06.12.2013 15:39

Колобок-лохотронщик и тюремные сухари

(сказка строгого режима)

Не в тридевятом царстве, не в тридесятом государстве, а вовсе даже в нашем лесу жил да был Колобок. Ну как – «жил»? Живет и сейчас. И, надо сказать, довольно неплохо живет. Кто и когда его на наши головы по амбарам намел, да по сусекам наскреб – это нам сейчас неважно. А важно, что ушлый этот Колобок без стыда и совести как сыр в масле катается за счет нашего с вами здоровья.
Завелся Колобок в нашем лесу еще в те времена, когда зверь зверю был друг, товарищ и брат. Катался себе туда-сюда, и рос, как рос, и жил, как жил. Делать, правда, ничего не умел и не желал. Одно ему далось с малолетства: язык без костей. Вот он и трещал им, надуваясь и делая умный вид. По этой примете Колобка еще Балалайкиным прозвали…
Долго ли, коротко ли, а случилась в лесу перестройка. Колобок, как на грех, неправильную профессию себе выбрал: историка медицины. Думал, там медом мазано – делать-то ничего не нужно, знай балаболь себе. А тут смотрит: кабаны на «Мерседесах» раскатывают, лоси дворцы себе в Рублевской роще строят, а он со своими монографиями про хирурга-филина и крота-гинеколога вроде и не нужен никому.
Подумал Колобок, подумал и понял, что так дело не пойдет. Решил бизнесом заняться. Купит в соседнем лесу хитрый аппаратик для доктора Дятла за десять шишек, а Дятлу ее за пятнадцать впарить пытается. Ну, иногда получалось.

