому прошлому. Напротив, она то и дело отзывалась о нем нелицеприятно. А теперь – словно прорвалось.

Оказывается, в те времена (70-е и 80-е годы) она была безмерно счастлива. Почему? Допустим, она вспоминала о том, как «все мужчины в центре Тбилиси» – те, которые за рулем – сигналили ей, а некоторые останавливались и восхищенно кричали из окошек, когда она переходила дорогу (причем, наверное, переходила в неположенном месте, раз кому-то приходилось останавливаться). А также – то, что в любом крупном городе СССР, «в любое время дня и ночи» (!), она чувствовала себя «спокойно и безопасно».

Я начал было рассказывать, что все это великолепие, и особенно – касающееся крупных городов, очень сильно отличалось от рядовых советских будней: я-то ведь прекрасно помню о жестких конфликтах на «национальных окраинах», когда дело нередко доходило до массовых драк и поножовщины с летальным исходом. (Хорошо, если кто-то скоропостижно умирал от проникающего ранения, а ведь иногда могли и голову отрезать, да еще и подбросить ее родственникам на порог).

Но – мои слова как будто утекали в зияющую пустоту. Мне просто не поверили – как не верят нетрезвому бомжу, выпрашивающему подаяние на помощь больному ребенку.

Единственное, что заставило мою собеседницу слегка призадуматься, – когда я сказал, какой ценой русским приходилось обеспечивать порядок на огромной территории Союза, населенного множеством народов, многие из которых, как тогда было принято считать, «совершили рывок от феодализма к социализму, минуя капитализм». (Правда, я бы сюда добавил, что для кое-кого из них и феодализм показался бы венцом общественного развития).

Если точнее, я имел в виду, что, пока русские – жестоко, коварно и беспощадно (многовековой опыт научил) – подавляли бунты прибалтийских, кавказских, закавказских, украинских, среднеазиатских и прочих националистов, стремящихся из Союза свалить (хотя они свалили бы от нас при любом раскладе, что и произошло 23 года назад), ежегодно теряя солдат, правоохранителей, да и просто тех, кто кому-то не понравился своим русским происхождением, в государстве худо-бедно, не без уродливых реверансов в адрес «титульных наций», но все-таки поддерживался относительный порядок.

Однако затем, сказал я, русские устали от всего этого «порядка», и не только без боя, но и с облегчением избавились от огромной, аморфной и бестолковой массы псевдо-государств, многие из которых (скажем, та же Украина) были придуманы и взлелеяны большевиками за наш счет и нашу кровь. И если вы хотите возвращения счастливых времен, когда можно было дефилировать по ночному Тбилиси в мини-юбке (в чем, конечно, у меня возникают сомнения), то для начала – пошлите в армию своего сына, который, 100%, от службы «откосил», комфортно отсиживаясь (ну а где же еще) в Москве, которую многие презирают на словах, но куда так многие стремятся, и я их отлично понимаю.

Кстати, я не раз вспоминал этот разговор, когда на Украине началась война (которой не ожидали разве что сами украинцы – что есть самый первый признак несостоятельности и незрелости «украинской нации», рассчитывавшей «на халяву», без последствий для себя пренебречь стратегическими интересами большого и сильного соседа), и когда мои знакомые (не только журналисты) постоянно подначивали меня вопросом: как скоро я туда поеду, чтобы привезти «забойный» репортаж.

Я отвечал им, что это – не моя война, что с меня хватит, и что-то еще в том же духе. (Замечу, что только один человек из тех, кто презрительно морщил носы, услышав мой ответ, один-единственный раз побывал на войне). Да мне и не надо туда ехать – ведь я там не раз уже бывал (и в Донецке, и в Луганске), и того, что я там увидел, мне вполне хватило, чтобы составить впечатление о том, что случится позднее, в период заварушки-2014.

Честно признаться, я не остался в восторге от увиденного. Выйдешь вечером на улицу – впечатление, будто оказался где-нибудь в московских Кузьминках или Текстилях (так сказать, районах эконом-класса), или, еще хуже, в Липецке, Рязани или Воронеже, где на тебя бросают хмурые похмельные взгляды, и готовы если не зарезать, то уж точно обчистить карманы, ударив по голове, если откажешься с ними выпить – за мои кровные деньги, которые эти аборигены по какой-то, неведомой мне причине, считают своими.