Дело, однако, шло ни шатко, ни валко, а потому Колобок по основной профессии подрабатывал, преподавал историю профессии студентам-медикам. Званиями обзавелся, завкафедрой стал, в редакции солидных научных журналов пролез. Да все как-то не хватало ему на раздольное житье.
Между тем дурная перестройка в лесу закончилась. И вместо Борова, которому вообще ни до чего дела не было – только брагу подавай, к власти пришел Медведь.
Огляделся Медведь, и говорит: «Неправильно живем, братцы! Звери у нас как мухи дохнут, а мухи, наоборот, процветают. Отныне мы из общего лесного бюджета будем ежегодно выделять по пять мешков шишек на приобретение необходимой медицинской техники».
Как услыхал Колобок такие речи, так чуть не убился, от радости прыгая до потолка. Попрыгал, попрыгал, а потом сел, да призадумался: «Оно, конечно, теперь мои аппаратики можно и втридорога впаривать – возьмут, никуда не денутся, коль сам Медведь приказал! А вот как бы так сделать, чтоб конкуренты под ногами не путались?».
И ведь придумал! Укатится, бывало, в глухой лесной угол, найдет там Мышку-побирушку, которая в местном облздраве закупками заведует, и ну ее уговаривать: «Ты, Мышка, заявку так составляй, чтобы кроме моих аппаратиков ни один по закупочному конкурсу не проходил. А буде сунется какой умник с таким же аппаратиком – ты его отшивай. Ну, там, запятую в заявке не в том месте проставь, аль еще какую причину придумай. А я тебя отблагодарю целой шишкой, тебе с мышатами на всю зиму грызть хватит…».
Мышка-то боится, ясен свет, попискивает: «Да ведь посодют!!!», но Колобка-то недаром Балалайкиным прозвали, уговорит! «Ты, – балаболит, – не боись! За мной и Кошка в Минздраве, и Жучка в Минобороны, и Внучка в ФГУ «Федеральный медцентр Росимущества», и Ворон в Администрации Самого, а еще и дедка с бабкой не скажу где! Смекаешь, какая банда? Кто нас тронет?».
Так вот уболтает Мышку, та и шестерит-старается. Ну, как же! Из самого лесного центра Колобок-то, да еще с такими связями. А шишки, опять же, никогда лишними не бывают. Если они не государственные, конечно – эти-то считать не стоит. Лес большой, не обеднеет, чай.
Колобок, найдя свое призвание, подсуетился и открыл пяток оффшорных фирм – из числа тех, что за одним столом толпой умещаются, да еще и место остается. Купит в соседнем лесу хитрый аппаратик за десяток шишек от имени одной такой конторки, да через остальные прогонит – а последняя в цепочке уже колобкову Медимпэксу товар продает.
Само собой, фирмочки хоть и дутые, а наценку делают. В это же время Мышка-побирушка в глухом лесном углу конкурс провела, победителя – Балалайкину контору – определила. И вот Колобок Балалайкин торжественно передает аппаратик облздраву, а все вокруг плачут от умиления: по бумагам-то Медимпэкс всего-то три зернышка себе взял, даром что аппаратик лесу аж в три десятка шишек обошелся!
Так вот и зажили… и всем хорошо – и мышкам, и кошкам, и жучкам, и внучкам… Зверью лесному, правда, худо со всех сторон: грабят его, морят дурным лечением, а сделать ничего нельзя, поскольку формально все по закону. Но кто о простом зверье-то думать будет? Пусть благодарят, да в ножки кланяются, что теперь и им хитрые аппаратики доступны стали.
Но лучше всех, конечно, Колобку. Заматерел наш Балалайкин, раздался вширь. Уже не катается шариком, как бывало, а переваливается с боку на бок. Да еще вдохновение в нем прорезалось: «Пациент – он кто? Он право имеет или он предмет для эксперимента? Разумеется, он имеет права, и очень даже большие», – внушает Колобок врачам. Заодно и лес ругает почем зря: «Наше общество глубоко больное. Как духовно, так и физически». Мол, вы, зверье лесное, кто такие? Мелочь, с высоты Балалайкиного взгляда.
Вот так оно и шло – год, и два, и три. Шло бы и дальше, да только шила в мешке не утаишь. Не всем зверям наглый колобковский бизнес нравился, кое-кто начал нехорошие вопросы задавать – отчего это лес за хитрые аппаратики три цены переплачивает? Дошло и до самого верха (не иначе, Дятел настучал).
В те поры Медведь на низовую работу ушел, а на хозяйстве Медвежонка оставил. Только и Медвежонок, как про эти фокусы услышал – заревел не хуже матерого, даром что молодой: «Такого, – говорит, – мы терпеть не станем! Это вызывает ненависть всех зверей и подрывает авторитет нашего леса!».
Вскоре после того катится себе Колобок по лесной тропинке, вдруг – прыг-скок! – выскакивает перед ним оперативник Заяц: «Пройдемте, гражданин!». Колобок было по своей привычке балаболить начал: «Да ты на кого батон крошишь, начальник? Да за мной кого только нет! И мышки, и кошки, и жучки, и внучки!!!». Только Заяц ему – «Ша, гражданин, не нервничайте. Разберемся». И потащил к следователю Волку.
Посмотрел Волк на Колобка и спрашивает: «Так и так, гражданин Колобок: выяснили мы, что конторка ваша хитрые аппаратики по всему лесу поставляет, да еще и втридорога. Не расскажете ли, как так вышло?», – и зубами клацнул для убедительности.
Тут с Колобком нехорошо сделалось. Мокро под ним стало и душок по лесу пошел. Запел он, как не пел никогда в жизни – все рассказал и про всех. Бедный Заяц все лапы сбил, таская в суд фигурантов дела.
Посадили целую стаю мышек, нескольких кошек и Жучку из Минобороны. Внучка из ФГУ «Федеральный медцентр Росимущества» умнее всех оказалась: как только услыхала, что Волк Колобку Балалайкину вопросы задает – рванула из леса так, что лишь пятки сверкнули… ищи теперь ветра в поле. А вот Ворон из Администрации Самого сменил-таки просторный вольер на тесную клетку. Да что Ворон! Многие солидные звери поменяли фуагра на диету из тюремной баланды…
А что сам Балалайкин, спросите вы? А ничего. Он же со всех сторон абсолютно круглый – как его посадишь? А может, таинственные дедка с бабкой пособили – только несажаемый он. Так и переваливается себе по лесным дорожкам, проповедует зверям хорошее поведение.
Ну, и делишки свои обделывать не забывает. Нашел новых мышек-побирушек и за старое принялся. Да ведь еще что! Наглее прежнего стал: недавно вон впарил в глухом лесу пару хитрых аппаратиков мало того, что втридорога, да еще и для местной лечебницы абсолютно бесполезных!
Двойная подлость Балалайкина еще и в том заключается, что его хитрые аппаратики предназначены для диагностики и лечения болезней, от которых лесные звери умирают долго и мучительно. Аппаратики-то поставлены, шишки потрачены, а больные как мучились и помирали, так и продолжают мучиться и помирать.
Но Колобку все как с гуся вода. Звери в лесу уж думают ему погоняло сменить с Балалайкина на Несажашку. Только Ванька-неваляшка против: боится, что их путать будут, а он-то честный.
Впрочем, есть еще надежда, что прокурор Лис наконец-то проснется и пустит Колобка Балалайкина на тюремные сухари. А вы как думаете?

От редакции. Судя по всему, прототипом этой сказки стал владелец московской компании «МСМ-Медимпэкс», фигурант громкого «дела о томографах» Дмитрий Балалыкин, замешанный в недавнем скандале с поставками медицинского оборудования по завышенным ценам  в самарский онкологический центр.

Прочитано 4834 раз

Карта сайта

Сейчас 287 гостей онлайн