Впрочем, война войной, а недавно, просматривая новости, я прочел такую информацию:

«7 октября сайт Думы Астраханской области был взломан, и на нем было размещено «Обращение чрезвычайного комитета» о выходе из состава России и создании Нижне-Волжской Республики. Сообщалось, что в состав комитета входит «командующий народным ополчением» Игорь Стрелков.

«Над нашей землей нависла страшная угроза. Преступная политика федеральной власти поставила страну на грань катастрофы. Власть утратила кредит доверия. Безответственные и безнравственные авантюристы, беспринципные воры давно не заботятся о правах, свободах и благополучии граждан. На смену энтузиазму приходят отчаяние, апатия, безверие и равнодушие», – подчеркивалось в «обращении» (конец цитаты).

Впоследствии прокремлевские СМИ списали всю эту напыщенную белиберду на забавы украинских хакеров. Не знаю – может, они и правы: на Украине, если кто не знал, хватает мастеров, способных взломать не только жалкий (на защите наверняка сэкономили – как всегда, украв бюджетные деньги) сайт провинциальной российской думы, но и, предположим, сайт Минфина США, курируемый спецслужбами. С другой стороны, и в России хватает доморощенных сепаратистов, порою выступающих в самых абсурдных ипостасях.               

Само собой, заклинания о несуществующей «катастрофе», «утраченном энтузиазме» (!) и якобы поруганных «правах» и «свободах» меня нимало не затронули (ибо в России сейчас столько свободы, что поневоле чешутся руки ее слегка придушить). Меня насторожил контекст, в котором был упомянут небезызвестный Игорь Гиркин-Стрелков – экс-министр обороны «Донецкой Народной Республики».

Про Стрелкова ходят разные слухи. Одни говорят, что он – самовлюбленная бездарь в военном отношении, заурядный реконструктор белогвардейских баталий, помешанный на чувстве собственной исключительности. Другие утверждают, что этот человек, как и всякий вменяемый монархист, не лишен представлений о чести и порядочности.

Лично я склоняюсь к тому, что он уж точно не допустил бы позорящего всех русских «парада» в Донецке 24 августа – с публичным прогоном, под непристойное улюлюканье, украинских военнопленных по городской площади. (Подлый и унизительный «парад» устроил некто Александр Захарченко – ничтожный электромеханик, пришедший к власти после отъезда Стрелкова с Украины; уже за одну эту средневековую гнусность надо гнать Захарченко отовсюду с волчьим билетом).

Как бы то ни было, все чаще возникает ощущение, будто кто-то в России усердно старается подставить Игоря Стрелкова. Что, в частности, признает и писатель-шовинист Александр Проханов (ему видней) в интервью эстонскому интернет-изданию Postimees:

«Он (Стрелков) обижен на Суркова [советника Путина по делам Украины], и на многих других [в Кремле]. Я уверен, что определенные круги подогревают его обиды. Те, что хотели бы сделать из него нового национального героя России…» (конец цитаты).

Что ж, посмотрим правде в глаза: военные люди далеко не всегда хорошо разбираются в политике. Одно дело – поле боя (или штаб-квартира, закрытая от внешнего мира), и совсем другое – реальная жизнь, в которой – что, кстати, абсолютно правильно и логично – военные (в просторечии – «сапоги») обычно не играют никакой значимой роли.

У армейских, вообще-то, совсем другие задачи. И горе той стране, когда власть в ней захватывают военные: из правителя такого государства обязательно получится Пиночет, Хусейн или Каддафи или какой-нибудь еще «черный полковник», который заведет в тупик и страну, и самого себя. (Частичное исключение из этого правила – генерал Де Голль; да и тому очень сильно повезло, что против его провальной политики в 1968 г. вышли бунтовать субтильные парижские студенты, а не брутальные головорезы из ливийской пустыни, как против Каддафи в 2011-м).

Тем не менее, г-ну Стрелкову – к счастью для него и для России – вряд ли когда-либо суждено подняться выше того положения, которое он занимал в т. н. ДНР. А вот сомнительный «подвиг» полковника Владимира Квачкова, оказавшегося за решеткой по обвинению в подготовке вооруженного мятежа, он вполне может повторить. Если, конечно, не перестанет тесно общаться с профессиональными провокаторами (типа того же Проханова) и «патриотическими» маргиналами (несть им числа), намеревающимися обустроить в «Новороссии» ублюдочный вариант «русского национального государства».

Что случилось с Квачковым? А то, что он, отсиживаясь в теплом кабинете Генштаба, возомнил себя спасителем России «от власти евреев и олигархов», в результате чего сымитировал (если это не так, тогда придется признать, что Квачков – полный профан в военной науке) покушение на Анатолия Чубайса.

Пиар, в итоге, г-н Квачков получил ошеломляющий. Позднее, закрепляя свои «достижения», он учредил движение «Пара Беллум» (совместно с бывшим коми-националистом Юрием Екишевым) и «Народное ополчение имени Минина и Пожарского». На чем и погорел, разъезжая по стране и подговаривая отставных военных устроить «освободительный поход на Москву».

Сейчас он всячески оправдывается, утверждая, будто дело против него сфабриковано спецслужбами. Мол, собирались тихие безобидные старички, и под водочку с огурчиками обсуждали былые приключения, а их вдруг «замела» кровавая гэбня. Оно и понятно: сидеть-то не хочется на старости лет. Но вот что мне однажды рассказал бывший соратник генерала Лебедя, лидер движения «Честь и родина» полковник Владимир Петров

«Квачков всегда хотел власти. Помню, нас с ним познакомили, и он тут же отжал себе «Народное ополчение», которое мы создавали. Потому что ему денег тогда дали, много денег. Он по регионам ездил, и всегда у него пачка крупных купюр с собой была. Новые телевизоры покупал и нуждающимся офицерам дарил.

Мы не поверили: неужели из своей скромной пенсии? А потом оказалось, что ему давала деньги американская секта… (на самом деле, не секта, а раскольническая Российская православная церковь – РосПЦ, базирующаяся… в США; согласитесь, неожиданный финт для ядреного «русского патриота» – прим. авт.).

Кроме того, он ведь полгода с Ходорковским в одной камере сидел. А у этих людей как: потом можно попросить, и тебе не откажут. Может, он и у Ходорковского брал. Но денег у него было много, это точно. И с ним тогда крутился этот, как его… Екишев, который, судя по всему, Квачкова и сдал. Потому что Екишева никто [к уголовной ответственности] не привлекал, хотя он считался главным соратником Квачкова. Но ведь так же не бывает!

Что делал Квачков? Мне ребята звонили из регионов, и просили: уберите отсюда этого попа Гапона. Потому что Квачков собирал офицеров, рассказывал им о том, как надо делать революцию, выуживал ответы и записывал всю беседу на диктофон. Зачем он это делал, ума не приложу. Вот эти записи, как я слышал, и попали потом в руки ФСБ. Подставил он всех…» (конец цитаты).

Я пока не думаю, будто Игорь Гиркин падет столь же низко. Однако, меня насторожило его «обращение», которое он монотонно зачитал с листа на своей московской пресс-конференции 11 сентября. То самое, где, с одной стороны, он выступил в поддержку Владимира Путина, а с другой – заклеймил позором «предателей», заключивших Минские договоренности с правительством Украины.

И эта странная двойственность суждений (как будто он не понимал, что переговоры в Минске прошли именно по инициативе Путина, а вовсе не по произволу каких-то ренегатов, и тем более не по уговорам махрового, до тошноты, белорусского националиста Александра Лукашенко, всегда примазывающегося к чужой славе) уже позволила некоторым особо рьяным «патриотам» заявлять о том, что Игорь Стрелков якобы является чуть ли не иконой «народного сопротивления путинскому режиму». Невзирая на то, что г-на Гиркина, де-факто, вынудили бежать на родину не мифические предатели из «5-й колонны», а местные, украинские «ополченцы» – не без участия того же Александра Захарченко, ловко усевшегося в кресло «премьер-министра» ДНР.

То есть, наши «героические новороссийские братья» давно ожидали возможности избавиться от Стрелкова и, в конце концов, своего добились. Спасибо, не убили – как у них исторически принято, выстрелив в спину – хотя, все к тому стремительно близилось.

Так что, по большому счету, г-ну Стрелкову лучше держаться подальше от политики. И жив останется, и без наручников на запястьях. А заодно, и «Новороссию» – в том виде, в котором она существует сейчас – необходимо ликвидировать. И чем быстрее, тем лучше. С той целью, чтобы она не успела превратиться в выморочное квазигосударство – например, во вторую нацистскую Абхазию или бандитское Приднестровье.

Поскольку, если превращение все-таки произойдет (а оно уже происходит устрашающими темпами), то справиться с этим террористическим гнойником, куда в наши дни ринулись неонацисты, уголовники, садисты, мародеры и прочие выродки со всего мира, будет несоизмеримо труднее, нежели сегодня…

Константин Макарычев

Прочитано 2000 раз

Карта сайта

Сейчас 214 гостей онлайн